Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Он не уставал разыгрывать всех и вся: трудное счастье Евгения Моргунова

27 апреля исполняется 95 лет со дня рождения легендарного советского актера . Он был скрытным человеком. Хоть и любил компании, друзей, посиделки, но предпочитал либо слушать, либо балагурить. Откровенничать не любил. Интервью давал крайне редко, мемуары не писал, глубоких статей о своем творчестве не дождался, поэтому все, что мы знаем о Евгении Моргунове, основано на слухах, байках и анекдотах.

Он не уставал разыгрывать всех и вся: трудное счастье Евгения Моргунова
Фото: Игорь Уткин/ТАССИгорь Уткин/ТАСС

Видео дня

Портрет при этом возникает настолько противоречивый и неординарный, что разобраться, где правда, а где вымысел, сложно. Людей, которые относились бы к нему безразлично, практически нет: его или любили, или ненавидели.

Всю жизнь Моргунов играл роль благополучного актера и человека. Он создал себя сам. Буквально вылепил маску того самого Бывалого, которого впоследствии сыграл в кинокомедиях . Благополучие пришлось изображать с малых лет, ибо Женя Моргунов тянулся к музыке, к кинематографу — ко всему прекрасному, а социальное положение этого не позволяло.

Ему было всего два года, когда из дома ушел отец. Все заботы легли на мамины плечи. Жили Моргуновы бедно в небольшой комнате на Матросской тишине. Мама работала уборщицей на фабрике "Буревестник", где шили обувь. Когда Евгению исполнилось четырнадцать лет, началась война.

Письмо Сталину

Надо было идти работать — помогать фронту, кормить семью. Он пришел на Сокольнический вагоноремонтный строительный завод, где стал учиться и работать слесарем-электросварщиком, а закончив курсы, вытачивал болванки для артиллерийских снарядов.

Однажды Женя Моргунов принял участие в любительском спектакле Клуба имени Русакова, и ему по душе пришлись аплодисменты, успех, лица зрителей. Он написал письмо товарищу Сталину, где говорил, что любит , , любит все те песни, которые поют советские артисты, и поэтому тоже хочет посвятить себя искусству, хочет учиться...

Через пятнадцать дней на завод генеральному директору пришел ответ: "Направить тов. Моргунова в распоряжение Комитета по делам культуры. Сталин". Так Евгений оказался во ВГИКе у , на курсе которого не хватало ребят, зато училось много замечательных девушек: , , , Муза Крепкогорская. Позднее присоединились еще и .

На герасимовском курсе Евгений Моргунов был самым молодым. При поступлении он читал главы из "Василия Теркина" и делал это, по воспоминаниям сокурсников, замечательно. Да и внешне он очень напоминал обаятельного русского солдата, такого как Алеша Скворцов — герой фильма .

Стройный, подтянутый, белобрысый, вечно улыбающийся, он, не замолкая, сыпал анекдотами и не уставал разыгрывать всех и вся, невзирая на возраст и должности. А вечерами пропадал на концертах, и ко второму курсу на слух исполнял первый концерт Чайковского для фортепиано с оркестром.

Безызвестность и успех

Учеба была недолгой, уже в 1945 году Герасимов вывез весь свой курс в Краснодон. Начались съемки "Молодой гвардии". Роль предателя Почепцова была в фильме одной из центральных. Съемки шли несколько лет. Ребята жили непосредственно в том месте, где совсем недавно разворачивались трагические события, многие квартировались прямо в семьях своих героев.

Но фильм ожидала тяжелая участь. Он был безжалостно изрезан цензурой. Практически вся роль Моргунова легла в корзину. И если исполнителям центральных ролей премьера принесла успех, награды и путевку в большое кино, Моргунову доставались лишь тумаки от особо впечатлительных зрителей, и своего звездного часа ему пришлось ждать добрый десяток лет. Снимался-то он много, но играл крошечные роли, эпизоды, в общем-то не влияющие на ход основных сюжетных линий.

Его никто не знал, однокурсники почти забыли, и когда в 1961 году Моргунов появился в короткометражке "Пес Барбос и необычный кросс", все ахнули: "Что с Женей?!" На экране был огромный, тучный, лысый дядька, целиком соответствующий своему малоприятному образу. На самом же деле, это было началом долгой, изнуряющей болезни...

На роль Бывалого Леонид Гайдай искал исполнителя долго, перепробовал многих известных и неизвестных артистов. Моргунова рекомендовал всесильный , директор "Мосфильма". Позвонил секретарше и сказал: "Передайте Леониду Иовичу Гайдаю, что я утверждаю Евгения Александровича Моргунова на роль Бывалого. Пусть время не тратит, средств не тратит и больше никого не ищет!"

Успех троицы Трус-Балбес-Бывалый был грандиозным, актеры поистине проснулись знаменитыми. У Евгения Моргунова началась иная жизнь. Он уже не мог проказничать, как раньше, например, бесплатно питаться в ресторанах под видом работника НКВД.

В былые времена он подходил к администратору, быстренько совал под нос красную ксиву и грозно шептал: "Поставьте мой столик так, чтобы я мог видеть тех двоих, а они меня — нет". Администратор растерянно кивал, и через минуту Моргунов уютно располагался в тихом уголке, а у него на столе возникала самая изысканная закуска.

Теперь его знала вся страна. Коллеги и в глаза и за глаза называли его "везунчиком". Как же! Вложено-то было совсем немного, а получено в сто раз больше, чем у других! Кроме Бывалого в его творческой биографии больше ничего выдающегося и не случилось. Но то ли у артиста был такой характер, то ли он ни на что больше и не рассчитывал, он извлек из этого образа максимум пользы.

Но заботился не только о себе. Стоило при нем заикнуться о проблемах, как он незаметно вставал, уходил в другую комнату и набирал номер нужного телефона. А потом сообщал обескураженному знакомому, куда и во сколько тому надо подъехать.

С другой стороны, слава расслабила Моргунова. Он совершенно не заботился о своей карьере, не теребил режиссеров, не навязывался, не кричал: "Я сыграю короля Лира, как никто!" Он привык к вольной жизни, к экспедициям и бесчисленным поездкам с концертами по стране. Его не шибко заботил уровень фильмов, в которые его приглашали. Он принимал и это как должное, не хотел играть — отказывался.

Редкий талант

Однако всю жизнь Моргунов самосовершенствовался с завидной настойчивостью. Он тянулся к прославленным мастерам — композиторам, художникам, писателям — и те, в свою очередь, с удовольствием брали его в свои компании. Пусть застолье, пусть дым коромыслом, но ни одно слово не проходило мимо Моргунова незамеченным. Он жадно впитывал все услышанное, вникал, спрашивал.

Находясь на съемках или гастролях, Евгений Александрович первым делом узнавал, какие в этих краях имеются достопримечательности, исторические места. И если где-то в трехстах километрах оказывался дом, где родился или останавливался такой-то поэт или ученый, он начинал действовать: звонил в райсовет, добивался машины, выискивал проводника, гнал в эту глушь, там находил какого-нибудь перепуганного старожилу и требовал рассказов.

Диабет постепенно разрушал все: и сердце, и легкие, и ноги. И никто не подозревал, как ему было тяжело. Он выходил из дома, делал два шага и останавливался — смотрел по сторонам, будто рассматривал двор.

А на самом деле эти два шага ему давались с большим трудом. На сцену мог выйти в валенках и пошутить, что получил их только что в подарок от , а на самом деле ничего другого просто не смог надеть из-за боли.

В периоды обострений Евгений Александрович становился особенно раздражительным и злым. А так как после ухода из жизни великих стариков в актерской среде для него не существовало авторитетов, он мог отпустить не самую добрую шутку в чей угодно адрес.

Поэтому со временем многие перестали подавать Моргунову руку. Он так и не получил "народного артиста", хотя ходатайства о звании несколько раз посылались в министерство культуры.

Ни одно официальное лицо не появилось даже на похоронах Евгения Моргунова, никто не пришел ни из Союза кинематографистов, ни из театра Киноактера, ни из других важных организаций. Не было выделено ни копейки казенных денег. Хотя ушел человек, имя которого знала вся страна.

Евгений Александрович Моргунов скончался 25 июня 1999 года. Трудно сказать, был ли он счастлив в своей профессии. Такими мыслями он не делился ни с кем. Счастливы были зрители, которые набивались в душные кинотеатры, чтобы посмеяться над приключениями трех незадачливых жуликов.

Счастливы были домоседы, которые неизменно включали телевизор, если видели в программе кинокомедии Гайдая. Я не раз наблюдал счастливые лица в зале театра Киноактера, когда на сцену выходил Евгений Моргунов и исполнял веселые куплеты, а потом, в антракте, зрители выстраивались в длиннющую очередь, чтобы сфотографироваться на память с любимым артистом. Дарить улыбку, смешить, радовать одним своим появлением — это редкий талант. И, наверное, счастье.