Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Бешеные псы: Мы в отстреле за тех, кого приручили

В России все «встали на уши» из-за проблемы бродячих собак. Целая череда случаев, ряд которых закончились трагедией — покусанные, в том числе дети, умерли — всколыхнула общественность. Даже глава потребовал от разобраться с ситуаций с точки зрения новых законов и норм. Начались бесконечное рассуждения на тему того, что «надо что-то делать, надо куда-то ехать». Никуда ехать не надо. Стоит начать с нас самих.

Бешеные псы: Мы в отстреле за тех, кого приручили
Фото: Свободная прессаСвободная пресса

Видео дня

Отрицать наличие проблемы и её остроту, как это делает ряд не особо умных защитников животных, нельзя. Стаи животных, порой до двух-трёх десятков особей, носятся по городам и пригородам, наводя ужас на местных жителей. Власти лишь разводят руками и портят бумагу на очередную отписку.

А давайте вспомним историю проблемы, окунёмся в наше недавнее прошлое. В годы СССР бездомных собак на улицах был самый минимум, чаще всего они попадали туда по объективной причине — после смерти хозяев. Вспомните «Белый Бим Чёрное ухо». История, конечно, повышенной слезливости-сопливости, но примерно так всё и происходило.

Отстреливали, да, не без того. Негуманно. Но отстреливали очень мало, и действительно опасных животных, прежде всего, больных бешенством. В случае ЧП милиция вызывала соответствующую службу, она принималась за поиск и уничтожение смертельно опасного животного. «Живодёров» в советском обществе не любили, презирали и частенько поколачивали.

Однако и работы у них было немного — в стране царило ответственное отношение к братьям нашим меньшим. Про слова в СССР вспоминали редко, а на деле им неукоснительно следовали. Взял в дом кошечку или собачку — ты за них отвечаешь. Этому учили с детства, на том же уровне, как о необходимости мыть руки перед едой.

Все «дворняжки» за редким исключением были пристроены, в деревнях — точно 100%. Иметь «непородистую» собаку не считалось зазорным, напротив, люди гордились своими умненькими и шустрыми Жучками и Бобиками, водили их на собачьи площадки, обучали наравне с овчарками и прочими боксёрами. Учили, лечили, баловали и вообще просто любили. Те отвечали взаимностью.

В годы «перестройки» и всей последующий за ней вакханалии моральные устои нашего общества были разрушены. Плюс выросли новые поколения, которых этому не учили. И вскоре на наших улицах появились стаи бродячих собак, а в подвалах домов — брошенные кошки.

Поигрались и выбросили, причём на улицу зачастую попадают очень породистые, а порой и вовсе уникальные животные. В доме автора этого материала живёт кот редчайшей в России породы «норвежский лесной». Его ещё котёнком нашёл на улице один добрый человек, полковник КГБ. Принёс к себе, потом отдал знакомым, у которых так называемая «передержка» — они пристраивают животных. А потом мы его забрали. Так у Пуха появился дом.

На участок пришла Тайка, голубоглазая, породистая, и голодная. Пришлось строить кошачье «шале», утеплённое, на уровне полноценного человечьего домика, с дверцами. Какая-то тварь взяла на лето и осенью выкинула.

Проблема не в животных, а в людях. В морали, точнее, в её отсутствии. В головах подавляющего большинства российских человеков нынче сугубо потребительское отношение ко всему на свете, к кошкам и собакам тоже.

«Наиболее гадская современная мода — дарить животных. Причём, как правило, одариваемого не спрашивают, готов ли он нести ответственность за нового члена семьи, способен ли он регулярно гулять с собакой, есть ли у него на это время в принципе. А ведь нужно не только гулять, ещё и тратить время и деньги на обучение. В противном случае вскоре у хозяина дома появится совершенно неуправляемая и зловредная тварь, которая станет делать всё, что ей угодно», — объясняет содержатель собачьего приюта Михаил.

Купить детям игрушку — ещё одна мерзкая российская мода. Далеко за примером ходить не надо, у самого такое перед глазами. Пока соседская семья терпит, но, судя по матерным воплям родителей, неуправляемая псина, с которой никто не гуляет — всем типа «некогда» — их уже дико достала. Всю округу тоже. Что дальше будет с несчастной сучкой породы Джек-рассел-терьер (кто не в курсе — фильм ) непонятно. Необученную тварь, загадившую весь коттеджный посёлок, либо пришибут, либо «случайно» переедут машиной.

По каждой породе собак есть своя «команда помощи», поищите в интернете. Энтузиасты пристраивают животных, от которых желают избавиться хозяева, а также обнаруженных на улице особей. По кошкам — аналогично.

Кого только не встретишь вреди бродячих собак… Один раз автор своими глазами наблюдал в одной такой стае бультерьера, самого настоящего, чистокровного. Между прочим, в большинстве государств мира «бойцовые» собаки приравнены к огнестрельному оружию, ведётся их строгий учёт — на том же уровне, как и «стволов». А порой и строже. Ведь винтовка сама никуда не убежит, не начнёт стрелять направо и налево, а буль или стаффордширский терьер — может.

Овчарки, доберманы, ротвейлеры, всевозможные охотничьи породы и прочие пудели. В итоге порой получаются такие «помеси бульдога и носорога», что только в фильмах ужасов снимать. Закалённые в уличных битвах за существование, умные и хитрые. И злые. На нас, людей, которые их предали.

Отстреливать? Не вариант, и дело тут даже не в пресловутой гуманности. Выживут самые хитрые, умные и изворотливые. Они дадут потомство, и через какое-то время результатом такой вот «селекции» станет появление собак-убийц. В сто раз более опасных, нежели современная среднестатистическая уличная шавка. И намного меньше их тоже не станет, резко поумневшие «мутанты» научатся хорошо прятаться. Перспектива просто страшная. По сути, таким образом мы можем спровоцировать появление нового разумного вида, резко агрессивного к homo sapiens. Увы, это не фантастика, а суровая реальность.

Отлавливать, стерилизовать, чипировать и отпускать — да, поможет, но тоже лишь частично. И не в нашей стране. Все госпрограммы, в рамках которых это делалось, провалились по причине совершенно лютого воровства. Честные защитники животных не при делах, дело отдают на откуп своим, приблатнённым. Информации по поводу тех ужасов, что творятся в госприютах, в интернете более чем достаточно.

В целом помогло бы и введение тотального учёта домашних животных, с введением электронных паспортов, и тем же чипированием. Тогда можно будет проследить историю каждого животного и, в случае его появление на улице, привлечь к ответственности конкретного человека, который выбросил собачку или кошечку из дома. Или если пёс кого-то погрыз.

Но, опять-таки, не в современной России. Отечественный чиновник путинского образца — крыса, которая жрёт, и всё никак не может нажраться. Впрочем, это, скорее, оскорбление хвостатых грызунов, они лучше, чем едросы. Намного. Подобных мерзких тварей в дикой природе просто не существует, не выжили.

Тотальный учёт создаст ещё один механизм вымогательства у простого народа. Обложат налогами, иными поборами, «экологическими» и прочими. Ряди любимого питомца люди будут идти на всё, только бы чиновные твари не отобрали у них четвероногих членов семьи. Получится некий аналог ювенальной юстиции, только ещё хуже. Рост «социальной напряжённости» обеспечен. Кремлём народ и так сильно недоволен, рейтинг «гаранта» и его команды стремится к нулю, а ведь многие, защищая своих питомцев, готовы на многое. Да на всё готовы, что уж тут говорить…

Между тем, чиновники уже нацелились на наши с вами карманы.

«Одним из рычагов воздействия на ситуацию может стать обязательная регистрация всех домашних питомцев и введение льготной стерилизации», — считает член комитета по экологии и природным ресурсам Георгий Арапов.

Решить «моральную проблему» нашего общества тоже не получится, в первую очередь для этого необходимо переквалифицировать в «сидентов» всех «власть придержащих». Ибо более аморальных деятелей на Земле-матушке просто не было. В противном случае все потуги на внедрение высоких «духовно-нравственных ценностей» обречены на провал. Голова рыбы давно протухла и невыносимо смердит, соответственно, нездорово и само общество. Требуется срочная ампутация разложившегося органа и его замена на новую структуру. Высокоморальную и социально-ориентированную.