Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Вот это кадры. Яркая история главных дореволюционных кинобизнесменов

Сто с лишним лет назад в России зарождался собственный Голливуд, в котором кипели нешуточные страсти. Первые отечественные кинобизнесмены ставили на кон свою репутацию и огромные деньги ради развития новой индустрии. Они ездили в Европу, пытались насолить конкурентам, боролись за право быть первыми во всём, переманивали друг у друга актёров и режиссёров. Как всё это было — в материале «Секрета». Отправной точкой развития кинематографа в России и в мире стали первые публичные показы братьев Люмьер — отцов этой отрасли. Знаменитая короткометражка «Прибытие поезда на вокзал Ла-Сьота» — их рук дело. Первый киносеанс Люмьеров состоялся в Париже в 1895 году. Уже через год работы братьев показали в Санкт-Петербурге и Москве. Сюжеты первых фильмов были незамысловаты, но произвели фурор. Возможностями нового чуда техники решили воспользоваться во время коронации в 1896 году. Это была первая киносъёмка в России и первая политическая кинохроника в мире. Результат императору понравился, и с тех пор для архива запечатлевали царские выходы, приёмы и другие события придворной жизни. Массовое кино в стране было исключительно зарубежным. Первые годы индустрией правил французский монополист Шарль Пате, сооснователь студии «Пате». Его киноаппараты везли пионеры российской кинематографии из Парижа, оттуда же доставлялись первые ленты компании. Сначала отечественные киностартаперы зарабатывали на показе зарубежных картин. Но вскоре, накопив денег и найдя спонсоров, начали открывать свои киноателье и торговые дома. О них мы и расскажем. Торговый дом Ханжонкова В 1906 году подъесаул познакомился в Москве с приказчиком Эмилем Ошем. Они подружились и решили вместе заняться бизнесом. Уволившись из казачьего полка, Ханжонков получил 5000 рублей — и вложил их в общее дело. Ош обещал добавить свою часть позже (но обещание в итоге не выполнил). План у приятелей был стандартным для тех времён — они отправились в Европу за кинокартинами, чтобы потом перепродать. Но фильмы успешных на тот момент зарубежных студий «Пате» и «Гомон» были молодым бизнесменам не по карману. Начали они с небольших кинофабрик, в частности с фирмы «Урбан». С её директором Ханжонков и Ош договорились приобрести часть картин на имеющиеся у них 5000 рублей и на такую же сумму купить фильмы в кредит. Справка. Вслед за братьями Люмьер французские киностудии «Гомон» и «Пате» вышли на российский рынок и начали сотрудничать с отечественными прокатчиками. В свой наиболее успешный период у «Пате» было семь российских филиалов, а к 1910-му фирма контролировала до 75% местного кинорынка. Сначала всё шло более чем успешно: часть киноработ предприниматели продали в Варшаве по пути домой, оставшуюся партию продали в Москве. Себестоимость метра плёнки с фильмом составляла 40 копеек, а цена продажи — 55 копеек. Заработать большие деньги не удалось. Тогда Ханжонков разослал письма по иностранным студиям с просьбой дать ему копии фильмов без предоплаты. Лишь одна компания — «Гепфорт» из Лондона — прислала образцы своих картин и согласилась на оплату по мере их продажи. Вскоре бывший подъесаул оставил своего партнёра по бизнесу и стал владельцем собственного торгового дома. Он был во многом на передовой; например, первым из российских кинематографистов получил в банке ссуду для развития своей компании. Александр хотел первым снять художественный фильм, но его опередил конкурент — Торговый дом Дранкова выпустил в 1908 году шестиминутную историческую картину «Понизовая вольница» (об этом — ниже). Её сценарист назвал работу Дранкова слабой и вскоре присоединился к команде Ханжонкова. Вместе они через три года выпустили первый в России полнометражный блокбастер — «Оборона Севастополя». Сюжет строился вокруг событий Крымской войны 1853–1856 годов. Затраты на фильм, по предварительным расчётам, должны были составить от 5000 до 10 000 рублей. Но в итоге бюджет раздулся до 40 000 рублей — огромные деньги по тем временам. Средний годовой доход крестьянина тогда составлял всего 40 рублей. Нужно было искать поддержку. Торговый дом Ханжонкова обратился к государю, и Николай II не только выделил нужную сумму, но и бесплатно предоставил для массовки регулярные войска. Александр долго думал, как отбить огромные расходы. Решение нашлось: из-за ажиотажа вокруг фильма «Оборону Севастополя» продавали прокатчикам только за наличку. Торговый дом не только окупил картину, но и неплохо на ней заработал. После этой работы дела студии пошли в гору. В 1912 году Торговый дом Ханжонкова преобразовали в акционерное общество, уставный капитал которого составил 500 000 рублей. Оборот компании на тот момент составлял огромные 3 млн рублей. За 13 лет существования киностудия выпустила около 1000 художественных и документальных фильмов. К началу Первой мировой войны у Ханжонкова в Москве уже было два кинотеатра — «Пегас» и «Арс» (ныне «Художественный»). В 1917 году Александр переехал в Ялту, где начал снимать фильмы. Он перевёз практически весь персонал компании и планировал построить в Ялте свой Голливуд. Но приход советской власти разрушил его мечту. В 1919 году киноателье бизнесмена национализировали, а в 1920 году его дело окончательно закрылось. Сам Александр с семьёй сначала эмигрировал, но потом вернулся и трудился в советских кинокомпаниях — консультантом и завпроизводством. Торговый дом Дранкова До основания своего Торгового дома Александр Дранков работал фотографом и даже делал очень удачные снимки государя. Когда в Москве появилось кино, Александр решил поехать в Париж, чтобы изучить работу индустрии. В 1907 году предприниматель вернулся, открыл своё ателье (позже преобразованное в Торговый дом Дранкова) и стал снимать кинорепортажи, а позже переключился на художественные короткометражки. В его работе «Понизовая вольница» впервые в истории российского кино применили спецэффекты — монтажная склейка скрывала момент, когда актрису подменяют манекеном и бросают его в воду. Картина получила огромный успех в России. Это была не последняя прибыльная работа компании. Дранков нашёл рецепт коммерческого успеха в съёмке детективных мелодрам — его многосерийные фильмы «Сонька — Золотая Ручка», «Разбойник Васька Чуркин», «Антон Кречет» и другие были дико популярными у зрителей. Отличился Дранков и своими деловыми качествами. Благодаря ему в дореволюционной кинематографии появился метод недобросовестной конкуренции — срыв. Он заключался в том, чтобы разузнать об идеях коллеги и раньше него снять и выпустить заведомо провальный фильм на тот же сюжет или под тем же названием. Александр Ханжонков рассказывал, что во время встречи с ним Дранков узнал о подготовке картины «Песнь про купца Калашникова». После разговора Ханжонков уехал за границу по работе и получил телеграмму из Москвы, в которой говорилось, что конкурент снимает картину на ту же тему. Ханжонкову пришлось ускорить производство своего фильма. В итоге ему удалось выпустить картину на рынок прежде Дранкова. После этого информацию о новых работах бывший подъесаул держал в строжайшем секрете. Но в прокате всё же появлялись почти одинаковые картины — например «Воцарение дома Романовых» Ханжонкова и «Трёхсотлетие царствования дома Романовых» Дранкова. Обе картины вышли в 1913 году. За годы работы Дранков так и не открыл собственный прокат. Сейчас историки называют это главным минусом его торгового дома. Иногда он с трудом сбывал свои фильмы, а отсутствие стабильной финансовой поддержки заставляло киноателье принимать все предложенные заказы. И выполнять их абы как. После этого «дранковщина» стала нарицательным словом в среде кинематографистов. Так называли халтурное и безвкусное направление в кинопроизводстве. Студия Дранкова просуществовала до 1917 года. Предприниматель попытался было заработать на революции, выпустив несколько фильмов, но дело не пошло. Тогда Александр уехал ( https://www.kino-teatr.ru/kino/producer/empire/36130/bio/) в Крым (где, по легенде, снимал порнографические картины), а позже бежал в Голливуд. В 1927 году он решил с фурором вернуться в кинобизнес — снять фильм о любви Николая II и балерины . Но не срослось. Остаток жизни Дранков занимался тем, с чего начал свою карьеру, — фотографией. «П. Тиман и Ф. Рейнгардт» В 1902 году Павел Тиман жил в Париже и работал в местной киностудии «Гомон». В 1904 году Павла отправили в Москву, чтобы организовать одно из прокатных отделений компании. В 1909 году, набравшись опыта, Тиман вместе с владельцем табачной фабрики Фридрихом Рейнгардтом основал собственную компанию «Торговый дом П. Тимана и Ф. Рейнгардта». Фридрих почти не разбирался в кино, но финансировал все проекты студии. Изначально торговый дом поставлял отечественным прокатчикам ленты ведущих европейских фирм («Амброзио», «Витаграф» и «Нордиск»). Но вскоре компания выкупила небольшую кинофирму , чтобы снимать свои картины. Тиман открыл для кинематографа знаменитого режиссёра . В 1909 году он снял первый для студии фильм «Смерть Иоанна Грозного» по мотивам пьес . На эту картину бизнесмен потратил приданое жены — 5000 рублей. В 1913 году Тиман договорился с директором московского отделения «Пате» об аренде новой кинофабрики, которую построили у Тверской заставы. Торговый дом Павла наконец получил постоянную съёмочную базу, где можно было работать над картинами круглый год. По договорённости все снятые там фильмы выкупала «Пате». Тиман одним из первых плотно взялся за экранизацию русской классики. В частности, он снял картину «Ключи счастья» по одноимённому роману писательницы Анастасии Вербицкой. Этот фильм считается одной из крупнейших и дорогих лент 1913 года: его производство обошлось более чем в 40 000 рублей. Тиман заплатил режиссёру картины за работу в «Ключах счастья» 2500 рублей (для сравнения: средний заработок рабочего в 1913 году составлял 25 рублей в месяц). Киноателье Павла снимало дорогие и качественные картины. При этом Тиман задавал правила хорошего тона в законном оформлении авторских прав. Его компания приобрела исключительное право «на все произведения Чехова в кинематографе». Но в итоге бизнес Тимана пошёл под откос даже раньше, чем наступила революция, — в годы Первой мировой войны. В 1914 году предпринимателя выслали из Москвы в Уфу, так как он имел немецкое происхождение. Дело перехватила жена Тимана, но управлять студией у неё не получилось. Торговый дом Павла закрылся. В 1918 году мужчина эмигрировал в Европу, где открыл фирму «Товарищество П. Тимана и Ко», но кинобизнес не пошёл, и это предприятие тоже пришлось закрыть. «И. Ермольев» В 1907 году один из первых русских кинопредпринимателей Иосиф Ермольев, будучи студентом юридического факультета , подрабатывал младшим техником в местном филиале французской киностудии «Пате». Через три года он стал её главным представителем. В 1912-м он стал совладельцем прокатной фирмы «Ермольев, Зархин и Сегель» в Ростове-на-Дону, но уже через два года решил открыть в Москве собственную фирму — «И. Ермольев». У киностудии не было своего проката, но Ермольеву помогла «Пате». В период Первой мировой у французской фирмы начались проблемы с поставками фильмов, поэтому они начали сотрудничать с русским продюсером — и в итоге сделка оказалась на руку всем. В первый год товарищество «И. Ермольев» выпустило 30 фильмов. Притом что собственной съёмочной базы у компании не было. Но уже в 1915 году Ермольев построил в Москве летний и зимний съёмочные павильоны. И дело пошло в гору. Компания Иосифа снимала одновременно кино для простых зрителей и для искушённых. Подобного рода фильмы требовали особого уровня постановки и исполнения, а конкуренция с другими предпринимателями заставляла идти по головам. Поэтому Ермольев собрал вокруг себя мощный пул театральных звёзд. Ему даже удалось переманить актёра у Ханжонкова и Якова Протазанова — у Тимана. Якову Иосиф предложил большую зарплату — 12 000 рублей в год. В итоге тандем Мозжухина и Протазанова принёс огромный успех и озолотил компанию Ермольева. Работал на Иосифа и талантливый оператор . Он впервые в России провёл подвижные и ночные съёмки. Иосиф Ермольев продержался в кинобизнесе дольше его коллег по цеху. В России под его эгидой вышло более 120 фильмов. В 1918 году он открыл филиал кинокомпании в Ялте, но через два года киноателье национализировали. Иосиф и его команда спешно переехали в Европу, где открыли Русское кинематографическое общество И. Н. Ермольева и Ко. с уставным капиталом в миллион франков. Студия за два года выпустила более 40 картин. В 1922-м Ермольев основал новую студию — «Альбатрос», которая сыграла огромную роль в развитии французского кино. Перед Второй мировой Иосиф перебрался в Голливуд, где успел поработать над несколькими успешными картинами. Коллаж: «Секрет фирмы», depositphotos.com

Вот это кадры. Яркая история главных дореволюционных кинобизнесменов
Фото: Секрет ФирмыСекрет Фирмы