Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Тимур Бекмамбетов: патриотизм рождается из верности своему слову и преданности друзьям

Военный экшен-фильм "Девятаев" режиссеров и о подвиге советского летчика, который в годы Второй мировой войны возглавил побег группы заключенных из немецкого концлагеря на новейшем бомбардировщике, в 2021 году открыл Московский международный кинофестиваль (ММКФ). В реальной жизни удалось совершить невозможное, но из-за действовавшего тогда приказа для вернувшихся из плена долгое время его героический поступок оставался малоизвестным. Лишь в 1957 году он удостоился звания Героя Советского Союза. Тимур Бекмамбетов в интервью ТАСС накануне выхода картины в прокат рассказал о том, что считает истинным патриотизмом, как близкие Девятаева оценили фильм и почему съемки воздушных боев создатели решили репетировать в пространстве военного онлайн-симулятора War Thunder.
Тимур Бекмамбетов: патриотизм рождается из верности своему слову и преданности друзьям
Фото: ТАССТАСС
— Вы давно зарекомендовали себя как режиссер-новатор, режиссер-изобретатель, который всегда ищет какие-то новые подходы к созданию кино и визуальному повествованию, но про войну до этого вам, кажется, снимать не доводилось
— Фильм про войну у меня был, он назывался "Пешаварский вальс" (1993) — наверное, самый честный фильм об Афганской войне, который был снят.
— Значит, про период Второй мировой войны и, соответственно, Великой Отечественной. У нас это целое направление кинематографа, на которое очень чутко реагирует как аудитория, так и профессиональная среда. Что для вас было главным принципом при создании "Девятаева"?
— Мой дядя был в плену, но он всегда об этом молчал, и я с детства помню неловкость, которая возникала в разговорах в День Победы, когда мы вспоминали о войне. Наличие огромного количества людей, которые по воле судьбы оказались ущемлены, — это трагедия, и мне казалось важным показать людям, какой ценой далась победа. Миллионы людей попали в сложные обстоятельства, но они смогли пережить это, сохранить честь и достоинство, вернуться к нормальной жизни, воспитать детей. Михаил Девятаев — пример человека, который совершил подвиг, фактически спас нас от страшного оружия — баллистических ракет. Он сделал невозможное — сумел поднять в воздух самолет, устройство которого не мог знать, и потому ему не верили, он долгие годы жил с клеймом предателя. Мне хотелось сделать картину не только о его подвиге, не только о том, как он сумел выжить в концлагере и обмануть фашистов, но и о том, как он смог устоять от соблазна обидеться на свою страну, на своих соотечественников, которые отвернулись от него на 12 лет.
— Страница истории с подвигом Девятаева малоизвестна широкой общественности, поэтому перед вами, как мне кажется, стояла непростая задача — представить публике и человека, и поступок, и неоднозначный контекст, в котором разворачивалась эта ситуация. Сколько в фильме реальных фактов и сколько того, что было придумано при создании сценария?
— Весь фильм — абсолютная правда, все факты достоверны, они описаны Михаилом Девятаевым в его книге "Побег из ада", за исключением одного — я позволил себе придумать второго персонажа. Это друг Девятаева по фамилии Ларин — человек, который перешел на сторону немцев. Он обиделся на страну и выбрал другую судьбу. Я не мог вкладывать в главного героя какие-либо сомнения, поскольку это реально существовавший человек со своей историей, а персонаж Ларина показывает нам, что было бы с Девятаевым, поступи он иначе. Подвиг, который совершил Девятаев, — это победа, прежде всего, над собой и над обстоятельствами.
— Есть ли для вас фильм — эталон военного кино?
— Я очень люблю такие фильмы, наверное, один из главных для меня — "Отец солдата" (1964) . Кроме этого, я люблю "Двадцать дней без войны" (1976) , "Восхождение" (1977) , "Иди и смотри" (1985) Элема Климова. Они все разные, у каждого своя война, и это как раз подтверждает, что это фильмы не о войне, а о людях.
— В последнее время, когда речь заходит о съемках картин, в которых действующими лицами становятся реально существовавшие люди, возникает такой непростой момент: вот придут родственники, скажут, что все было не так и актеры не те. Насколько подробно вы обсуждали проект с близкими Михаила Девятаева?
— Для меня это не первый случай работы с реальными героями. Я продюсировал фильм "Время первых" про , и я благодарен судьбе, что она свела меня с этим великим человеком. В тот момент, когда Леонов смотрел картину, в которую мы вложили все свои силы и ресурсы, решалась ее судьба. Если бы он сказал нет, то она никогда бы не вышла на экраны. После финальных титров была длинная пауза, все сидели в напряжении, пока Леонов не сказал замечательную фразу: "Я даже не мог предполагать, что там было настолько страшно".
В процессе работы над "Девятаевым" мы много разговаривали с сыном героя Александром Михайловичем, он помогал мне, что-то советовал, приезжал на съемки. Когда картина была почти готова, я ему показал ее. Александр Михайлович сказал, что все получилось. У него была лишь одна поправка: когда-то герой, которого играет , носил фамилию Васин, и Александр Михайлович вспомнил, что у отца был знакомый с такой фамилией. Тогда мы поменяли его на Ларина.
— Я знаю, что изначально пробовался как раз на роль Ларина и хотел сыграть его, вдохновляясь образом Кристофа Вальца из "Бесславных ублюдков". Какой момент убедил вас все же отдать ему главную роль?
— На пробах я увидел, что это тот человек, который мне нужен, — до этого мы лично не были знакомы. Я знал, что история Девятаева будет работать сама по себе, знал, что он герой и он вызовет сопереживание зрителей, но мне было очень важно, чтобы он при этом оставался человеком со своими достоинствами и недостатками, а не памятником. У Павла есть хороший баланс между трогательностью и куражом, он обладает большим запасом ответственности и трудолюбия. Это удивительное сочетание.
— Как вы уже ранее рассказывали, воздушные бои для "Девятаева" репетировались в пространстве военного онлайн-симулятора War Thunder и создавались на игровом движке, который ранее использовался при съемках голливудских блокбастеров. Становится ли производство дороже при использовании таких технологий?
Производство становится дешевле. Все, что я придумываю, я придумываю потому, что передо мной возникают задачи, которые невозможно решить иначе. Невозможно было снять 35 минут воздушных боев так, как я себе это видел, — реалистично, красиво, остросюжетно. Пилотов, которые могут так летать на этих самолетах, уже не осталось. Я сам учился летать на самолете, и когда первый раз сел за штурвал с инструктором, он предложил мне попробовать и даже не поверил, когда у меня все получилось легко. А я просто много играл в компьютерные авиационные симуляторы. Я вспомнил об этом и решил, что сниму не пилотов, геймеров-пилотов.
Так, я нашел компанию, которая создала онлайн-симулятор War Thunder. Нам помогали замечательные ребята, их лидер Евгений передвигается на инвалидной коляске. Он совершенно гениально управлял полетом. Открою секрет — за Павла Прилучного в игре летала девушка. У нас летали не только геймеры, но и наши операторы с виртуальными камерами. Эта импровизация дает удивительный аттракцион. Но мы построили и реальные самолеты, они находятся в Музее военной техники, их можно увидеть вживую.
— В этом году ваша кинокомпания "Базелевс" заняла седьмое место в десятке самых инновационных компаний мира по версии американского делового издания Fast Company благодаря успеху формата screenlife. На каком этапе сейчас находится его развитие?
— Мы сняли уже десяток фильмов в формате screenlife, из них я снял сам только один, во многих выступал в качестве продюсера. В кино я ценю авторство, поэтому мне важен поиск талантливых людей, важно делиться с ними опытом и помочь им поделиться опытом друг с другом. Я написал книгу о screenlife при участии всех, кто когда-либо делал со мной screenlife-картины, в ближайшее время она выйдет.
— Летом вы отмечаете юбилей, вам исполняется 60 лет. Я знаю, что к этому событию уже анонсировался выход в прокат вашего screenlife-проекта "Профиль". Будут ли еще какие-то мероприятия?
— В моей голове даже нет понимания этой цифры, я остановился где-то на возрасте 25–30 лет. Да, "Профиль" в мае выходит в США, в июне — в России. Трудно предсказывать, что будет еще, но что-то будет. Давайте придумывать вместе.
— Вы вообще из тех людей, кто склонен подводить какие-то итоги, или же предпочитаете смотреть вперед?
— Я думаю, что продолжу снимать традиционные фильмы там, где это уместно. Например, фильм про Девятаева по-другому снять было нельзя. Меня волнует большое количество историй, но они происходят не в физическом мире. Люди ссорятся, влюбляются, предают друг друга, становятся великими, ведут расследования — и все это происходит в цифровом пространстве. Поэтому я думаю, что дальше большую часть времени посвящу screenlife-проектам.
— В прошлом году мы писали о том, что вы заключили контракт на создание пяти screenlife-фильмов в партнерстве с Universal Pictures. Можно ли уже их анонсировать?
— Проектов уже шесть, а с учетом "Профиля" — семь. Семь фильмов выйдет с компанией Universal в течение двух лет. Помимо них, будет продолжение "Поиска" с Sony Pictures, выйдут три фильма в Индии. Также мы начнем снимать сериалы в Америке. Я думаю, что самое важное для меня сегодня — не снять фильм самому, а попытаться как можно большему количеству людей помочь освоить этот новый язык.
Беседовала Валерия Высокосова