Войти в почту

"Куктау-20": исследуем историю татарстанского кино. Часть 28-я: "Одна встреча — это целая жизнь"

Актеры татарского ТЮЗа превращают антрепризный спектакль в кино

"Куктау-20": исследуем историю татарстанского кино. Часть 28-я: "Одна встреча — это целая жизнь"
© Реальное время

— не только актер театра Кариева со стажем почти в 30 лет, но и кинорежиссер. Смотрим картину, в которой объединились обе ипостаси — фильм по пьесе "Бер күрешү үзе бер гомер", в котором семейные актеры ТЮЗа меняются киноженами, а в качестве детей используют своих собственных.

Пьеса для четырех

Фанис Яруллин после 8 классов уехал из родного Кызыл Яра Бавлинского района, работал монтером. В армии, в школе авиации, он во время занятий легкой атлетикой неудачно упал на спину, и с тех пор уже не мог ходить. При этом Яруллин смог закончить школу, а в 1964 году вышел первый сборник стихов. Также он активно писал прозу и пьесы. Их ставит, в частности, Тинчуринский театр — "Сөембикә егет сайлый", "Әнә килә автомобиль…". Пьеса для фильма также шла в театре на улице Горького с 2014 года.

Яруллин сочинил пьесу в 1996 году, это компактная работа для четырех актеров. Можно почитать ее на сайте журнала "Казан утлары" (и заодно оценить работу верстальщиков и корректоров). Актеры ТЮЗа играют ее как антрепризный театр "Ра-УРРА", в Сети можно найти и версии "от народа".

Вероятно, наигравшись на сцене, Ильфат Камалиев, который выступил режиссером и сценаристом, решил превратить его в фильм. В этом ему помог Азат Давлетшин, ставший оператором, монтажером и звукорежиссером. Иногда он зачем-то вставляет видеоэффекты, но в целом снимает прямолинейно: в кадре видны все бренды ТЦ (и его название), а снег не перестает идти, видимо, весь период натурных съемок. Отметим, что камерное действие пьесы Камалиев перераспределил, добавив сцен в общественных в местах. А с музыкой выручила певица Нурзада.

Счастливы вместе

Самое забавное, что в фильме главные роли играют две семейные пары актеров. Но поменявшиеся ролями. Так что первая семья — этин (Ахмет) и Энже Камалиева (Марьям). А вторая — это Ильфат Камалиев (Ризван) и Алия Калимуллина (Халида). Так что когда видите, как Ризван хлопает Халиду по попе от избытка чувств, это все — авторский замысел. Детей обоих семей перевели в разряд Ризвановичей. Хотя въедливый зритель и отметит, что дочь Ризвана Илюса Камалиева подозрительно сильно похожа на Марьям.

У Ахмета и Энже есть немного денег, но нет детей. И счастья нет. И Ахмет, который вроде как занимает пост в строительной фирме, не может достроить загородный дом. А у Ризвана и Халиды все цветет и пахнет. Ни намека на конфликт.

Еще одно новшество режиссера — в фильме играют матери Ахмета и Марьям. И если роль тещи на себя взяла профессиональная Рамзия Закирзянова, то свекровь играет, вероятно, обычная женщина Альфия Валиуллина — об этом можно судить по тому, как неловко и не в лоб произносит она свои диалоги, в отличие от поднаторевших в работе с залом кариевцев. Но она вполне уместна в фильме, где, верю, даже квартиры героев — их собственные. При этом из пьесы Яруллина не удается выжать киношную привлекательность, даже если добавить смурную Казань, детей и бабушек. Где-то к 30-й минуте сюжет останавливается и превращается в своеобразную французскую комедию, но без блистательных диалогов. При этом фильм набрал почти 58 000 просмотров, комментаторы его позитивно оценивают, действие происходит в районе Нового года, так что его вполне можно смотреть, готовя оливье. Или бэлиш.