Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

«Как зюзя натянуся»: драчун, бабник, герой советских анекдотов

Раньше же пьедестал анекдотического почета занимали Чапаев (с Петькой), Штирлиц (с Мюллером) и поручик Ржевский (с разными девицами и лошадьми).

«Как зюзя натянуся»: драчун, бабник, герой советских анекдотов
Фото: Украина.руУкраина.ру

Видео дня

Вскользь заметим, что поручика Ржевского звали Дмитрием. Это если кто-то не знает. Но сейчас не об этом.

Тройка лидеров народного анекдотического хит-парада шагнула в жизнь из кинофильмов. Поручик Ржевский, в том виде, в котором мы его знаем, творчески рождался 60 лет тому назад. В 1961 году вовсю шли съемки «Гусарской баллады» .

Легкомысленная музыкальная лента с песнями, скачками и кокетливой романтикой барских усадеб, не лишенная, впрочем, вкраплений вполне героических, была приурочена к 150-летию Бородинской битвы. Премьера фильма в московском кинотеатре «Россия» состоялась непосредственно в день сражения — 7 сентября.

Сюжет киноленты всем отлично известен. Наполеон прет на Москву, в России невероятный патриотический подъем, среди прочих в армию отправляется девица Шурочка Азарова (экранный дебют ). Делает она это карнавальным образом, переодевшись в мундир корнета. Потом, понятно, Александра продемонстрировала чудеса отваги и даже получила Георгиевский крест из рук самого .

Но главное, конечно, иное. Барышня сохнет по поручику Ржевскому () — волоките, повесе и обаятельному грубияну. В конце концов любовь побеждает все на свете — и войну, и скверный нрав застарелого холостяка и гуляки. Ржевский сдается и, судя по всему, готов отчаянно шагнуть под венец.

Кстати, в фильме поручик не такой уж и беспробудный бабник, как в анекдотах о себе. Прихвастнуть о якобы фееричных успехах у прекрасного пола может, но, в общем и целом, это достаточно целомудренный персонаж. Пардон, но скорее уж Шурочка его домогается… В анекдотах образ гусара был доработан коллективной фантазией, утрирован, развернут в сторону эротических похождений, в общем-то, чего греха таить, и несколько опошлен. Впрочем, все это случилось в веселом и беззлобном ключе.

В каком-то смысле фундамент для подобной трактовки был заложен создателями киноленты. Автор написанной в 1940 году пьесы «Давным-давно», по которой и был поставлен фильм, говорил, что характер Ржевского возник из одного только стихотворения «Решительный вечер». Это такая себе квинтэссенция лихого гусарского разгуляя вне армейских будней.

Сегодня вечером увижусь я с тобою,

Сегодня вечером решится жребий мой,

Сегодня получу желаемое мною —

Иль абшид* на покой!

А завтра — чёрт возьми! — как зюзя натянуся,

На тройке ухарской стрелою полечу;

Проспавшись до Твери, в Твери опять напьюся,

И пьяный в Петербург на пьянство прискачу!

Но если счастие назначено судьбою

Тому, кто целый век со счастьем незнаком,

Тогда… о, и тогда напьюсь свинья свиньёю

И с радости пропью прогоны с кошельком!

*Абшид — это, если что, отставка.

Стихи «летучий гусар» Давыдов написал в 1818 году. Можно, в принципе, сказать, что они по-своему и талантливы, и дерзки, и очень точно, со знанием дела, передают одну из сторон гусарской жизни, самым ярким символом которой и суждено было сделаться поручику Ржевскому.

Образ, воплощенный на экране несравненным Юрием Яковлевым, выдался таким сочным, что публика с удовольствием поверила в реальность поручика. А ведь прямого прототипа у него не было. Точнее, черты героя и безобразника, дамского угодника и слуги Отечества можно было обнаружить у многих офицеров XIX столетия. Есть исследователи, которые на полном серьезе годами бьются над этой тематикой. Уморы, верно?

Ржевских в России хватало. Это старинный дворянский род, ведущий свое генеалогическое древо напрямую от Рюрика. Среди них было достаточно офицеров, видных людей, есть даже один из предков Александра Пушкина. Правда, и шалуны тоже попадались. Скажем, история любезно сохранила для нас некоторые выходки подпоручика Сергея Ржевского из Тульской губернии.

Как-то он весьма креативно подошел к созданию костюма на бал-маскарад. Нарядился печкой. Из трубы виднелась голова, внизу ножки… В карнавальную конструкцию Ржевский влез голяком. Причем, помните же, он — печка. Были предусмотрены дверцы поддувала спереди и сзади. На них честно было указано, не открывать-де, там угар. Досужая публика, естественно, охотно велась на провокацию и непременно заглядывала внутрь.

Барышни возмущенно вскрикивали, поджимали губки, даже в обморок пытались падать. Но любопытство брало верх. Лорнировали, интересовались, обсуждали достоинства и недостатки… Шоу продолжалось, покуда «печку» не увезла полиция.

В фильме «Гусарская баллада» ничего подобного нет. Зато есть другое. Если помните, в эпизоде, когда с партизанами общается Кутузов, он из всей толпы выделяет именно поручика Ржевского. Мол, сразу видно молодца и рубаку. Но мы-то можем предположить, что внимание главнокомандующего привлекла не только лихая внешность закаленного бойца.

В киноленте Ржевский воюет в мундире Мариупольского гусарского полка. Некоторые знатоки, правда, настаивают, что это форма Лубенского полка, но, извините, к мариупольским реалиям одежда поручика все же ближе. Так, во всяком случае, кажется, когда сравниваешь кинокартинку с образцами обмундирования.

Слева направо\: обмундирование Лубенского и Мариупольского гусарских полковСлева направо: обмундирование Лубенского и Мариупольского гусарских полков

Так вот, первым командиром мариупольских гусар в 80-е годы XVIII века был именно Михаил Кутузов. Мог ли он не заметить в партизанской пестроте мундир однополчанина? Нет, конечно! Для этого хватит и одного глаза.

Интересная деталь: в том же самом Мариупольском гусарском полку с 1808 по 1811 год под именем служила знаменитая «кавалерист-девица» Надежда Дурова. С которой в той или иной степени был списан образ Шурочки Азаровой.

Слева направо\: обмундирование Павлоградского и Сумского гусарских полковСлева направо: обмундирование Павлоградского и Сумского гусарских полков

Вздорная и неукротимая племянница майора Азарова в кино вырядилась в мундир… Вот только какой? Поручик Ржевский, впервые увидев самопровозглашенного корнета, говорит: «Мундир на Вас, я вижу, Павлоградский». В журнале «Наука и жизнь», № 9 за 1988 год, этому моменту, хотя и не только ему, была посвящена статья. Авторы окунали создателей фильма физиономиями в их же киноляпы. В частности, указывали, что Шурочка одета в мундир Сумского гусарского полка. И вот здесь, следует признать, они, пожалуй, правы.

Впрочем, широким зрительским массам подобного рода детали были не слишком интересны. Фильм им понравился. До такой степени, что Ржевский сделался героем анекдотов. А вот Шурочка в устное народное творчество не попала. Что, несомненно, к лучшему. Страшно вообразить, чтобы с ней там сотворили.

Правда, ее место в анекдотах рядом с поручиком Ржевским почему-то заняла Наташа Ростова. Как ее из «Войны и мира» туда занесло? Неисповедимы пути народной фантазии, особенно подогретой качественной кинематографической продукцией.