Войти в почту

Сага о крушении идеалов

Эта серия, предположительно, включает пять хронологически связанных между собой романов: "Кооператор", "Политик", "Финансист", "Риелтор" и "Инвестком", охватывающих период с 1985 по 2012 год. В настоящее время, кроме романа "Инвестком", к печати в основном подготовлен роман "Финансист", издание которого предполагается позже. Писатель Леонид Подольский верен себе: он пишет о переломных моментах истории в период перехода советского общества в постсоветское. Эта же тема поднималась в предыдущих романах: "Идентичность", "Распад", в повести "Эльмира" и др. Каждый новый роман Подольского словно бы продолжает одну магистральную эпопею: это время оказалось настолько проблемным, что его литературная разработка неисчерпаема. Можно рассматривать "Инвестком" как отдельное произведение. То, что его начало является продолжением целой саги, не бросается в глаза, если не знать о серии – а роман построен так, что это выясняется далеко не сразу. Леонид Подольский. Подольский берет быка за рога характерным первым же эпизодом: "Игорь Полтавский встретил Ирину Барзани в на Кутузовском. Он сразу обратил внимание, как быстро и уверенно Ирина вписывает в договор условия доступа к ячейке, давая одновременно пояснения клиентам". Книга посвящена риэлторскому бизнесу в России в 1990-х и начале 2000-х, а в тексте достаточно ретроспектив, знакомящих с прошлым главного героя Игоря Полтавского. Финал открытый: " В заключение Игоря информировали, что его заявление будет переслано для дальнейшего рассмотрения. Дурмашина, словно вечный двигатель, продолжала холостую, бессмысленную работу". Кажется, что похождения "идеалиста" могут продолжаться и после написания всех пяти книг. Что резонно в исторической перспективе – пока люди живы, продолжение возможно. То же самое относится и к литературным героям. Полтавский остается жив, несмотря на то, что попадает в различные криминальные, часто опасные передряги. Но его идеалы терпят поражение за поражением, сталкиваясь с новыми "свинцовыми мерзостями дикой русской жизни". Горький сказал эту ставшую крылатой фразу век назад. Но каждая новая эпоха не уничтожает, а лишь приумножает мерзости. Вместе с тем между началом и финалом "Инвесткома" складывается логичная и практически завершенная история, делающая роман самодостаточным высказыванием. Роман "Инвестком", что типично для Подольского, "многолюден" и полон событиями, он и сам по себе эпопея, а его сюжетом служит сама жизнь. Он выстроен не по литературной схеме с завязкой, кульминацией и развязкой, а по этапам биографии главного героя. В данном случае "следование за жизнью" для книги комплимент. Хотя автор не забывает и о литературной составляющей. Протагонист книги Игорь Полтавский, бывший научный работник, в перестройку пытается заняться большой политикой, терпит фиаско, а в "лихие девяностые" уходит в риэлторский бизнес. "Изнанка" бизнеса описана с огромным знанием вопроса. Сфера торговли недвижимостью в глазах Полтавского – один сплошной криминал. Тут и торговля с использованием "подставных домов" на селе, и выкуп квартир и комнат за бесценок у "нищебродов", и "увод" коллегами выгодных сделок друг у друга, и более крупные аферы. Потому у "идеалиста" героев-антагонистов целая пропасть. Многие "помечены" говорящими фамилиями: Козлецкий, Кулик. Особенно выразительны братья Разбойские, идеологи беззаконного обогащения, руководствующиеся формулой, что Москва – город для супербогатых, а от бедных надо избавляться как от балласта. Практически шиллеровские "братья-разбойники", только без романтического флера. У них есть и более близкий к нам архетип – это повесть "Дьяволиада": близнецы, погубившие делопроизводителя. В романе много бумажной волокиты и подлинной бесовщины. Другие герои-антагонисты обозначают "коммунистический интернационал" Советского Союза –цыгане, евреи, армяне, мусульмане из Средней Азии и с Кавказа, потомки кубанских казаков и даже дочь малочисленного народа езидов (курдов-христиан) Ирина Барзани. Интернационал нужен писателю, чтобы подчеркнуть: в новом времени "несть ни эллина, ни иудея", но не потому, что настала эра братской любви и согласия, а потому, что все решают деньги, без различия крови. "Инвестком" – это жульническая риэлторская компания, с которой в конце концов Полтавский рвет все связи. В книге мотив смутной национальной идентичности Полтавского – еврея, оторвавшегося от корней, – занимает не такое важное место, как в романе "Идентичность". Здесь на первый план выходят размышления протагониста о том, почему настало бездушное время: "Новорусский мир, создать который он когда-то стремился… повернулся к нему жестокой, безразличной своей стороной. Новое общество оказалось не лучше прежнего, советского: в мире чистогана никто никому не был нужен". Человеческая ненужность становится лейтмотивом повествования. Полтавский (как и Подольский) с обстоятельностью ученого анализирует причины и следствия. Автор подает свои рассуждения через сноски; они складываются в конспект российской новейшей истории. Герой и его создатель приходят к единственному выводу: новая Россия с ее пороками целиком выросла из "старой". Первое разочарование Полтавского: "Во что он действительно верил, так это в российский капитализм с человеческим лицом, а в комсомоле тем временем растили Козлецких…" Второе же разочарование связано с русским народом – безропотным, беспомощным перед мошенниками, утратившим все духовные ориентиры и даже житейскую сметку. Прозрение настигает риэлтора в российской глубинке, где он за копейки скупает брошенные дома: "А так ничего. Где водка, там и Родина, – мужичок осклабился, показав чёрные зубы". Идеалы утрачены "сверху донизу". Несмотря на тяжелую суть книги, читать ее интересно и познавательно даже тем, кто пережил 90-е годы, благодаря широкому кругозору автора и колоритным деталям, оживляющим персонажей и перемежающим идейные описания. Зная работоспособность писателя Подольского, не сомневаюсь, что сага об идеалисте увидит свет полностью. Будем ждать ее остальные книги.

Сага о крушении идеалов
© Ревизор.ru