Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Гозман о скандале с "прослушкой": RT и другие пропагандисты хотят увидеть меня в тюрьме

Довольно вялый эфир на RT у внезапно сделался резонансным. После него политик совместно с журналистом объявили, что подали на имя жалобу с требованием возбудить уголовное дело по ст. 138 УК РФ (нарушение тайны телефонных переговоров) и допросить в качестве возможного соучастника сотрудника RT Антона Красовского. По словам Леонида Гозмана, за несколько часов до эфира он консультировался с Яковенко по поводу «лживых эфиров» на телеканале, после чего Красовский встретил его в студии словами о звонке из АП и наличии у Гозмана некоего «досье на RT». – По поводу прослушивания – это наша гипотеза [с Игорем Яковенко]. – пояснил политик в интервью Sobesednik.ru. – Но я вообще не понимаю, кому это надо, что такого они могут узнать и что такого я могу сказать. Уже и Соловьев обвинил меня в том, что я сумасшедший и что у меня паранойя. Но мне кажется, паранойя как раз у тех, кто прослушивает, а не у тех, кого слушают. Собственно, о мотивах этих людей я абсолютно ничего не могу сказать. – А сам эфир вам как? Понравился? – Это было отвратительно. Как вы знаете, у меня есть опыт взаимодействия с грандами отечественной пропаганды и никто, кроме, пожалуй, Хинштейна, не вызывал у меня таких противоречивых чувств, как Антон Красовский. Я очень плохо себя с ним чувствовал. При всем моем опыте, это чувство глубокой неприязни, которое у меня было, оно, наверное, где-то помешало мне найти более адекватные ответы и т. д. Цель таких эфиров – сказать правду тем людям, которые хотят ее услышать. Не все, но что-то мне удалось. И еще одна важная вещь – обращение к своей аудитории: посмотрите, мы их не боимся. И мы не спускаем хамства и вранья. По этим же соображением мы с Игорем Яковенко подали жалобу в Следственный комитет. – Думаете, действительно будет расследование? – Есть такой мерзкий анекдот: если тебя насилуют, постарайся расслабиться и получить удовольствие. Но один очень умный человек сказал, что, как раз от насилия никто не застрахован, а вот удовольствие получать нельзя. Потому что в этом случае ты становишься соучастников насилия над собой. Фактически ты на его стороне, ты играешь вместе с насильником. Я думаю, что долг граждан – сопротивление. Вот, мы все знаем, что есть прослушки. Мы не хотим с этим мириться. С моей точки зрения, пропагандисты, если они и правда прослушивают гостей и связаны со спецслужбами, нарушают закон. И вообще – что такое спецслужбы? Это инструмент войны. И против кого они этот инструмент используют? Против своего народа! Вы видели заставку RT для этого эфира, где Красовский в форме СМЕРШ стреляет в меня? А недавно газета «Завтра» выпустила текст про доклад, который я подготовил совместно с американским экспертом. Газета очень возмутилась и возбудилась, написала, какой я негодяй, привела какие-то мои твиты. А дальше – крик души: почему Гозман еще не в тюрьме? Вот это – прекрасно! И так у них со всеми: кто не согласен, кто не любит генералиссимуса – и они не в тюрьме?! При этом, как видно из дискуссий с такими как я, они не верят в свою правоту и поэтому проиграют. Потому что ощущение моральной правоты – очень важная вещь в любом противостоянии. – Красовский ответил на ваш вопрос: зачем ему вы. А вам-то зачем Красовский и вообще все эти эфиры на пропагандистских каналах? – Ровно для того, о чем я уже говорил: чтобы сказать их зрителям, что их обманывают, а нашим – что мы не боимся. Ведь на самом деле люди боятся хамства, боятся передергиваний, а мы не должны бояться. Это мы правы, а не они. Кстати, удивительно, но среди комментариев, которые там писали, были положительные отклики и в мой адрес. От его аудитории. То есть, кто-то видел его аморальность и его вранье. И мы должны вести себя так, чтобы ни у кого не было сомнений в нашей убежденности и правоте. – Г-н Красовский отказался комментировать нам эту историю, но сказал, что у нее «будут юридические последствия». Как вы считаете, что RT может вам сделать? – Что они могут сделать мне на юридическом поле, я, честно говоря, не знаю. Я понимаю, как им отбиваться на суде. Они могут сказать, что это простое совпадение и это возможно, хотя мы с Яковенко до этого последний раз говорили по телефону с год назад. И презумпция невиновности будет на их стороне. Я слышал, они собираются подать иск о клевете. Хотя я не понимаю, в чем тут клевета. Красовский знал, о чем мы разговаривали? Знал. А откуда? Все. Могут, конечно, сказать, что я оклеветал их, когда заявил, что они врут своим зрителям. И скажут, что врут не всегда. Вспоминается анекдот, когда Мойша сказал, что Циля Моисеевна – дура, и суд заставил его извинится. И он сказал: «Циля Моисеевна не дура? Ну, извините». Я готов признать, что они говорят правду. Например, когда объявляют: сегодня 10 марта. Это правда. Ну, приговорят меня к штрафу, хорошо. Заплачу штраф – за удовольствие надо платить. – А Следком, надо понимать, пока никак не реагировал? – Нет, они используют весь положенный им срок, кажется, месяц. Потом они, веротяно, передадут жалобу на рассмотрение куда-то еще. И мы обратимся в суд уже на Следственный комитет. И так – до Страсбурского суда, почему бы и нет? Это не первое мое взаимодействие с СК. Еще 18 июня я написал туда заявление за организацию парада и голосования в условиях пандемии. И просил открыть уголовное дело против гражданина РФ Путина В. В. СК принял заявление, а потом стал передавать его якобы по подследственности вниз. 17 марта в Пресненском суде оно будет рассматриваться. Приходите. Кстати, это будет интересно в контексте «санитарного дела». Потому что, если Путин окажется ни в чем не виноват, тогда отпускайте Соболь и других фигурантов. А если вы хотите их сажать, тогда начинайте дело против Путина. Леонид Гозман: "Они поняли, что народ за Путина голосовать не хочет"
Гозман о скандале с "прослушкой": RT и другие пропагандисты хотят увидеть меня в тюрьме
Фото: ИД "Собеседник"ИД "Собеседник"