Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Клим Жуков: Нормальные люди комментариев не пишут

В условиях пандемии блогеры упрочили свое влияние: для многих пользователей интернет оказался одновременно местом работы, учебы и развлечения. В новой рубрике мы будем представлять сетевых деятелей, которые специализируются на серьезном контенте — кинокритике, публицистике, популяризации науки. Наш первый гость — видеоблогер , военный историк, реконструктор и писатель.

Клим Жуков: Нормальные люди комментариев не пишут
Фото: Вечерняя МоскваВечерняя Москва

Клим Жуков входит в десятку интернет-деятелей, которым россияне больше всего доверяют. Сетевой публицистикой он занимается с 1999 года — с тех пор, как в России появился относительно доступный интернет. Но истинный взлет популярности пережил с переходом на видеоформат.

Видео дня

С 2015 года Клим Жуков стал постоянным гостем в YouTube-проектах Дмитрия «Гоблина» Пучкова «Разведопрос» и «Синий Фил». Харизматичный брутальный историк с отлично подвешенным языком часто оказывается собеседником и других видеоблогеров: например, выступает экспертом в проекте «Деконструкция», где разбирает достоверность сюжета и деталей в исторических фильмах. А в 2018 году он завел наконец собственный YouTube-канал.

Важнейшее из искусств

— Клим Александрович, вам легко дался переход от роли пишущего блогера к роли рассказчика?

— Работы стало в два раза больше, потому что текст написал и забыл. А тут тебе же его еще и озвучивать. Вообще с публичным говорением у меня никогда никаких проблем не было в силу огромной практики. Я выступал на конференциях, я в школе работал, я в вузе преподавал.

— Вы всегда угадываете, какие темы вызовут наибольший отклик?

— Я в общем и целом это знаю: тут не нужно быть Спинозой. Если высказаться по поводу громкой политической акции, то будет большой резонанс. Или если касаешься исторической темы, которая имеет широкое общественное звучание. Это в силу нашего галопирующего, очень часто неверно понятого патриотизма тоже имеет гигантские шансы на успех, в таких роликах по 1,5 миллиона просмотров. На своем канале я начал записывать цикл «История религий». Вводная лекция называлась «Есть ли Бог?». Эти слова загугливаются во всем мире, думаю, по 500 миллионов раз. И у меня за три месяца 500 тысяч просмотров. Ну а максимальный отклик вызывает все, что касается кино. Просто потому, что кино смотрят все.

— А как вы пришли к теме кино?

— Мне это было интересно, потому что я его изнутри некоторым образом знаю. Я подрабатываю активно в кино с 2002 года в самых разных ролях — от исторического консультанта до участника массовки или каскадера. Последняя работа с моим участием горячим — «Александр. Невская битва», это 2007 год. Я там в боевых сценах то швед, то русский, то немец — переодевался по пять раз в день. А проба пера в качестве кинокритика в штатском произошла в 2016 году. Мне очень сильно всегда не нравился фильм , исключительно из-за его мерзкой идеологической нагрузки. Мы с Дмитрием Юрьевичем (Пучковым. — «ВМ») запилили спецвыпуск, который набрал более миллиона просмотров. И понеслась…

Спасибо за буквализм

— Я замечала, что зрители старшего поколения болезненно реагируют на придирки к историческому правдоподобию художественных произведений. Мол, какая разница, правильные ли там погоны или алебарды, это же искусство… А молодежь выискивать киноляпы обожает.

— Все так. Те, кто старше меня лет на 10–15, выросли в то время, когда было очень сложно оперативно добыть информацию. К тому же в кинотеатре трудно параллельно с просмотром заниматься чем-то другим. А когда ты включаешь фильм у себя на компьютере и можешь сразу же в телефоне проверять, что там правильно и неправильно, то этот фактчекинг воспринимается как нечто естественное.

Я в каждом разборе повторяю, что в художественном произведении может быть все, что захочет его создатель. Но! Если произведение замечательное, то ты меньше внимания обращаешь на конкретику, важна суть. А вот если в нем нет достоинств... Классический пример — сериал . Там все — от материальной культуры до имен и событий — переврали так, что, как говорится, тушите свет. Но художественная форма настолько мощная, что это все глаз не режет, потому что ты следишь за сюжетом, за образами героев, за их эволюцией.

А есть фильм Лунгина — это, извините, ерунда, плохо написанная, плохо снятая и очень плохо сыгранная. И ты начинаешь аргументированно разбирать, почему это непрофессионально сделано. И пока ты его смотришь, каждую минуту тормозя и записывая что-то, ты волей-неволей обращаешь внимание на то, во что люди одеты и чем вооружены. Ну, и почему бы заодно не поговорить и про это?

Кстати, выпуск про «Царя» набрал больше миллиона просмотров, и после его выхода мне позвонила продюсер фильма Оля Васильева…

— Неужели поблагодарила?

— Она человек с большим юмором, ей очень понравилось, и она поняла: с этим парнем работать очень даже можно, он толковый. Пригласила стать сопродюсером ее фильма про оборону Севастополя в 1942 году. Мы начали сотрудничать, но нас трижды прокатили на тендерах совершенно непредсказуемым образом. В общем, денег нет, и фильма не будет.

Запрос на серьезность

— А отклики от обычных зрителей — они какие?

— Надо понимать: нормальный человек под роликом на YouTube не напишет комментария. Он уже все понял, ролик ему или понравился, или, наоборот, не понравился. Спрашивается, что тут писать. Комментарии чаще всего оставляют люди не вполне далекие. В основном такого рода: «Лол, у Жукова ус отклеился». Или какое-нибудь ругательство. Или совершенный флуд, за который раньше на серьезных тематических форумах банили без предупреждения. Ролик про Куликовскую битву, а присылают вопрос: «Когда будет разбор сериала «Сопрано»?»

— О чем чаще всего просят сделать следующий ролик?

— Ткните в любое место на глобусе, отмотайте на шкале времени любое расстояние — с вероятностью 70 процентов меня уже просили об этом рассказать. Всегда приятно, когда за меня думают — мне же работы меньше. Вот недавно записал по запросам трудящихся разбор фильма «Грейхаунд». Давным-давно меня допекают, чтобы я разобрал советскидеревья». Я сопротивляюсь пока еще, потому что в детстве мне он нравился. А тут я взялся его пересматривать и понял, что придется очень сильно его ругать.

— Что вы, как старожил русского интернета, скажете о его эволюции?

— Он стал наконец тем, чем, собственно, и был задуман: глобальной, быстро обновляемой базой данных. Инструментом для того, чтобы если не учиться, то, по крайней мере, интеллектуально проводить досуг. В 2005–2012 годах на YouTube было почти железное правило: ролик должен быть не длиннее 15 минут, нужно, чтобы там присутствовали котик, кровавая авария и что-нибудь смешное. А потомКургинян (лидер левопатриотического движения «Суть времени». — «ВМ»), к которому я, вообще-то, по-человечески плохо отношусь. Он принялся читать лекции совершенно демонической длительности — по 2–3 часа. И там — по 1,5 миллиона просмотров! Это был сигнал: люди устали от того, что с ними общаются как с детьми, они истосковались по серьезному, нормальному разговору.

— И этих людей скоро станет больше, чем потребителей развлекательного контента?

— А эти две страты взаимно пересекаются. Я лично знаю очень серьезных дяденек и тетенек, которые смотрят и слушают что-то такое закудесное, что мозги с пола собирать надо. И при этом они не дураки посмеяться над видосами, где пьяные чудят или кто-то на банановой кожуре поскальзывается.

Жить в Рыцарском зале

— Вас назвали, наверное, в честь Ворошилова? Не это ли заложило в вас интерес к военной истории?

— Назвали, да, в честь Ворошилова. Почему — затрудняюсь сказать. Культа Ворошилова в семье не было. А тяга к истории у меня началась, когда меня в четыре года о Эрмитаж в первый раз. Я оказался в Рыцарском зале и заявил, что хочу здесь жить. С тех пор у меня никаких сомнений не существовало.

— И когда вы смогли примерить рыцарские латы?

— В 1994 году, в 17 лет, я пришел в клуб «Княжеская дружина», где занялся европейским Средневековьем XIV века. А в 2015 году «перелез» на столетие позже, с одной стороны, и на 900 лет раньше, с другой стороны, то есть у меня два направления получилось: итальянский XV век и англосаксонский VI век — предвикингская эпоха. В 1996 году под Гатчиной был проведен первый в России мультивековой фестиваль реконструкторов. С тех пор я 20 лет плотно занимался их организацией.

— В каком образе выходите на поле?

— Мы выходим не «в образе», а в «комплекте материальной культуры». Этих комплектов за годы накапливается чудовищное количество. Используются они в зависимости от тактических задач. Могу сегодня быть рыцарем, а завтра — кашеваром. Но я люблю подраться, поэтому мне нужны доспехи, оружие и все остальное.

— Бритая голова и усы подковой — это стилизация под какую-то эпоху?

— Чистая функциональность. Я лет в 17–18 отрастил волосы ниже плеч. Думал, это круто. Потом оказалось, что их надо постоянно расчесывать, мыть по два раза в день… А я очень серьезно занимался историческим фехтованием и конным спортом. На тренировках потеешь под шлемом постоянно, и эти волосы меня достали хуже горькой редьки. А так как я человек, склонный к радикальным решениям, то решил побриться налысо.

Усы и борода у меня растут с 14 лет. Когда густая растительность на щеках стала здорово мешать, я оставил эспаньолку. Годах в 2004–2009-х, когда мы устраивали лучшие фестивали, и я, как паровоз движения, был сильно на виду, многие подражали. Смотрю: у одного эспаньолка появилась, у десятого, у пятнадцатого…

— А ваша тем временем куда делась?

— А она после 40 лет почему-то чудовищно поседела, и я стал выглядеть на 70. И я сбрил и ее.

Моральный долг перед человечеством

— Вас узнают на улицах?

— Ежедневно и по многу раз. Два типичных вопроса: «Это вы?» и «С вами можно?..» После этого уже я должен, подозрительно глядя в глаза, уточнить: «…сфотографироваться?»

— На реконструкторских фестивалях блогерская известность не мешает?

— Может, все отвлекают вопросами о последнем ролике? Меня там знают именно как реконструктора, про мою известность в интернете никто не думает. Как раз там я оказываюсь настолько в своей среде, что получаю полное отдохновение.

— Вы начинали в реконструкции одновременно с печально известным доцентом Соколовым. К вам, наверное, пристают с расспросами о нем?

— Приставали и продолжают приставать. Звонят с телевидения, радио, из газет. Денег обещают! Но я еще в ноябре 2019 года разместил официальное заявление об этой истории в своей группе «ВКонтакте», а больше ничего никому вообще рассказывать не буду. Не считаю правильным делать саморекламу на подобном происшествии, потому что любые деньги в ипотечном аду исчезнут, как туман утром, а позор останется навсегда.

— Клим Александрович, на чем же вы собираетесь в ближайшее время зарабатывать деньги и славу?

— Я заканчиваю книгу о Раковорской битве (произошла 18 февраля 1268 года между армиями северной Руси и объединенными силами Ливонского ордена и Датской Эстляндии. — «ВМ»). Накопилось столько материалов, что они жгут мне карманы. Будет по этой книжке и серия роликов. Кроме того, мы пробуем себя на ниве производства образовательных онлайн-курсов.

Сделали несколько выпусков по истории, религии, антропологии и этнографии современной Юго-Восточной Азии. Ну и еще я должен закончить первый том своей художественной книжки «Опасные земли». Это уже не планы, а моральный долг перед человечеством.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

380 роликов с участием Клима Жукова вышло на YouTube- Пучкова в 2015–2018 годах.

3 507 045 просмотров набрал разбор отечественного«Викинг», выпущенный 31 декабря 2016 года Жуковым и Пучковым.

267 тысяч подписчиков у собственного канала Клима Жукова на YouTube, зарегистрированного 17 марта 2018 года. На момент подписания номера его просмотрели 19 986 452 раза.

СПРАВКА

Клим Жуков родился 29 марта 1977 года в Ленинграде. Окончил исторический факультет Санкт-Петербургского государственного университета (1993). Был научным сотрудником Эрмитажа (1998–2008), преподавателем в Русском христианском гуманитарном университете и в частной школе. Руководитель всероссийского межклубного объединения исторической реконструкции «Ливонский орден», сопредседатель Ассоциации средневековых боевых искусств. Автор (или соавтор) девяти книг в жанре нон-фикшен и двух фантастических романов.