Войти в почту

Лучшая Саломея и онегинская Татьяна всех времен: Любови Казарновской – 65

18 июля исполняется 65 лет всемирно известной оперной певице – обладательнице уникального тембра и невероятной харизмы. Знатоки называют ее голос «самым сексуальным сопрано мировой оперной сцены», а еще – российским «секретным оружием». Ей многие годы рукоплещут лучшие оперные залы всего мира, а Международный биографический центр США (IBC – International Biographical Centre, Cambridge) внес певицу в список самых выдающихся музыкантов XX века.

Лучшая Саломея и онегинская Татьяна всех времен: Любови Казарновской – 65
© Мир24

Любовь Казарновская в разные годы пела на подмостках Королевского театра Covent Garden (Лондон, Великобритания), Metropoliten Opera (Нью-Йорк, США), San Francisco Opera (Сан-Франциско, США), Houston Grand Opera (Хьюстон, США), Wiener Staatsoper (Вена, Австрия), Teatro Colon (Буэнос-Айрес, Аргенитина), а также на сцене Мариинского и Большого театров России.

В честь юбилея оперной певицы рассказываем о ее жизни, творчестве, об аристократическом замужестве и планах на будущее.

«Я была стопроцентной папиной дочкой»

Будущая прима оперной сцены родилась 18 июля 1956 года в Москве. Ее отец Юрий Казарновский прошел всю войну, окончил , служил в Германии и дослужился до генерал-майора. Впоследствии он писал книги по военной истории и был очень решительным человеком. Любовь Казарновская не раз говорила, что ее сильный характер достался ей от отца. Вспоминая о своем детстве, Любовь Казарновская писала: «Я была абсолютно любимым, обласканным родителями ребенком и стопроцентной папиной дочкой».

Мама Лидия была филологом, преподавателем, отличалась легкостью и мягкостью характера и, как вспоминала о ней сама Любовь Казарновская, была «абсолютным гуманитарием и богемной хохотушкой».

Родители очень хотели, чтобы у обеих дочерей – Любови и Натальи – было лучшее образование. Людмила Казарновская рассказывала в одном из своих интервью: «У нас была большая дружная семья. Родители старались развивать нас с сестрой: книги, театры, концерты. Образование было в приоритете. Родители не особо баловали нас. И мои друзья из разных семей – и обеспеченных, и среднего достатка – тоже были жадными до знаний и понимали, что именно в образовании кроется ключ к поискам профессии, своего места в жизни».

В сталинской высотке, в которой семья получила просторную квартиру, с ними вместе жили сразу две бабушки: мама отца Надежда Ивановна и ее сестра Вера Ивановна. Обе отличались необыкновенным гостеприимством и мягкой, душевной общительностью.

«Когда они пекли пироги, запах распространялся чуть ли не по всему дому, и самые разные люди приходили к нам на чаепития, – вспоминала Любовь Казарновская. – Я знала всех соседей в подъезде, знала, у кого какие проблемы, потому что многие женщины приходили к моей бабушке как к психологу. Она слушала их, а потом давала мудрые житейские советы».

Сестра Наталья, как и их мама, стала филологом, специалистом по французскому языку. А Люба, окончив школу, колебалась: она сперва собралась подавать документы на факультет журналистики, как советовал папа, но потом передумала, поступила в Гнесинское училище, на факультет актеров музыкального театра.

«Мы с мамой шли подавать документы на журфак, и вдруг она сказала: смотри, идет конкурс в училище Гнесиных», – вспоминала певица. Дальше все было как во сне: мама буквально впихнула девушку в зал прослушивания и – ее приняли!

Уроки великого Шаляпина и путь на большую сцену

Не последнюю роль в ее судьбе сыграла и знаменитая эстрадная певица , которая встречалась какое-то время с родным дядей Любови Казарновской. Тот даже уходил к Зыкиной от семьи и целых три года жил в гражданском браке с ней. Певица, послушав юную Любовь Казарновскую, однозначно рекомендовала ей учиться петь.

Но настоящую путевку на профессиональную сцену молодой певице, уже студентке консерватории, дала знаменитый вокальный педагог, аккомпаниатор великого Шаляпина и концертмейстер оперной студии Станиславского Надежда Малышева-Виноградова. Дело в том, что мама девушки еще с военных лет была хорошо знакома с легендарным академиком, пушкинистом . И когда его 80-летняя вдова, живая легенда оперной сцены, согласилась прослушать 18-летнюю Любу, это было настоящим потрясением для девушки. Но именно с этого знакомства и начался реальный путь Казарновской на подмостки лучших театров мира.

«Она учила меня на примере русских романсов в исполнении Шаляпина, с великолепным языком и потрясаюшей актерской подачей, – вспоминала оперная певица. – Мы слушали пластинки Шаляпина и Надежда Матвеевна говорила: «важна вокально-драматическая интонация. Чувствуешь, как он раскрашивает слово? Берет его и, как хороший художник, красит каждую гласную!».

Именно в этом насквозь антикварном доме, с этой потрясающей «дамой из XIX века» будущая оперная звезда начала репетировать партию Татьяны из «» Чайковского.

Ее великолепная учительница достала партитуру «Онегина» с пометками самого Станиславского и говорит: «Ну, Любанчик, давай!». Они начали со сцены письма, и к третьему курсу девушка уже пела всю партию Татьяны. Главный режиссер оперной студии консерватории сказал: «О! Мы тебе дадим спектакль, это очень хорошо!».

А уже студенткой пятого курса Любовь Казарновская спела партию Татьяны в спектакле Музыкального академического театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Она стала солисткой этого театра, окончила аспирантуру консерватории. А роль онегинской Татьяны была впоследствии спета ею на лучших мировых сценах и навсегда осталась своеобразной «визитной карточкой» оперной примы.

«Он засыпал ее цветами и читал наизусть русских классиков»

Через пять лет молодая оперная певица получила приглашение в Санкт-Петербург, в Государственный академический Мариинский театр (тогда он еще назывался театром имени Кирова). Любовь Казарновская стала ведущей солисткой Мариинского театра, она исполнила все главные партии для сопрано, которые только имелись в репертуаре петербургского театра.

Постепенно о ней узнали и ей стали поступать приглашения из-за рубежа. В 1984 году Любовь Казарновская одержала победу в Конкурсе молодых исполнителей в Братиславе, затем она исполнила на летнем фестивале в Зальцбурге «Реквиеме» . Итальянский дирижер, художественный руководитель театра «Ла Скала» был очарован ее голосом, и предложения посыпались как из рога изобилия.

Не последнюю роль в том, что о таланте молодой оперной звезды узнал весь мир, сыграл ее муж, австрийский аристократ с хорватскими корнями Роберт Росцик. Они познакомились в Москве. Молодой человек задолго до их встречи был настоящим фанатом русской оперы. Его отец, аристократ и меломан, еще в детстве ставил сыну пластинки с голосом великого Шаляпина. Не понимая ни слова, мальчик, тем не менее, был потрясен мощью, драматической подачей и богатством звучания его голоса.

Школьником он начал учить русский язык, поступил в Венский университет на факультет славистики, побывал на стажировке в России и помнил, какое сильное впечатление произвело на него российское оперное искусство. По его мнению, опера в России звучала намного мощнее и великолепнее, чем у него на родине. По убеждению юноши, только русская оперная школа рождала поистине великих артистов.

Через несколько лет, окончив обучение, Роберт Росцик вернулся в Россию уже в роли импресарио. Австрийский аристократ искал молодые таланты для выступления в Венской опере.

Голос Любови Казарновской, ее потрясающий драматический талант просто потрясли молодого человека. А когда они познакомились и начали общаться, молодой человек понял, что он нашел еще и свою любовь. Однако Любовь Казарновская к тому времени была уже звездой, ведущей актрисой Мариинки, к тому же, она была старше него на 8 лет.

Роберт Росцик очень переживал, что она откажет ему во взаимности. Он ухаживал красиво и настойчиво: засыпал девушку цветами, восхищаться ее талантом, рассказывал о своих чувствах, читал наизусть целые отрывки из произведений русских классиков. А еще был так красив и элегантен, с такими безупречными аристократическими манерами. В конце концов молодые люди начали встречаться и скоро он предложил Любови стать его женой.

Любовь Казарновская вспоминала, что отношения их развивались просто стремительно. Всего через два месяца после знакомства, в апреле 1989 года, влюбленные сыграли свадьбу в Москве и в Вене.

Их брак оказался очень прочным и гармоничным. Они вместе уже 32 года. Причем оба в разное время многим пожертвовали ради своих отношений. Роберту Росцику пришлось отказаться от успешно начатой карьеры в Венской опере. Он переехал жить в СССР и стал продюсером главной звезды его жизни – супруги. Когда в июне 1995-го у них родился сын Андрей, заботы о новорожденном малыше во многом легли на плечи Роберта: жесткий график выступлений не давал Любови шансов в полной мере насладиться материнством.

А Любовь Казарновская ради рождения ребенка и вовсе была готова пожертвовать своей карьерой. Она знала, что мощная гормональная перестройка организма во время беременности могла пагубно отразиться на ее голосе. Такое случалось не раз среди оперных певиц, и им приходилось бросать сцену. Но супруги все-таки решили пойти на риск. К счастью, все прошло благополучно. Беременность и роды не отразились на чарующем голосе певицы. Через месяц после родов она уже восстановила репетиции, а еще через пару месяцев вернулась на сцену.

«Ее голос глубок и обольстительно вкрадчив»: лучшие театры мира у ног певицы

Зарубежная карьера Любови Казарновской оказалась просто феерической. Мало кто в России мог похвастаться таким количеством предложений. Начиная c 1992 года, певица исполняла ведущие роли на сцене нью-йоркской Метрополитен-оперы, а с 1996 года – на сцене миланской Ла Скала.

«Ее голос глубок и обольстительно вкрадчив. Трогательные, прекрасно исполненные сцены письма Татьяны и ее последней встречи не оставляют сомнений в высочайшем мастерстве певицы», – так писала «» после ее выступления в Метрополитен-опера.

Творческая биография Любови Казарновской – это сплошные открытия. В ее активе сотни оперных партий. Она первая оперная дива, записавшая на компакт-диски все 103 романса Чайковского. А также первая русская певица, исполнившая сложнейшую партию Саломеи из оперы на оперных сценах по всему миру. Да так, что даже внук композитора после посещения спектакля заявил: «Наверное, мой дед имел в виду Казарновскую, когда писал эту оперу».

Когда график выступлений по всему миру стал очень плотным, певице пришлось на какое-то время уехать из России. Семья поселилась в Австрии. Вот как она сама рассказывала об этом:

«Я не хотела уходить из «Мариинки». Но получила сразу несколько очень серьезных контрактов за рубежом. Допустим, заканчивался у меня контракт в Вене, через пять дней начинался в Ла Скала, надо было ехать в Милан. Я иду в наше посольство в Вене, но мне говорят: вам надо возвращаться в Москву, проставить все штампы, потом здесь мы вам их подтвердим, и тогда можете ехать. «Что вы! – отвечаю. – Я не могу этого сделать: пока туда-сюда приеду-уеду, полгода пройдет!»

Прихожу в ОВИР, спрашиваю: как мне быть в такой ситуации? Вам, говорят, надо получать паспорт на ПМЖ, иначе не сможете работать на Западе, потому что за каждой визой нужно будет возвращаться в Москву и оформлять ее месяца по полтора. Для того чтобы получить такой паспорт, вам надо будет сняться с учета в театре и сдать квартиру в Ленинграде. И у меня просто не оставалось выбора».

Сейчас Любовь Казарновская продолжает выступать на лучших мировых площадках. Певица владеет недвижимостью в Италии, Австрии, Баварии и Москве, но больше всего любит отдыхать в селе Вятское Ярославской области. В одном из своих интервью она рассказала:

«Нам очень понравилось село Вятское, я увидела кусочек земли, который мне очень приглянулся: с речкой, с прудиком. И сказала мужу: «Слушай, давай!». У нас есть недвижимость в Баварии, но туда не наездишься. И потом, когда начался этот пандемический ужас, я 35 раз сказала «спасибо» за то, что у нас есть Вятское: мы смогли туда уехать».

Певице удается поддерживать великолепную физическую форму. При росте 168 см ее вес не превышает 57 кг. Своим секретом артистка называет самодисциплину. «Я очень мало ем. Просто очень мало! – делится она своим секретом. – Разделяю свой рацион на крошечные порции, и в основном это овощи, фрукты, а также не сваренные, а замоченные злаки».

Вот уже много лет Любовь Казарновская и ее супруг Роберт Росцик не расстаются ни на день. Они всегда вместе: и дома, и на гастролях, и во время выступлений звезды на лучших сценах мира. Певица шутит, что секрет их крепкого брака кроется в исключительной мудрости Роберта: если между ними возникает спор и накаляются страсти, он всегда берет пятиминутную паузу, чтобы погасить эмоции.

Интересный факт: Роберт Росцик, который обладает утонченным аристократическим вкусом, сам подбирает жене наряды и украшения. Фактически именно он – автор ее безупречного стиля.

Их сын Андрей Росцик окончил Московскую консерваторию, он успешный скрипач, участник и лауреат различных конкурсов.

Актриса не раз говорила, что ее удивляют люди, которые не знают, что им делать в зрелом возрасте. Помимо активной сценической деятельности, она выступает на телевидении, снимается в кино, пишет книги. «Творческий процесс – вот то, что мне интересно, – говорит Любовь Казарновская. – Новые формы, концертные программы разных стилей и жанров, создание спектаклей с молодежью – это то, чем я сегодня занимаюсь. А также – пишу книги, веду свой ютуб-канал, мы с мужем организуем международные фестивали. Поэтому мне смешны разговоры о том, чем я буду заниматься на пенсии. Пенсия – это не про меня».