Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

"В работе легких моментов нет". Как работает в высокогорье отряд альтруистов и философов

27 июля Эльбрусский высокогорный поисково-спасательный отряд (ЭВПСО) отмечает свое 30-летие в составе МЧС. В нем есть не только спасатели-альпинисты, но и водолазы, и кинологи — всего в штате 90 человек. Подразделение "Нальчик" ЭВПСО на лето выставляет посты в Безенгийском ущелье, популярном у альпинистов; в Чегемском районе, где действует парадром; постоянные посты работают в ущелье Адыр-Суу и Шхельда.

"В работе легких моментов нет". Как работает в высокогорье отряд альтруистов и философов
Фото: ТАССТАСС

Видео дня

С 1992 года отряд провел 2 935 спасательных работ, спасено 6 243 человеческие жизни. Уникален отряд тем, что практически все работы проходят выше отметки 3 тыс. м над уровнем моря до самой вершины Эльбруса (5 642 м).

Начальник отряда, спасатель международного класса, заслуженный спасатель России, кавалер ордена Мужества Абдуллах Гулиев признается, что в его работе "легких моментов нет". Он отдал профессии 40 лет, глубоко погружен в специфику и пользуется непререкаемым авторитетом в коллективе.

"В первую очередь это ответственность за весь коллектив, решение финансовых вопросов, зарплаты. А когда проходят спасработы, наступает двойная ответственность, напряжение не спадает, пока ребята не вернутся на базу", — рассказывает Гулиев.

Специалисты с десятью дипломами

Практически все спасатели в отряде обучаются на специальность "промышленный альпинизм", проходят водолазную подготовку и поэтому работают на воде, под водой, на месте разрушений, землетрясений, там, где проходят паводки.

"Что касается высотных работ, ребята всегда готовы приступить к спасению людей на любой высоте, такие работы были в Киргизии на пике Хан-Тенгри на высоте 6 7 тыс. м. Не исключено, что, если где-то в подобном месте что-то случится, в первую очередь забросят Эльбрусский отряд", — говорит он.

Чтобы попасть сюда на работу, нужно отвечать множеству сложных требований.

"Претендент должен иметь высшее образование, отслужить в армии, иметь хорошую физическую форму, желательно, чтобы ходил в горы, имел спортивный разряд, несколько смежных профессий. Несмотря на это, в последнее время появились желающие, недавно мы взяли на работу троих молодых ребят. До этого у нас тоже был набор, но из четырех остался только один, остальные не выдержали, и это нормально. Одни рассуждают, наверное, что сутки отдежуришь и трое суток — дома, но за эти сутки можно столько снега накушаться и всего остального, что в выходные не успеешь отойти", — поясняет Гулиев.

При повышении классности спасателя нужно пройти курсы подготовки по разным специальностям, спасатель первого класса сдает английский язык, у него должно быть десять смежных профессий, аттестацию проходят ежегодно.

"На пенсию спасатель выходит через 15 лет, на работу берем в зависимости от опыта, есть люди, которые в 50 лет чувствуют себя хорошо, бодро работают в горах, имеют хороший опыт в альпинизме, знают хорошо район, и мы их можем взять на работу, но желательно натаскивать молодых ребят после армии", — делится он.

По его оценке, материально-техническое обеспечение отряда неплохое, но для работы на таких высотах нужна одежда как для работы в Арктике, та, что есть, не всегда выдерживает температурный режим, из-за сильных ветров приходится иногда разворачиваться с горы.

"По транспорту у нас оснащенность есть, наверху два ратрака (специальная снегоуплотнительная машина на гусеничном ходу, используемая для подготовки горнолыжных склонов, транспортировки или спасательных работ в соответствующей местности), на базе уазики, аварийно-спасательные машины с техногенными инструментами на случай ДТП или обвалов и завалов, болотоходы, квадроциклы, снегоходы", — перечисляет Гулиев.

Особый коллектив — особый климат

Когда идут спасательные работы, ребята ничего не делают в одиночку, они разбиваются на группы, и каждый отвечает не только за себя, но и за напарника. "Нужна обязательно слаженность, на горе всякое бывает, возможны и передряги. После проведения спасработ обязательно идет разбор ситуации, принимаются решения, учитывается мнение всех участников, особо конфликтов нет, возможны неудовольствия, конечно, мы работаем с ними, и психологи работают, проводят тестирование, делают выводы, выявляют опасных людей, и такое бывало. Здесь человек сам видит, что не приживается, что он не в команде", — делится начальник.

Поисково-спасательные работы начинаются с поступления сигнала. "При их проведении формируются головной, вспомогательный и резервный отряды. Если даже головной отряд не пробился, через несколько часов спускаются, следом идет вспомогательный отряд и т.д., меняются, поэтому точно сказать, что вернутся и будут ждать утра или погоды хорошей, — такого нет, можно отсидеться в базовом лагере час и продолжить поиски. Круглые сутки ищем, тем более когда знаем примерные координаты терпящих бедствие", — заверяет он.

Ночевка на горе

Тревожный случай произошел на Эльбрусе в конце мая, когда с 11 спасателями и четырьмя туристами почти на сутки пропала связь. Поступило сообщение о том, что на вершине Эльбруса приземлился вертолет и заглох. На борту четверо абсолютно не подготовленных людей, без необходимой экипировки. Нужно срочно спасать.

Вперед ушел головной отряд, добрались до цели, передали одежду и обувь, подготовились к спуску, и тут местность накрыл туман, началась пурга, температура опустилась ниже минус 30. Передвигаться стало сложно, смогли добраться только до хижины, расположенной на седловине (на высоте около 5,3 тыс. м), которую подготовила другая группа спасателей, затем вернувшаяся на базу.

"Крайняя связь с ними была в 18:40, сообщили, что состыковались с группой и будут спускаться. С учетом того, что в вертолете сидели абсолютно не подготовленные люди и по ходу спуска стало понятно, что, если продолжить движение, можно потерять людей и самим потеряться, решили переждать в хижине, и все 15 человек забились туда. Ситуация была напряженная, связи нет, никаких данных нет, до утра селектор с Москвой. Ребята пытались пробиться на седловину снизу, но из-за сильного ветра так и не смогли за ночь туда выкарабкаться. Они все верно сделали, но, конечно, здесь внизу волнение было очень большое. Такого у нас не было никогда, это первый случай, чтобы 11 спасателей с группой заночевали на горе", — рассказывает Гулиев.

Любая спасательная работа уникальна и откладывается в памяти, добавил он. "Были и приятные работы, когда люди пропадали целыми группами, искали по несколько дней и находили, когда уже не оставалось надежды. Как-то на горе пропали 12 англичан, прошло много дней с начала поисков, всю группу обнаружили живыми. Мы и не надеялись, честно говоря, думали, что на Эльбрусе нереально было бы выжить, но чудом они ушли на север, попали в каньон и по нему блуждали голодные, оборванные, но живые", — вспоминает он.

В сентябре 2021 года поступило сообщение о том, что на Эльбрусе группа из 20 альпинистов терпит бедствие, не могут спуститься. В эту трагическую ночь погибли пять человек.

"Много факторов сыграло роль, неопытные альпинисты, нехватка гидов, очень плохая погода, буран, температура минус 40, паника в группе и среди гидов. Из 20 человек 15 остались живы благодаря спасателям, это большой показатель, до них могли бы и не дойти, ребята пробились, не остановились", — рассказывает начальник.

Эльбрус — уникальная гора, там творится что-то невероятное, мечтательно говорит мой собеседник. "Такое ощущение, что там есть какой-то дух или что-то инопланетное. Я неоднократно сам терялся на Эльбрусе, было такое ощущение, что я попал в другой мир, настолько там меняется картина. Ты знаешь стопроцентно, что находишься на седловине, но почему-то вся панорама вмиг становится незнакомой. Ребята наши неоднократно терялись и плутали вокруг Эльбруса, и только выносливость, опыт и знания выводят на свой маршрут", — предостерегает он.

Может, там есть аномальная зона или определенные периоды, предполагает Абдуллах и поясняет, что есть понятие "Эльбрус принимает или не принимает" и с этим просто нужно смириться.

Зачем рисковать жизнью женщины

"Я не хрупкая — я занималась тяжелой атлетикой", — восклицает единственная девушка-спасатель Анастасия Клименкова, которая работает в ЭВПСО второй месяц. Три года назад она приехала в горы попутешествовать и осталась навсегда.

"В спасатели пошла, потому что я могу спасать людей, у меня есть ресурс физический, я считаю, что у меня есть генетическая предрасположенность к высоте", — увлеченно рассказывает девушка.

Родилась она в Псковской области, а в Кабардино-Балкарию переехала уже из Санкт-Петербурга. Имеет несколько образований, а последние восемь лет работала художником. "Но я еще фельдшер, инструктор по горному туризму и альпинизму, у меня второй спортивный разряд по альпинизму, я мастер спорта по тяжелой атлетике", — перечисляет действительно хрупкая девушка, которой на вид не больше 15 лет.

"Мне 28 лет, но меня никто всерьез не воспринимает. Уговорить взять сюда на работу было очень трудно. Но, когда стала ходить на спасы, ребята оценили мои возможности", — добавляет она со звонким смехом.

У Анастасии пятилетний сын, у которого "тяжелая жизнь". "Прошлым летом он несколько месяцев жил со мной в палатке, я сама себе хотела бы такое детство. Мы с ним много путешествовали, катались везде, сейчас он здесь и про старый наш дом редко вспоминает".

Глядя на эту восторженную, позитивную, увлеченную девушку, понимаешь: спасатель — это не работа, а образ мыслей. "Если бы мне нужна была работа, чтобы получать деньги, я бы пошла в другое место. Это нужно быть энтузиастом, "повернутым" человеком, возможно, где-то альтруистом, благодарности или материальных благ не ждешь, но от осознания того, что ты спас человека, помог, становится приятно".

Не смутили девушку и запугивания друзей. "Говорили, что кавказцы темпераментные, в лес заведут, украдут, попрощайся со всем, к чему привыкла, но здесь живут милейшие люди! На Кавказе женщина — домоседка, должна быть с детьми, работать ей не нужно. Я как-то в очередной раз приставала ко всем со своими просьбами взять меня на работу, а один из спасателей и сказал: "А зачем рисковать жизнью женщины, когда можно рисковать жизнью мужчины! Что ты тут забыла!" Эта фраза запала в душу".

Орден Мужества — в подарок маме

Накануне юбилея отряда спасателю первого класса, руководителю подразделения "Высокогорный" Азнору Хаджиеву за его работу вручили орден Мужества. У балкарцев не принято говорить о достижениях своих детей в их присутствии, хвастаться перед другими, а тем более хвалить, как не принято и показывать свою озабоченность или тревогу за них.

Так и в семье Азнора, родители и младшая сестра никогда не хвалят и не ругают, никогда и не знают о том, что он ушел на спасработы, новости о спасенных жизнях они видят в соцсетях.

"Орден, как приехал (награду вручил в Москве глава — прим. ТАСС), отдал маме! Дома особо меня никогда не хвалили, да и переживания скрывают, как в любой балкарской семье. Может, в мое отсутствие что-то и обсуждают, не знаю, но, конечно, все рады", — добавил он.

А вот руководство на добрые слова не скупится. Нужно ли лезть в 25-метровую трещину, идти в пургу на вершину Эльбруса или вытаскивать автомобиль с людьми, угодивший в бурные потоки горной реки, — он всегда первый. "С момента начала работы Азнора я замечаю, что он даже во время отпуска оказывается на спасах. В любых сложных ситуациях он работает до упора, ребята все так, но он возглавляет головной отряд и делает все как нужно. Помимо спасработ мы обеспечиваем безопасность на множестве альпинистских мероприятий, и там Азнор всегда активен", — рассказывает Абдуллах Гулиев.

36-летний Азнор Хаджиев работает в отряде 14-й год, успел приобрести профессию инструктора промышленного альпинизма, получил жетон "Спасение в горах", водит снегоход и любую мототехнику, участвовал более чем в сотне спасательных операций.

Работа спасателя — его мечта детства, которую несложно было осуществить после работы спасателем на канатной дороге, инструктором на военной базе горной подготовки и неоднократных восхождений на Эльбрус.

"Тут все друг друга знают, доводятся родственниками, и я взял пример со своих старших, был знаком с Абдуллахом Гулиевым, Альбертом Хаджиевым (спасатель международного класса, заслуженный спасатель России, замначальника отряда). Ходил на гору, испытывал себя, с детства по горам ходил. Благодаря нашим старшим, руководству мы имеем возможность много учиться, направляют нас в правильное русло", — говорит Азнор и констатирует, что он доволен тем, что имеет. Счастлив, что рядом родные и близкие люди, коллектив, который он считает лучшим и самым сплоченным.

"На горе без этого нельзя. Каждый, кто хочет работать здесь, должен быть здоровым и спортивным, остальное наработает. Человек, приходящий сюда, должен изнутри чувствовать и думать о том, что он должен помочь кому-то, а не ради своей выгоды. Без заработка, конечно, в нашей жизни сложно, но материальное должно отходить на второй план. Если человек не будет переживать и у него не будет внутренней потребности помогать, то он здесь надолго не задержится. Мной движет именно то, что наша работа — это благое дело, Всевышним нам это потом зачтется", — добавил он.

Сколько раз бывал на вершине Эльбруса, давно перестал считать, но лет с 17 ходит туда активно. "Мы работали в разных местностях в Горном Алтае, на Белухе, в Киргизии, на Домбае, в Осетии, Безенги, но Эльбрус с ними не сравнить, мне легче там ходить, организм адаптирован к нему. Хотелось бы, конечно, походить на другие горы, но летом много работы, приезжает много альпинистов, и каждую ночь на штурм вершины выходят 200 300 человек, а после сезона устаем, и нужно восстановиться до зимнего сезона", — рассказывает он.

Об эмоциональной стороне работы не рассказывает, старается не держать в себе воспоминаний. "В прошлом году в сентябре было немножко тяжело, потому что много людей было, кто-то померз, кто-то, к сожалению, умер… Но это горы, там ходят люди, и там возможно все, мы не можем все предотвратить, предсказать. Наверху скорую помощь не вызовешь, и при горняшке ("горная болезнь" — гипоксия в условиях разряженного воздуха — прим. ТАСС) нужно как можно скорее сбрасывать высоту, чтобы организм начал бороться. При наборе высоты, даже если ты ничего больше не делаешь, силы истекают очень быстро, это надо помнить всегда", — делится опытом спасатель.

Кинологи и водолазы подразделения "Нальчик"

В подразделении "Нальчик" ЭВПСО работают 25 спасателей, на ежедневное дежурство заступают три-шесть человек. Летом, во время высокого сезона, спасатели в отпуск не уходят. Чаще всего их вызывают в горы и на водные объекты, в лес. В последнее время отряд активизировал работу в соцсетях, которой больше занимается руководитель подразделения Мухаммат Гулиев, и говорит, что это оказывает действенную помощь.

"Очень много просмотров, и люди начинают понимать, с чем имеют дело, появилось больше знаний об опасности, которая подстерегает в горах, где присутствуют все факторы риска, в первый раз умудряются прийти в горы в туфлях, не подготовленные никак, с детьми", — поясняет он.

С современными технологиями стало проще при поиске пострадавших. "Мы показываем в соцсетях, как находить свое местоположение, и сами люди более точно передают свои координаты, конечно, по ним в разы проще и быстрее искать, и, соответственно, быстрее оказывается квалифицированная помощь. Больше сейчас стали привлекать авиацию, есть такая возможность, ограничения бывают по времени суток и по погодным условиям", — уточняет он.

Кинологи Расул Малкондуев и Тимур Бифов работают в отряде со своими воспитанниками — пятилетним лабрадором по кличке Тулпар и трехлетней бельгийской овчаркой Аяксом. Собак учат искать живых людей, работать в завалах, лавинах, горно-лесистой местности.

"Они служат 10 15 лет, если не умрут раньше от болезней и ран. Всякое бывает, одна собака у нас прыгнула с девятого этажа и разбилась. Щенят для работы подбирают тщательно, в спасатели может попасть потомство ушедших на пенсию собак, могут и купить на стороне. Корм обычный, осмотр у ветеринара регулярный, там же получают витамины и прививки, раз в два года их аттестовывают", — рассказывает Гулиев.

У каждой собаки свой плюс, например, овчарка выносливая, может много бегать и искать, быстро восстанавливается и вновь начинает работать; лабрадор добродушный и спокойный, относится к человеку чрезвычайно дружелюбно.

"Они, как люди, со своим характером, вот у нас сейчас молодые собаки — энергичные, игривые, а раньше был степенный Оскар — чемпион России, поднимался даже на Эльбрус, он был аттестован на работу и в воде, шесть человек с лодкой вытаскивал на берег. Сейчас уже старый, не работает", — добавил Мухаммат.

Уникальность работы водолазов в КБР — в разбросе высот, на которых расположены водоемы, — от 300 до 3,6 тыс. м. "Это очень большой разброс, буквально каждые 10 м на водолаза идет очень большая нагрузка, и это нужно учитывать при работе", — поясняет Мухаммат Гулиев.

Водолаз шестого разряда первой группы специализации Тагир Мехдиев говорит, что в КБР есть только несколько объектов с чистой водой. "Голубое озеро, пара карьеров, озера Шадхурей и Гижгит — это те места, в которых в основном не мутно, остальные водоемы с мутной водой, глаза можно не открывать, все равно ничего не видно, вся работа идет на ощупь", — говорит он.

Если спасработы, не связанные с водоемами, идут в высокогорье, водолазов по возможности туда не направляют, потому что резкие перепады высот тяжело сказываются на здоровье.

Водолаз, конечно же, рискует, погружаясь в мутную воду. В условиях плохой видимости он может зацепиться за что-то, не видны показатели прибора давления, непонятно, сколько осталось воздуха, рассказывает водолаз пятого разряда первой, второй группы специализации Мазан Киштыков.

"Но у нас очень хорошо соблюдается техника безопасности, в свободном дайвинге уходишь и делаешь что хочешь, а здесь работа в паре, третий — страхующий водолаз, далее — обеспечивающий".

Мазан работает водолазом в МЧС с 2013 года, это мечта его детства: "По телевизору каждые выходные показывали "Одиссею" Кусто, и я не пропустил ни одной серии".

На пенсию водолазы тоже уходят через 15 лет, к работам допускают и после, но при прохождении обязательной ежегодной медкомиссии.

"Профессиональных болезней у водолазов много и удержаться нелегко, могут забраковать. Самое легкое, что может случиться, — это баротравма ушей, кессонная болезнь, баротравма легких (приводит к летальному исходу). Каждый год обследуют, не получается соскочить, заставляют лечиться. На глубине может обостриться любая болезнь, даже больной зуб может дать такое… На организм влияет давление", — поясняет он.