Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Накануне BLM: «Три билборда на границе Эббинга» на воскресном киноклубе

Героиня фильма «Три билборда на границе Эббинга, Миссури» готова объявить войну всем, кто не согласен с ее оценкой действий полиции. И это не метафора. Полиция, как считает Милдред Хейз, недостаточно усердно расследует жестокое убийство ее дочери, произошедшее полгода назад. Так что начальника местных копов, шерифа Билла Уиллоуби, стоит подхлестнуть. Для этого жительница американского захолустья заказывает оформление трех огромных рекламных щитов, тех самых билбордов, на которых в коротких и емких выражениях обвиняет Уиллоуби и его подчиненных в бездействии.

Накануне BLM: «Три билборда на границе Эббинга» на воскресном киноклубе
Фото: ИА RegnumИА Regnum

И хотя по закону к ее действиям не придраться, симпатии горожан, знающих своего шерифа как ответственного офицера и хорошего человека, к тому же умирающего от рака, не на стороне Милдред Хейз. Тем не менее картина, продемонстрированная перед зрителем фильма, должна с высокой степенью вероятности сделать из него союзника главной героини. Ведь как можно сочувствовать этим полицейским? Они либо придурки, либо лодыри, либо сторонники решения всех проблем с помощью кулаков. А самый отвратительный из них, офицер Джейсон Диксон, сочетая в себе все перечисленное, плюс к тому гомофоб и маменькин сынок. В то время как Милдред стройна, подтянута, воплощает принцип воли и не знает пощады даже к школьникам, раздавая удары в пах с ноги старшеклассникам, осмеливающимся не сообщить ей, кто кинул в ее машину банку колы. Короче, к «врагам рейха», в данной ситуации воплощенного в ней самой, главная героиня не знает жалости, а ее горе дает ей право на всё. Понятно, что некоторая часть аудитории уже с первых минут готова пойти на поводу ее сокрушительной агрессивной харизмы.

Видео дня

Хотя через полгода после страшной смерти дочери Милдред Хейз могла бы осознать, что во многом вина за происшедшее лежит на ней самой — это она поссорилась с дочерью на пустом месте и не дала ей денег на такси, зная, что той придется возвращаться домой в темноте, да еще и мстительно пожелала, чтобы ее изнасиловали. Но фильм не об осознании, оно не должно отвлекать того, кто мстит всему миру за собственную глупость. У Милдред вдруг открывается «право на всё», а каждый, кто станет или случайно окажется на ее дороге, умоется слезами, может быть, даже кровавыми. И пусть под конец фильма ситуация во многом сглаживается, а сторонники и противники Милдред даже попробуют увидеть друг в друге людей в этаком псевдобуддийском свете сострадания, вопросы, которые расставил этот фильм через предъявление определенных образов, остаются со зрителем. Неужели утверждения его создателей, поданые так убедительно, верны?

Вот, например. Закон не важен, если ты уверен, что тебе достаточно плохо. Этот лозунг всех банановых революций с восторгом поднимают на щит создатели фильма. Милдред, решившая разворотить, а потом и сжечь полицейский участок, просверлившая руку дантисту в его собственном кабинете и вообще поддерживающая в себе постоянную готовность к изощренному насилию, вдруг оказывается символом борьбы и победы для симпатичных латиноамериканских и негритянских мальчиков и девочек. Со стороны зла им противостоят отвратительные полицейские, лучший из которых, шериф, становится окончательно хорош лишь после того, как совершает самоубийство. Его посмертные письма во многом разряжают ситуацию и наставляют заблудшие души на путь истинный. Жирную черную точку в приведении в чувство гомофобско-расистско-белокожего полицейского участка ставит новый шериф, по счастливому стечению обстоятельств оказывающийся толстым и мудрым негром. Кроме врагов-полицейских, и это, пожалуй, главное, атаке Милдред подвергается вся община маленького городишки Эббинга, посмевшая усомниться в правомочности ее обвинений. Недаром ведь пастор как глава этой общины получает свою порцию ненависти одним из первых. Эббинг должен быть разрушен или хотя бы отформатирован до неузнаваемости. Но почему?

Как тут не вспомнить то, что происходило в США в период с 2016 по 2020 год. Многие думают, что движение «Жизни черных важны» (BLM) возникло в США после убийства наркомана и бывалого зэка в мае 2020 года, но BLM появились в 2013 году, а тезис о том, что белые американцы должны глубоко каяться за историческую вину перед цветными, и того раньше. Почему здесь важен год 2016-й? Потому что именно в этом году большинство американских СМИ промахнулись, сделав ставку на победу на президентских выборах , — победил-то Трамп. Причем волею американской глубинки, которая дружно проголосовала за кандидата от республиканцев. С тех пор ей, глубинке США, всем этим условным «Эббингам», была объявлена решительная война со стороны либерально настроенной интеллигенции. Вот и эта лента — из той же серии крупнокалиберных выстрелов в информационной гражданской войне, развернутой гражданами США против своих же соотечественников. Хорошо сказал один американский журналист, из The New Yorker, что фильмы, подобные «Трем билбордам », нечестны, ведь «народ Миссури просто не может ответить». Зато в 2020-м эта тактика дала свои плоды, вытеснив на фоне массовых беспорядков из общественного сознания скользкий вопрос — так кто же на самом деле победил на президентских выборах и не украли ли победу у Трампа?

С технической точки зрения фильм заслуживает всего того вороха наград, который он собрал, включая «Оскара» за главную женскую роль, ведь сделан и сыгран он на крепком уровне. А политические преследования и кинематографическое шельмование белых гетеросексуальных американцев пусть остаются внутренним делом США. Хотя, учитывая все зло, которое наша страна увидела за долгие десятилетия со стороны США, тяжело сострадать проблемам граждан вышеназванного государства. Наши же зрители, посмотрев этот фильм, отдали должное героическому образу Милдред, но всё же несколько растерялись перед таким прямолинейным посылом авторов. Для российского сознания остается диким утверждение, что душевная боль дает право на наплевательское отношение ко всем остальным, какими бы убедительными объяснениями этот тезис не обставлялся. Может быть, здесь сказалась давнишняя традиция начинать оценку ситуации с себя? Хорошо, если так. Ведь для того, чтобы организовать мощные массовые беспорядки по примеру тех же BLM, демагогам надо прежде всего лишить людей способности оценивать собственные поступки.