Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Побег из ада. Фильм и подвиг «Девятаев»

Настоящими героями Великой Отечественной считались те, кто погиб смертью храбрых, – партизанка , разведчик , солдат , летчик . О них сложены рассказы, повести, стихи, им воздвигнуты монументы.

Побег из ада. Фильм и подвиг «Девятаев»
Фото: Русская ПланетаРусская Планета

Герои, оставшиеся в живых, удостоились меньших почестей. Потому что для величины и величия подвига, извините, все-таки надо было погибнуть. Потому что так – убедительнее: салют над могилой, обелиск, венки, посмертная слава. Живой же герой растворялся среди обычных людей, был незаметен. Хотя ценность совершенного, достигнутого у мертвых и живых была одинаковой. Просто одним не повезло выжить, другим не случилось умереть…

Видео дня

Летчик совершил подвиг, подобного которому в мировой истории не было, - бежал из плена на немецком самолете. Остался жив, стал Героем Советского Союза. О нем – фильм режиссера «Девятаев».

Фильм эффектно снят, главный герой в исполнении Павла Прилучного и остальные персонажи играют достоверно. Только достаточно упитанный актер не очень-то похож на своего героя, который весил… 39 килограммов. Похудеть лицедею, видимо, не хватило сил.

Но в целом фильм выглядит правдивым, точнее, почти правдивым. Почему почти – позже.

В картине много динамики, драматизма, происходящее волнует. Самолеты в бешеном вихре кружатся в полосах трассирующих пуль, скользят, переворачиваются, свечой взмывают вверх, пикируют. Никто не знает, так было на войне или иначе – участников воздушных сражений уже нет на свете, спросить не у кого. Но нам, зрителям, верится - потому что хочется верить. Даже в невероятное – как изнуренные пленники во главе с Девятаевым угнали немецкий самолет и возвратились на родину.

Кажется, невозможно за полторы минуты выполнить множество манипуляций по подготовке к полету незнакомого самолета, вывезти его из ангара, запустить двигатели, поднять в воздух...

Но случилось чудо. И в него верится, потому что люди на войне порой совершали невероятное, даже невозможное. Для этого требовалось хладнокровие, храбрость и прочие незаурядные качества. У Девятаева – позывной «Мордвин» - они присутствовали, дух его закалился – этот человек воевал с первых дней Великой Отечественной. Боевой счет он открыл 24 июня1941 года, сбив под Минском пикирующий бомбардировщик «Юнкерс 87». Всего же Девятаев произвел 180 боевых вылетов, в которых сбил девять немецких машин.

…В сентябре 1944 года советский летчик, летавший на американском истребителе Bell P-39 Airacobra, который поставлялся из США по ленд-лизу, был сбит и попал в Лодзинский концлагерь. Девятаев пытался бежать, но его поймали, чуть не убили и отправили в лагерь смерти Заксенхаузен с биркой «смертника». Там с помощью парикмахера он изменил номер на робе и изменил фамилию - был Девятаевым, стал Никитенко. Теперь никто не знал, что он – летчик.

Девятаев попал в концлагерь на острове Узедом, где в ракетном центре Пенемюнде шли разработки супероружия Третьего рейха - крылатых ракет «Фау-1» и баллистических ракет «Фау-2». Там он намучился изрядно, к тому же над ним жестоко издевались… Дошло до того, что летчик едва ходил. Но дух его был не сломлен.

В фильме есть вымышленный персонаж - бывший друг Девятаева - , который перешел на сторону немцев. Он пытался догнать угнанный Девятаевым «Хейнкель». Его товарищи отстреливались и подбили машину Ларина. Однако Девятаев так и не рассказал никому, что Николай - изменник: ни на допросах в НКВД, ни отцу Ларина. И сохранил его имя незапятнанным.

Нужен ли был этот выдуманный летчик? Не уверен. Придал ли он остроты фильму? Сомнительно. Но можно было еще сильнее закрутить сюжет без всяких фантазий, на основе реальных фактов. И вообще, если фильм биографический, вроде ни к чему что-то убирать или прибавлять.

В истории с угоном самолета есть замечательный штрих, который мог украсить фильм. Но его создатели им пренебрегли. Но об этом – позже…

Фильм назван по имени главного героя. Когда-то Девятаева хорошо знали в стране, чтили. Но с течением времени его имя в суете будней, увы, забылось. Возможно, уместнее было назвать картину «Побег из ада» - так называлась книга воспоминаний летчика. Кстати, англоязычный вариант фильма будет называться почти так же: «Фау-2: Побег из ада».

Но если уж вы, господа кинематографисты, назвали фильм «Девятаев», почему хотя бы немного не рассказать об этом человеке в титрах, не пояснить, откуда он совершил побег? Да и о дальнейшей судьбе героя было бы уместно рассказать. Но этого не произошло. Это тем более странно, хотя консультантом фильма выступил сын героя – Александр Девятаев. В одном из интервью он говорил:

«Они хотят сделать хороший фильм. Ну а я хотел бы, чтобы фильм, хотя он и художественный, не отходил далеко от правды жизни…»

В книге воспоминаний Михаил Девятаев рассказал, как все было в действительности. Он попал в группу заключенных, обслуживавших аэродром, Узники, в частности, обезвреживали неразорвавшиеся бомбы, сброшенные авиацией союзников. Летчик и его товарищи стали готовить побег. Девятаев не вызывал подозрений – никто, кроме товарищей не несчастью, не знал, кто он…

В один из январских дней заключенных заставили разгребать снег у самолетов. Девятаеву повезло: он очищал крыло самолета от снега и мог видеть, как экипаж расчехлял моторы, подключал аккумуляторную тележку к бортовой сети, как открывались дверцы кабины. А когда заревели моторы, удалось подсмотреть, как летчик запускал для подогрева моторы. Девятаев уже представлял себя на месте немца в кабине, как вдруг конвоир ударил его палкой по спине. Летчик кубарем скатился вниз и даже удара не почувствовал - так счастлив он был от того, что теперь знал, как запустить моторы…

8 февраля 1945 года десять заключенных – Девятаев, Иван Кривоногов, , Федор Адамов, Владимир Немченко, Иван Олейник, , Петр Кутергин, Николай Урбанович, Тимофей Сердюков, улучив момент, когда обслуга аэродрома ушла обедать, расправились с часовым, забрали у него винтовку. Побежали к самолету - у Девятаева дрожали руки, сердце готово было выпрыгнуть из груди. Но он все сделал, что полагалось, с помощью товарищей завел двигатели. В фильме это показано примерно так, как описано в книге летчика. Хотя все получилось не совсем гладко…

«Самолет в воздухе! Какие радость и волнение охватили наши сердца! – вспоминал Девятаев. - Я был на седьмом небе. Ведь колеса шасси уже не катились по земле, а самолет громадным размахом крыльев разрезал воздух. Земля уходила вниз. Мелькнул обрывистый берег и остался позади. Плавно работали моторы, унося нас из ужаснейшего ада, с вражеской земли, пропитанной кровью и слезами миллионов людей…»

Не без приключений добрались до своих. По пути встретили истребитель «Фокке-Вульф», летчик которого изумился, увидев пилота в диковинной полосатой форме. Он несколько раз облетел самолет с пленниками, но никаких действий так и не предпринял.

Теперь о том, чем пренебрегли создатели фильма «Девятаев».

Летчиком, кружившим вокруг самолета Девятаева, был полковник Вальтер Даль, возвращавшийся с задания. Он получил приказ немецкого командования «сбить одинокий «Хейнкель», но выполнить его не смог – кончились боеприпасы.

В этой истории был еще один человек, о котором в фильме нет ни слова. Это - кавалер двух Железных крестов и Немецкого креста в золоте обер-лейтенант Гюнтер Хобом. Его послали сбить «Хейнкель» с беглецами. Однако немец не знал курса «советского» самолета…

Перелетели через линию фронта. Белые дымки зенитных снарядов то и дело вспыхивали вокруг «Хейнкеля». Осколки стучали по кабине, в правом крыле образовалась большая дыра, было перебито шасси. Двое беглецов были ранены.

Девятаев долго искал место для посадки. Наконец, бомбардировщик приземлился на вспаханном поле.

«Иду на посадку… - вспоминал летчик. - Сильный удар, треск. «Подломилось шасси», - мелькнуло в голове. Самолет на брюхе пополз по грязи, остановился.

- Здравствуй, родная Отчизна! Мы дома!

- Вылезайте, черти полосатые! - кричу «экипажу». И впрямь, трудно сказать, на кого мы походили тогда в полосатой одежде, с бирками на груди, перемазанные грязью. Еще совсем недавно гитлеровцы на нас кричали: «Русский свинья, плохо работаешь!» И вот мы на свободе! Не вышли, а выпорхнули из самолета, все упали на родную землю, целовали ее и плакали, не стесняясь друг друга.

С автоматами, ручными пулеметами и гранатами приближались к нам советские воины.

- Эй, фрицы! Сдавайся!..

- Хенде хох! - доносились до нас их голоса.

- Братцы, мы не фрицы! - отвечаем мы. - Мы свои, советские! Из плена бежали на фашистском самолете!..»

Через несколько дней на аэродром в Пенемюнде прилетел рейхсмаршал Геринг. Устроил разнос начальству, орал на летчиков. Он сорвал с коменданта концлагеря погоны и орденские ленточки, объявил его арестованным и велел предать его военному суду. Та же участь постигла солдат из лагерной охраны и авиационной части.

…Беглецы захватили с собой карты с координатами расположенных на острове замаскированных объектов. Вскоре по ним был нанесен мощный авиационный удар. Кроме того, группа Девятаева прихватила с собой чертежи секретных немецких разработок.

Эта деталь в фильме присутствует. Но нет другой – очень важной.

Известный ракетный конструктор после войны прибыл на остров Узедом под псевдонимом «полковник Сергеев» для изучения достижений немецких ученых и конструкторов. Ему сообщили об офицере, сбежавшем из лагеря, и он привлек Девятаева в качестве консультанта. Рассказ летчика оказался весьма полезным.

По некоторым данным, именно Королев стал инициатором награждения Девятаева званием Героя Советского Союза. Почетная награда была вручена летчику только в 1957 году после публикации очерка о нем в «». Почему так долго молчали о Девятаеве, неизвестно.

Не сказано в фильме и о его дальнейшей судьбе. Некоторое время он содержался в лагере на территории колонии-поселения на станции Невель Псковской области. Вероятно, его проверяли – так обычно поступали с бывшими военнопленными.

В ноябре 1945 года Девятаев был уволен в запас. Работал в Казанском речном порту дежурным по вокзалу, затем выучился на капитана-механика.

Был в картине лишь неясный намек на то, что Девятаев сменил воздушную стихию на водную – в одном из последних кадров летит по волнам катер на подводных крыльях. Михаил Петрович испытывал такие суда, затем стал капитаном теплохода «Метеор».

Напоследок – снова о том, чего нет в картине, а есть в биографии летчика-героя.

Летом 2002 года Девятаев побывал на аэродроме в Пенемюнде, поставил свечи своим товарищам. Там он встретился с тем самым Хобомом, который должен был догнать и сбить угнанный беглецами «Хейнкель». Бывшие враги душевно поговорили.

Как можно было не упомянуть об этом, ума не приложу!

…Судьба Михаила Девятаева – гораздо интереснее в общем-то неплохого фильма «Девятаев». Все оттого, что кинематографисты, возможно, из-за спешки не сочли нужным тщательно изучить биографию своего героя, упустили интересные детали и снабдили картину сомнительной выдумкой.

Подобное происходит, увы, не в первый раз. От этого кинопроизведения девальвируются, меркнут образы героев. Поэтому зрители отвергают подобные картины, и они идут в пустых залах. Автор этих строк был одним из двух зрителей в кинотеатре…