Войти в почту

Светлана Крючкова: «Люблю концертный зал «Эльдара»

Звезда «Большой перемены», «Родни» и десятков других фильмов рассказала, что связывает её с Юго-Западным округом, и о том, кто заставил её снова петь.

Светлана Крючкова: «Люблю концертный зал «Эльдара»
© Обручевский меридиан

«БОЮСЬ ИГРАТЬ ГЕНИЕВ»

– Светлана Николаевна, знаю, что в Москве есть зал, которому вы верны и где выступаете многие годы. И расположена эта сценическая площадка на юго-западе Москвы.

– В киноклубе, который основал великий и который назван его именем, зрители уже привыкли видеть меня раз в году обязательно. Когда Рязанов приглашал артиста выступить на его сцене, то сам тоже всегда находился в зрительном зале. Потом обязательно поднимался, произносил добрые слова. После смерти Мастера я продолжаю приезжать в его клуб на Ленинском, регулярно провожу вечера в «Эльдаре». Сложно даже подсчитать, сколько раз я выходила на его сцену.

– С какими программами вы выступали?

– Это были авторские литературные вечера, посвящённые творчеству наших поэтов. Поэзия – это то, чем я занимаюсь с удовольствием. В «Эльдаре» я проводила вечер, приуроченный к 120-летию . Сделала большую программу, два часа читала её стихи. Мне очень дорога картина «Луна в зените» – российский 4-серийный фильм, снятый по мотивам неоконченной пьесы Анны Ахматовой «Пролог, или Сон во сне». Режиссёр , которого я тогда не знала, предложил мне в нём главную роль. Я отказалась: «Нет-нет, не буду играть Ахматову, вы что? Я вообще боюсь играть гениев». А он настаивал: «Вы не будете играть Ахматову – вы будете играть актрису, которая играет Ахматову. Будете говорить за неё, но вы не Ахматова, мы вам нос не будем делать». Прочитав первые 15 страниц сценария, позвонила ему и сказала: «Я согласна!» Дмитрий очень серьёзно исследовал жизнь и творчество Ахматовой, у него огромное количество материала было, всё не вошло в кино. Я консультировалась с экспертами по наследию Анны Андреевны. Они сказали: «Всё очень точно, мы проверили всё – каждый год, каждое место». И я спросила разрешения – можно ли использовать материалы, найденные для фильма. Сейчас у меня несколько программ про Ахматову.

– Поэзию каких ещё авторов слышали в вашем исполнении зрители на Ленинском, 105?

– Другую программу в киноклубе «Эльдар» на Ленинском – «Приди от боли отогреться…» – я посвятила жизни и творчеству Марии Сергеевны , мне аккомпанировал мой младший сын Саша, . Мария Петровых – младшая современница Цветаевой, Анны Андреевны Ахматовой, Пастернака, в которую был влюблён сильно и безответно . Петровых – это 33 года дружбы с Ахматовой, она была её переводчицей, очень помогала Анне Андреевне. Осип Мандельштам посвятил Марии стихотворение, которое Ахматова назвала лучшим любовным стихотворением XX века.

БОЛЬШЕ ЧЕМ РЕЖИССЕР

– Кстати, именно Рязанов после выступлений в «Эльдаре» порекомендовал каналу «Культура» снимать мои поэтические вечера, – продолжает артистка. – А ещё именно благодаря Мастеру я вновь начала петь в кино. Первый раз я спела в своей дебютной картине – в «Большой перемене» режиссёра . Это был романс композитора Эдуарда Колмановского на слова «Чёрное и белое» («Мы выбираем, нас выбирают...»). Спустя многие годы я спела в кинофильме второй раз – в «Старых клячах» Рязанова. Эльдар Александрович, конечно, умел вдохновить, он обожал актёров, умел объединить всех. И знаете, я не встречала человека, который бы относился к женщинам с таким уважением. Когда готовила к своему юбилею книгу-альбом с фотографиями, нашла кадр, где я на съёмочной площадке «Старых кляч» сплю на плече у Рязанова. А он ничего, не двигается. Мол, пусть спит. Эльдар Саныч, конечно, был необыкновенный: так добр, так поддерживал нас, актёров. У Рязанова было щедрое сердце. Связь с ним не может прерваться, этот человек навсегда в моём сердце.

«ОЧЕНЬ МНОГО ОБО МНЕ ВРАНЬЯ»

– В один момент вы начали издавать книги. С чем это связано?

– Очень уж много было обо мне вранья. Разбираться, кто что врёт, – я от этого здорово утомилась на самом деле. Я – , это сбивает с толку людей. Поэтому сразу говорю: актёр – это не мой папа, никто мне не помогал по жизни! Люди, которым я должна быть благодарна за образ жизни, образ мысли, – это, конечно, бабушка моя, дедушка, мама, папа. И конечно, воспитывали меня книги. Я всегда другая немножко была, не такая, как все дети. Я уже в 5 лет читала. И от сверстников отдалялась с книжкой и читала своего любимого «Гадкого утёнка». Эта сказка Андерсена осталась любимой на всю жизнь – я всегда себя чувствовала гадким утёнком. Но смотрю на нынешнее поколение – каждая актриса сейчас считает: «Я этого достойна!» Ну может, и вправду нужно такой быть хоть иногда. Но я никогда не считала, что достойна… И красавицей себя никогда не ощущала. как и многие в моём поколении, жили мы небогато. Денег вечно не хватало, чтобы купить то, что нравилось, вот и носила то, что смогла купить. Но в конце концов не это определяет человека. Есть фото, где я стою на Центральном телевидении в платье. кажется, что оно настоящее, концертное. На деле же было так: накануне мне сказали, что завтра надо сниматься. А сниматься мне было не в чем. Я побежала в магазин и купила простого штапеля. Пришла к подруге, её мама помогла мне раскроить, и я всю ночь сама шила платье. в нём и выступила на тв с песнями из сериала «Большая перемена».

ГОРОД ДЕТСТВА ОСТАЛСЯ В ПРОШЛОМ

– Вы родились в Кишинёве, и Москва вас долго не принимала, по вашему признанию. Вы трижды пытались поступить в московский вуз, пока это наконец получилось. После неудач возвращались в родительскую семью… А сейчас как себя на родине ощущаете?

– Это теперь другой город. Раньше Кишинёв был такой красивый: утопал в зелени, весь состоял из невысоких домов – одноэтажных, двухэтажных. сейчас всё вырублено, застроено многоэтажками. Город на себя прежнего не похож уже и по характеру. Там собираются переименовать парк Пушкина, Пушкинскую улицу... Хотя пять лет назад я была на родине с выступлением. И меня ждали в моей 15­й школе в центре города. Оказалось, у них хранится книга почёта, где золотыми буквами вписаны фамилии учеников, оставивших заметный след. Моя фамилия там значится. Это очень приятно.

«Я СУМАСШЕДШАЯ МАТЬ?!»

– Светлана Николаевна, в одном нашем интервью вы сказали, что мужчинам больше не доверяете, замуж снова не хотите, вам теперь важнее дети и внуки.

– Я была и есть настоящая еврейская мама. Всё время следила за детьми: «Митя, плавайте только вдоль берега, чтобы я вас видела, туда и обратно, все! Саша, куда ты пошёл, не смей брать, это немытое». когда приехала в Израиль, смеялась: «Кто сказал, что я – сумасшедшая мама? Здесь все такие, так что это нормально!» Дети и внуки уже привыкли к тому, что у них такая мама и бабушка. А я по­другому и не умею.

– И последний вопрос. Вы играли у лучших режиссёров, получили много престижных наград… Есть ли у вас мечта?

– Ой, дорогая вы моя. Вот видите, чем я занимаюсь, – таблетки пью вовремя. Мечтаю быть здоровой, но уже не буду. Когда мама мне говорила: «Светушка, береги здоровье», – я думала, какая она занудная. А ведь она была права! А мечтаю я, знаете, о чём? Чтобы дети мои встали на ноги и могли крепко стоять – сейчас это непросто.

Фото пресс-службы киноконцерна «Мосфильм»

ДОСЬЕ

• Народная артистка РСФСР, лауреат премии «Ника» (1990, 2010 годы.) В её фильмографии около 100 фильмов: , , «Не может быть!», , «Царская охота», «Утомлённые солнцем», , и многие другие. • Родилась 22 июня 1950 года в Кишинёве. • Первый муж – актёр Стародуб. • Второй муж – известный оператор . Выйдя замуж за векслера, в середине 1970-­х Крючкова переехала в Ленинград. • Сын родился в 1981 году. Живёт во Франции. • Третий муж – , художник­-декоратор. В браке с ним в 1990 году родился младший сын актрисы Александр. • Крючкова выступает в филармонических и концертных залах с творческими вечерами и различными поэтическими программами (будучи одновременно их составителем и режиссёром). в репертуаре: Александр Пушкин, Михаил Лермонтов, , Осип Мандельштам, , , , , Анна Ахматова, и др.

ОЛЬГА ШАБЛИНСКАЯ