Войти в почту

Каким будет романтическое кино в духе времени?

Видение любви и романтики меняется от поколения к поколению. Зеркалом этого видения является культура и, в частности, кинематограф. Разбираемся, как взгляды современного поколения отразятся на романтических фильмах и какими будут ромкомы для зумеров.

.marker { background: #FFE3E0; background: linear-gradient(180deg,rgba(255,255,255,0) 45%, #FFE3E0 55%); } .disclamer { display: block; background-color:#f3f9f9; font-family:sans-serif; font-size: smaller; text-align: left; padding: 10px; }

Романтика для зумеров

Если раньше синонимом любви была жертвенность и готовность партнеров бросаться на вилы ради возлюбленных, добиваться любви любой ценой, то сейчас поколение зумеров видит вещи несколько иначе. Сегодня любовь заключается в соблюдении личных границ, принципов активного согласия, взаимной поддержке партнеров. Но это еще не все, сам жанр тоже не стоит на месте и продолжает развиваться вместе с возрастающими требованиями зрителей разных поколений.

«Ромком давно вышел за рамки стандартного сюжета „когда парень встретил девушку“. Сегодня с романтическими линиями соединяются истории взросления, проблемы 30-летних, которые запутались в себе и ищут возможность что-либо почувствовать. Заметна и гибридизация жанров, их смешение, что позволяет показать полный спектр эмоциональных регистров и разнообразие человеческих ощущений. Безусловно, индустрия откликается на запросы аудитории и тренды времени.

Если мы говорим про осознанность, то это штука довольно глубокая и разносторонняя, в хорошем романтическом кино мы прослеживаем ее в разных выражениях и формах. Например, картина „Зависнуть в Палм-Спрингс“ — прекрасная история в классическом тропе дня сурка, где повторяется один и тот же день. Фильм рассказывает о людях, которые боятся отношений, в том смысле, что они всегда заканчиваются рутиной и однообразием. Что делать, если зависнешь с партнером в скучной повторяемости на всю жизнь, насколько это ужасно и невыносимо? В итоге выходит, что нужно посмотреть этому страху в глаза, и тогда откроется место для искренней связи. „В этом мире я больше не чувствую себя как дома“ — еще один пример про осознанность через необходимость признать депрессию и оттолкнуться от равнодушия к действительности. Здесь как раз заметно смешение жанров. В этой романтической комедии есть и элементы криминальной драмы. Отлично осознанность прослеживается и в комедии „Любовь-болезнь“. Влечение к другому человеку тут помогает преодолеть границы недопонимания в глобальном мире, через чувства и эмоции появляются ответы на вопросы: „Кто я такой, в чем моя идентичность?“

Важно, что в ромкомах, которые я перечислила, любовь не является самоцелью. Ни один герой из трех картин не ищет ее. Герои скорее испытывают смятение и растерянность. С возникновением эмоций формулируются ответы на насущные вопросы и экзистенциальные страхи. Жанровые фильмы прошлого с их стремлением к финалу „жили долго и счастливо“ сейчас не очень работают, они нереалистичны. А если говорить о сериалах, то хронометраж и длительность, с которой мы погружаемся в чувства, работают с осознанностью (и героев, и зрителей) еще плотнее. Сериалы последовательно раскрывают весь спектр ощущений. Вместе с персонажами мы опускаемся на эмоциональное дно, затем от него отталкиваемся, а после ходим по каким-то перепадам. Наиболее показательным будет классическое сравнение „Секса в большом городе“, где любовь и поиск мужчины мечты были самоцелью, с сериалом „Девочки“ Джадда Апатоу, где происходит деконструкция такой схемы. Эпизод за эпизодом у героинь развиваются не самые удачные отношения, что приводит не к краху, а к возможности лучше сформулировать свои взгляды: от романтически, до профессиональных и социально-политических», — рассказывает Оксана Агапова, кинокритик, американист, выпускница и преподаватель Московской школы кино. Выступала с лекциями и модерировала дискуссии в Москино и РГГУ. Входит в инициативную группу конкурса российского документального кино Show RUS!, созданного арт-объединением CoolConnections и МШК.

Будем на связи! Подписывайтесь на нашу рассылку и получайте каждую неделю подборки актуальных и интересных статей от нашей команды.

Сложности с зумерским

Показать здоровые с зумерской точки зрения отношения сложнее, чем кажется. По крайней мере для сторителлеров, привыкших работать с конфликтами и игрой страстей. Классическая романтическая история полна сюжетных приемов, которые в том числе включают нарушение личных границ, манипуляции со стороны партнеров, жертвование и спасательство. Чтобы создать увлекательный сторителлинг, авторы берут старые приемы и вдыхают в них новую жизнь, соответствующую современным ценностям.

«Тропы и клише были и есть в ромкомах, но сейчас они все чаще нестандартно обыгрываются. Наиболее важно, что ценят зумеры: реалистичность, честность, возможность выйти за рамки и границы прежних представлений, потому что мы живем в крайне разнообразном мире, где любая стандартизация в глазах зумеров выглядит как обман. Поэтому говорить о привязанности к тропам становится все сложнее. Хотя, конечно, они есть. Например, в одном из главных фильмов поколения Z, комедии Бо Бернэма „Восьмой класс“. Классическая история про милую школьницу, которая борется с акне и идеализирует потенциального партнера. Интересно, что здесь идеализация человека происходит на основе образа из соцсетей. Или „Ужин в Америке“ — американское инди о девочке в очках, которая влюбляется в плохого парня, и постепенно оба приходят к обретению настоящих себя.

Я бы не стала подводить зумеров под какие-то стандарты и обобщения: они очень разные, и это здорово. Хотя очевидно, что они неравнодушны к вопросам неравенства, разнообразия, ментального здоровья, размытия социальных ролей, поиска родственной души. Поэтому речь скорее не о тропах, а об актуальных темах», — объясняет Оксана Агапова.

Не только про терапию: о чем будут романтические фильмы

Вряд ли романтические фильмы для зумеров откроют абсолютно новую страницу в мире ромкомов. Но фокус такого кино будет посвящен, возможно, не всепобеждающей силе любви, а таким темам, как принятие, умение строить диалог, договариваться на равных и быть счастливыми вместе, а не ради друг друга.

Кино для молодого поколения — это вопрос не только новых тем, но и новых форматов, ведь теперь существует масса способов рассказывать истории.

«Есть ощущение, что уже сегодня все ужасно размыто. Например, бумеры видели „Когда Гарри встретил Салли“, а миллениалы, к которым отношусь я, — „Из 13 в 30“. Говорить о зумерах и тем более поколении Альфа непросто, контента крайне много, найти одну историю, которая объединяет всех, становится сложнее. Я знаю зумеров, которые пользуются платформами авторского кино MUBI и The Criterion Channel. Есть те, кто смотрит только YouTube и TikTok.

Скорее всего, будет много фильмов на стыке с сай-фаем, которые обращаются к исследованию связи человека и машины. Много интересных вопросов на эту тему уже затронул Спайк Джонс в пусть и не ромкоме, а выдающейся драме „Она“ о привязанности к искусственному интеллекту, который программирует идеального партнера. Также можно ожидать картин о неопределенности нашего времени, об апокалипсисе, проблемах экологии, этических дилеммах. Ждем больше ромкомов о семье нового формата, не нуклеарной, а „family of one“, о любви к себе и жизни в одиночестве.

Борьба с токсичностью появилась в кинематографе не сегодня, этого врага мы знаем давно, он слишком многоликий. Если вспомнить Новый Голливуд, то кино той эпохи тоже боролось с токсичностью своего времени. Тогда токсичным казалась масштабность, богатство, невозможность выйти за рамки стереотипов, а также традиционный взгляд на гендерные роли в отношениях и обществе в целом. Поэтому появлялись „беспечные ездоки“ и „незамужние женщины“ (отсылка к одноименным работам Денниса Хоппера и Пола Мазурски соответственно). Цикличность и перепады возможны и сейчас, я не исключу отката и к более классическим историям о любви, но такие фильмы скорее будут тяготеть к анализу переменчивого состояния каждого персонажа, особенно в мире, где поиск нового партнера кажется простым (но именно кажется, кино отлично эту иллюзию иллюстрирует, например фестивальный хит прошлого года „Худший человек на свете“).

Я жду как больших историй, так и развития более камерных форматов. Очень интересно, как будет развиваться короткий метр и все, что касается другого зрительского восприятия. Поколение Z обрабатывает информацию быстрее, поэтому неспешные трехчасовые фильмы станут для него скорее исключением или столкновением с новым опытом, хотя внутренне я очень против приведения зумеров к общему знаменателю. Но повторюсь, что главным врагом кино будущего, на мой взгляд, станут откровенная фальшь и однообразие. Посмотрим, как индустрия откликнется на запрос динамичных, но при этом ярких и авторских (с позиции индивидуального подхода и почерка) картин об отношениях», — рассказывает Оксана Агапова.

Теории и Практики: главные новости