Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Как украинская цензура в упаковке живет

Цензурой на Украине никого не удивишь. Хотя удивляться и стоило бы. Потому что 15-я статья Конституции гласит с безапелляционностью закона прямого действия: «Цензура в Украине запрещена». Статья, конечно, наивная, поскольку «цензура» — это «предотвращение достижения общественного сознания тревожными или болезненными мыслями или чувствами» (American Heritage Dictionary). Такие мысли мучили людей всегда, поэтому любая власть стремилась не давать им развития. Любыми способами. Даже в XIX веке на гениталии статуи Давида в музее Виктории и Альберта (Великобритания) был надет фиговый листок: уж больно воздействовала на мысли королевы Виктории нагота юноши из колена Иудина.
Как украинская цензура в упаковке живет
Фото: ИА RegnumИА Regnum
И фиговый листок — это еще «лайт-вариант» в истории скульптуры. Известно, что при папе Иннокентии Х (1644 1655) гениталии римских статуй в Ватикане просто зубилом отбивали. Сам папа и отбивал.
Так что цензуру, как многостороннее явление в истории человечества, можно если не понять, то хотя бы объяснить. И даже признать ее повседневную необходимость. Но невозможно объяснить то болото невежества, глупости и откровенного бездумия, в котором, как поросята, катаются украинские цензоры.
Вот, например, самая последняя «покатушка» Начальник управления разрешительной процедуры и контроля за распространением издательской продукции украинского госкомтелерадио выступил с «пояснением» причин отказа ввоза на Украину 310 российских изданий. Список вызывает искреннюю зависть: большинство из этих авторов я очень бы хотел иметь на полках своих книжных шкафов: Энтони Бивора, Митио Каку, Джона Хейвуда, , Ильзе Лиепа И, уж конечно, хотел бы, чтобы на столе моей внучки лежала и «Большая энциклопедия школьника» Шона Конноли, и «От «Букваря» к умению грамотно и красиво писать» Надежды Жуковой.
Так чем же эти книги не угодили главному цензору гостелерадио? По мнению Олейника, «книги, на заявления о ввозе которых предоставлен отказ, как правило, вполне нейтральны. Пропаганда скрывается в деталях, которые способны выявить только опытные специалисты».
Например: «Издание авторства Джона Хейвуда «Люди Севера. История викингов 793 1241» пострадало за то, что на нескольких страницах, посвященных истории Киевской Руси, автор трактует ее с позиции политически заангажированной современной российской историографии. В частности, Киевскую Русь называет Россией, а киевских князей — российскими». Интересно, а цензор и его, прости Господи, «опытные специалисты» знают, что нет литературных (скандинавских и древнерусских) нумизматических, эпиграфических, сфрагистических и иных источников, где бы встречалось такое название: «Киевская Русь». Все более «Гардарики», «Рутения» или «Русская земля». А топоним «Россия» бедняга Хейвуд использует вслед за неким Константином — по прозвищу Багрянородный, императором константинопольским. А что император писал Ρωσία с одним «с» — так в греческом до сих пор так пишут.
Или вот: «Книга Оливера Стоуна и Питера Кузника «Нерассказанная история США» содержит ряд созданных Рядянской пропагандой мифов об украинском национально-освободительном движении, давно уже развенчанных историками с помощью фактов и документов». Господин цензор, перед Стоуном стояла куда более обширная задача, чем искать следы украинских движений в истории США. Когда Бог давал режиссеру Стоуну талант («Полуночный экспресс», «Лицо со шрамом», «Взвод», «Сальвадор»), Украины в его целях явно не было.
Непроизвольный рвотный рефлекс вызывает запрет на булгаковского «Мастера и Маргариту» издания 2018 года. Потому, что в предисловии упоминаются российские режиссер , актеры и , которые входят в официальный список российских деятелей культуры, создающих угрозу национальной безопасности Украины. Очень хочется верить, что Сергей Олейник промелькнет, как страшный сон, но можно быть уверенным, что фильм Кары с Гафтом в роли Воланда и Бурляевым как Иешуа Га-Ноцри — это очень надолго. Олейнику стоило бы задуматься, что политические взгляды и талант часто «не одно и то же». Лени Рифеншталь была адептом Гитлера и верующей нацисткой, но ее «Олимпия» входит в десятку лучших фильмов в истории кино.
А вот с Григо́рием Ша́лвовичем Чхартишви́ли (Борисом Акуниным) Сергей Олейник «и его команда» явно не доработали: «В серии детективов про Эраста Фандорина российский силовик предстает не в образе кровавого опричника, а истинного аристократа ХІХ века. А все описанные события происходили в то время, когда Московия вырезала черкесский народ». Я бы подсказал цензорам еще один ход
В акунинской «фандорин-вселенной» род Эраста Петровича произошел от Арнульфа Дорна, жившего в XI веке в долине Рейна. Его дети приняли участие в Первом крестовом походе 1096 1099 годов. Двое из них — в войске Гуго Вермандуа. Один был застрелен, второй умер от жажды. Ничего удивительного: Гуго был самым неудачливым предводителем похода, клиническим дураком, который писал византийскому императору такие безумные слова: «Знай, император, что я — царь царей и самый великий из живущих под небом, поэтому, когда я прибуду, ты должен встретить меня с подобающей торжественностью» (Анна Комнина, «Алексиада»). Судьба Вермандуа не самая радостная, его презирали, но всё равно — что себе этот Чхартишвили позволяет. Ведь Гуго — это сын французского короля Генриха II и дочери киевского князя Анны. А значит, украинец, черт возьми! А тут в его людей стрелами смеют тыкать!!!
Хотя кому я это говорю? Содержание запрещаемых книг Олейника не особо интересует: его эксперты ищут «брак упаковки»: упоминание о «русских богатырях» в сборнике «Илья Муромец и Соловей-разбойник: сказки о русских богатырях», «дух русской пропаганды» в «От динозавра до компота. Ученые отвечают на 100 (и еще 8) вопросов обо всем» Татьяны Зарубиной, описание русского государственного флага в «А почему небо голубое?» Эрика Мативе или упоминание о Великой Октябрьской социалистической революции в «Чему я могу научиться у » Елены Смешливой и Ланы Богомаз.
Нет, ЭТИ цензоры научиться уже ничему не смогут. Потому что они дети галеановской «упаковки», и их цель — не содержание, а формальный результат. Который они и не скрывают: «Да, полный запрет импорта книг из государства-агрессора отвечал бы прежде всего интересам наших издателей и полиграфистов, поскольку российская книга на украинском рынке объективно вредит их законным экономическим интересам. И их позицию разделяют патриотически настроенные граждане, сообщества, политические силы и отдельные политики».
А что предложат взамен всяким глупостям типа Стоуна или Ахматовой? О-о-о, это отдельный разговор. Могут предложить, например, бесконечно актуальную книжку-комикс новозеландки Кейти О’Нилл «Принцесса + Принцесса: долго и счастливо». Как раз для «чтения в упаковке». Там принцессы Амира и Сейди вместе борются со злой колдуньей, путешествуют, да и женятся, в конце концов. Эту лесби-фэнтези для пятилетних детей закупило — в количестве 1240 экземпляров — . Ну, куда там той Анне Ахматовой?
Закупило за 666000 гривен. И денег, конечно, жалко. А уж от цифры, пожалуй, вздрогнул бы сам автор «Апокалипсиса».