Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Кто из известных россиян тайно служил разведке

Человек щедрый и широкий, эрудированный и мир повидавший, он не собирался заточать редчайшие экспонаты в своей квартире. Вишневский передал толстенный альбом в дар одному из учебных заведений, где готовят людей его профессии.
13 сентября 2020 года Виктору Анатольевичу исполнилось 88 лет. И с его разрешения часть раритетов и их копий были переданы на время в мои руки. Так что считаю полковника Виктора Вишневского соавтором этой статьи.
Хрестоматийные примеры
Первым номером в списке рассекреченных знаменитостей стала известная писательница, автор множества книг о Ленине, общий тираж которых составил 21 миллион 642 тысячи экземпляров, Зоя Ивановна Воскресенская.
Ее раскрыл в 1990-х тогдашний руководитель разведки . Оказалось, полковник Воскресенская, по мужу Рыбкина, в органах со времен революции, трудилась за границей и даже работала в "особых условиях" - была нелегалом.
Потом наступила пора предстать перед народом академику Иосифу Ромуальдовичу Григулевичу. Лучший в специалист по Латинской Америке долгие годы был нелегалом в тех далеких краях.
Участвовал по приказу Сталина в покушении - неудачном - на Троцкого, занял пост посла Коста-Рики в Италии и Югославии, пятнадцать раз удостаивался аудиенций у Папы Римского и был произведен в рыцари Мальтийского ордена.
И марки из коллекции Вишневского представляют героев уже в двух их вполне законных, ранее неизвестных ипостасях.
Вполне понятно, что с бегом лет, сменой эпох шло естественно и абсолютно объяснимо рассекречивание представителей отечественной элиты, столько давших стране в двух своих обличьях, из которых я бы не решился выбрать главное.
Продолжение следует
Особенно много открытий в этой "смежной" области произошло в канун 100-летия отечественной внешней разведки. Директор СВР, председатель Российского исторического общества назвал несколько наиболее известных имен тех, кто в большей, а кто и в меньшей мере занимались разведывательной деятельностью - политической и военно-стратегической разведкой. Среди них химик , географ, исследователь , писатель-дипломат . А первому председателю Императорского Русского исторического общества князю в Москве недавно в знак признания его многосторонних заслуг был даже открыт памятник.
В давно собранном красном альбоме всем названным только в эти декабрьские дни выдающимся россиянам отведено достойное место.
Но были и другие герои разведки, марки с изображениями которых давно заняли почетное место в коллекции Виктора Анатольевича Вишневского. Начнем с , тверского купца и путешественника, известного многим по первому советско-индийскому фильму "Хождение за три моря" с в главной роли. Но были еще и заметки самого Никитина, возглавившего русскую экспедицию в Индию в XV веке. И его хождение за три моря превратилось для современников в кладезь военной и стратегической информации.
В собрании Виктора Анатольевича Вишневского значатся и другие разведчики. Наверняка многих удивит, но среди них и декабрист Павел Пестель. Его с определенной натяжкой можно отнести к кадровым разведчикам-нелегалам. Во втором десятилетии XVIII века он, как пишет коллекционер, "несколько раз нелегально выводился в Бессарабию для сбора военно-политической информации". Его доклад о восстании греков против турок и о положении христиан на Востоке особо отмечен министром иностранных дел Нессельроде, который поинтересовался у Александра I, кто же этот таинственный информатор. И ответил царь: "Не более и не менее, как армейский подполковник. Да, вот какие у меня служат армейские подполковники".
О заслугах Пестеля, одного из героев Отечественной войны 1812 года и разведчика, было начисто забыто Николаем I. Взошедший на престол брат Александра I приказал четвертовать руководителя "Северного общества" декабристов Пестеля, затем смягчил наказание казнью через повешение. Увидев эшафот, Павел Иванович Пестель в свои 33 года вопросил: "Ужели не заслужили мы лучшей участи?"
Первый разведчик особого назначения
Если Афанасия Никитина можно считать разведчиком с определенной долей условности, то другой Афанасий - Ордин-Нащокин (1606-1680) стал уже полноправным представителем и руководителем российской внешней разведки. Созданный еще в 1549 году Посольский приказ преобразился во времена царствования Алексея Михайловича в центр, куда поступала вся информация о внешних делах, касающаяся России и ее ближайших соседей.
Возглавлял Посольский приказ Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин, а служили у него самые образованные, в чужих краях побывавшие люди, хорошо знавшие иностранные языки. И марки, конверты в коллекции подтверждают полную причастность дипломата, создателя отечественной государственной почты Ордина-Нащокина к нарождающемуся племени сугубо профессиональных разведчиков и контрразведчиков.
Согласен, что слово "контрразведка" звучит несколько непривычно в отношении XVI века, но кто, как не подчиненные Афанасия Лаврентьевича, расспрашивали, используя разные применяющиеся и в современной контрразведке методы, посещавших Русь иностранцев о происходившем в мире. Это они вступали в добрые отношения с наведывавшимися в Москву посольствами. Очень интересовали Посольский приказ отношения между правящими в соседних странах династиями.
Здесь получали донесения русских послов. Можно ли сказать, что Ордин-Нащокин, сам того не предполагая, положил начало некой аналитической службе, без которой сейчас не обходится ни одна солидная разведка?
И другой термин прозвучит непривычно для тех времен: Афанасий Ордин-Нащокин проявил себя как успешный оперативный работник. Лично отправленный государем в Молдавию, он, поступив на службу к молдавскому господарю, организовал там широкую агентурную сеть, передававшую информацию, в которой так нуждалась Россия. А больше всего царя Алексея Романова волновали отношения с Польшей, создание угрожавших нам польско-датских отрядов. Интересовала и Балтия: было у России великое стремление приобрести там "морские пристани". И царский посланник эти интересы удовлетворял.
Посмотрите на нашу российскую историю. Как много в ней повторяется. Вот и сейчас мы отстаиваем свое исконное. Противостоим попыткам оторвать от нас куски родной страны.
А тогда сведения о коварных чужеземных планах добывал разведчик Ордин-Нащокин. И судя по всему, успешно. Сын небогатого помещика был пожалован в бояре.
Но отпрыскам знатных родов претило столь быстрое восхождение Афанасия Лаврентьевича. И, как пишет в пояснениях к своей коллекции Виктор Вишневский, Ордин-Нащокин "был уволен в отставку и принял монашеский постриг". Что ж, судьба первопроходцев, первооткрывателей, к которым относятся и разведчики, легкой не бывает.
Царское это дело
В коллекции полковника Вишневского много и, как говорят теперь, "царских" марок. Целая их серия имеет совсем не косвенное отношение к становлению отечественных спецслужб. И тут все понятно. О роли в организации Посольского приказа Ивана Грозного и Алексея Михайловича мы благодаря маркам уже рассказали. Коротко, прежде чем перейти к еще одному главному персонажу-разведчику, о других коронованных персонах. Вот что пишет в пояснениях к своему филателистическому материалу Вишневский.
В царствовании русской императрицы Елизаветы Петровны (1709-1761) действовали "черные кабинеты". Они добывали политическую, военную и контрразведывательную информацию из переписки иностранных дипломатов. Императрица сама изучала "экстракты" из писем чужих дипломатов. А потом давала приказы о способах использования добытой информации.
Императрица с 1762 года Екатерина Вторая (Великая) самолично руководила русской разведкой, активно действовавшей в Турции, Крыму и Польше. Проявляла при этом большой талант, используя накопленный опыт.
Император Александр II (1818-1881) в 1856 году утвердил "Проект общих статей, инструкции агентам, посылаемым за границу". Назначения агентов - военных атташе проводились царем лично.
Однако настоящим разведчиком, их называют теперь "работающим в поле", был император Петр Первый (1672-1725). Выезжая за границу, он использовал "документы прикрытия" - действовал под чужим именем. Не гнушался разговорами с простыми людьми, общался со знатью, лишь бы собеседники обладали нужной для него информацией. Умело изучал чужие нравы и невиданные на Родине ремесла. Использовал способных помощников-соотечественников, приехавших из России. После его отъезда обязательно оставался кто-то, кто мог бы в любой момент попытаться ответить на вопрос государя о плетущихся вокруг России политических интригах или о готовых к применению новых, особенно морских, военных новинках.
Дома он поставил работу, по-теперешнему говоря, спецслужб на государственную основу. Еще в 1686 году создал Преображенский приказ - первую в России службу, занимавшуюся расследованием политических преступлений и тайных от царя сношений с заграницей. Сам разрабатывал "Артикул воинский", где выделялась глава "Об измене и переписке с неприятелем". Так что личным примером Петр Первый доказал: разведка - это царское дело.
Заглянем в недалекое вчера
А вот еще несколько диковинных марок и конвертов из коллекции полковника Вишневского. При чем здесь знак почтовой оплаты с портретом географа, путешественника, этнографа, исследователя Дальнего Востока и писателя - автора любимой книги детства "Дерсу Узала" ? При том что Владимир Арсеньев, окончив юнкерское училище, был отправлен на службу в военную разведку. И в этом качестве руководил всеми своими многочисленными экспедициями. У меня почему-то возник вопрос, на который нет ответа: а может быть, и его друг - проводник по неизведанным тропам Дерсу Узала - являлся нашим агентом? Хотя вряд ли. Если и выполнял какие-то связанные с разведывательной деятельностью поручения Арсеньева, то ни о чем не подозревая, как говорят теперь в разведке, втемную.
Перешедший после революции 1917 года на сторону большевиков подполковник военной разведки Арсеньев прожил нелегкую жизнь. Забылись его деяния разведчика и столько пользы Родине принесшие "секретные экспедиции" 1911-1913 годов. Перестали печататься книги. Мстили за белую кость, намекали на причастность к заговорам. В 1924-м вроде бы "простили", сняли с учета в ОГПУ, как доказавшего лояльность к советской власти. А потом травля продолжилась. Разведчик и ученый Владимир Клавдиевич Арсеньев ушел в 1930 году. Было ему всего 57 лет. Осматривавший его за два часа до смерти врач констатировал, что состояние больного опасения не внушает. Вскоре после кончины Арсеньева его жену расстреляли. Правда, справедливость по отношению к Арсеньеву была восстановлена даже быстрее, чем к другим, подвергшимся гонениям. Доброе имя возвращено еще в 1940-х, вернулись и книги, и научные труды. А секретные донесения, возможно, ждут своего часа выйти на свет божий в каких-то архивах.
Владимир Арсеньев был и путешественником, и писателем, и офицером российской разведки. Фото: РИА Новости
А вот серия финских марок меня понятно удивила. Как в коллекции славной когорты разведчиков оказался президент Финляндии, маршал Карл Густав Эмиль Маннергейм? Человек, нанесший огромный урон Красной Армии в короткой, но такой кровопролитной для нас войне 1939-1940 годов. Лично мною персонаж ненавидимый. В годы Великой Отечественной войны финские войска под командованием бывшего генерал-лейтенанта русской армии Маннергейма вместе с гитлеровцами участвовали в блокаде Ленинграда, отражая попытки наших войск прорвать северное кольцо окружения и не давая возможности доставить продовольствие в голодающий город. Так что сравнительно недавние потуги как-то оправдать, обелить маршала Маннергейма сравнимы с бездумным кощунством.
Однако у истории свой отсчет. И при тщательном, скрупулезном изучении она открывает свои неведомые нам строки. Во время Русско-японской войны полковнику Маннергейму поручили выяснить, есть ли японские войска на территории Монголии. Чтобы избежать дипломатических скандалов, разведку пришлось проводить силами "местной милиции".
В подчинение Маннергейму поступило около трех сотен китайцев, которых сам он называл бандитами и грабителями с большой дороги. И тем не менее поставленная задача была выполнена. Как докладывал Маннергейм, "удалось закартографировать около 400 верст и собрать сведения о японских позициях по всей территории". А несколько лет спустя Маннергейм выполнил чисто оперативное задание: под видом ученого-шведа вел разведывательную работу во Внутренней Монголии и западных районах Китая.
Кстати
Заглянем в близкое завтра
Конечно, со временем станет известно и о других героях разведки, проявивших себя в самых разнообразных областях нашей многообразной жизни. Среди них могут оказаться путешественники и кинооператоры, врачи и музыканты, инженеры и композиторы.
Возможно, и солисты большого балета. Актеры, но только не вымышленные разведчицы-обольстительницы типа Ольги Чеховой. А настоящая актриса, сыгравшая главную роль в кино, потом превратившаяся в нелегала.
Давайте представим....
А представлять пока некого. Марки в их честь и память пока не выпущены. Но это пока.
Не зря же говорят, что разведка требует терпения. Все тайное становится явным. Всему свое время...
P.S. Этот материал проиллюстрирован марками из коллекции полковника разведки в отставке Виктора Анатольевича Вишневского.