Войти в почту

Михаил Мамаев: «Гардемарины» — это моя жизнь!»

Однако мало кто знает, что картина «Виват, гардемарины!» для нашего сегодняшнего героя стала практически дебютом в кино. Ведь до того Мамаев уже состоялся в другой профессии…

Михаил Мамаев: «Гардемарины» — это моя жизнь!»
© Мир новостей

«БЫЛ СЧАСТЛИВ В «ОГОНЬКЕ»

- Михаил, вы родились в семье военного и хотели пойти по стопам отца, но передумали. Почему?

- В детстве мы обычно ориентируемся на какие-то предрасположенности, пытаемся сделать осознанный выбор профессии, полагаясь на намечающиеся способности. Они у меня были разные. Неплохо получалось писать, но это немного противоречило офицерской стезе, которая подразумевала войска, служение и так далее. Я рассматривал компромисс - стать военным журналистом. Подумал: если получится поступить в , то почему бы этим не воспользоваться…

- Публиковаться вы стали с юных лет. Чем понравилась журналистика?

- Писать мне всегда нравилось. Сначала я написал об ушедшей на пенсию директоре школы, учительнице литературы, которую я очень любил. Эту заметку напечатали в «Комсомольской правде». Затем стал ходить по заданиям спортивных отделов газет «Московская правда», «Красная звезда». 50 строк каждую неделю отдавал и с нетерпением ждал выхода газет с моими заметками. Ну а потом поступил в МГИМО.

- Правда, что после окончания вуза вы отказались поехать по распределению в Латинскую Америку?

- Да. На тот момент мне показалось более интересным предложение пойти в международный отдел гремевшего тогда на всю страну журнала «Огонек». Агентство печати «Новости» предполагало две коротких заметки в день без выходных, предположим, на Кубе. А «Огонек» - находиться здесь, ездить в командировки по нашей стране и делать большие материалы на литературной основе. Это была большая разница для меня, писавшего до того лишь небольшие заметки. Учась в МГИМО, я уже шел в направлении серьезного писательства, поэтому возможность работать под началом одного из самых ярких писателей того времени , легенды журналистики , оказаться в этом круге общения была очень заманчива, и я был счастлив оказаться в «Огоньке».

«НРАВИТСЯ ИГРАТЬ ГЕРОЕВ»

- Как же, будучи журналистом, вы попали в кино?

- Для «Огонька» мне предложили написать о кладбищенской мафии. Я нашел интересный ход для очерка: пойти на кладбище, где в это время снимался фильм. Решил попасть на съемочную площадку и через нее попробовать построить завязку материала. Получилось! Даже в массовке поучаствовал. Кстати, примерно в то же время меня пригласили сняться в фильме «Шут»: второй режиссер, услышав мое выступление в поэтическом кафе, позвала в одну из сцен, где современный поэт читает свои стихи. Так попал в кино. Ну а затем стал бывать в Доме кино и в 1988 году познакомился с режиссером . Примерно через месяц она предложила приехать на «Мосфильм» и попробовать себя в роли князя Оленина-младшего. А уже через три месяца снимался в фильме «Виват, гардемарины!».

- После этого вы стали знаменитым и ушли из журналистики?

- Нет! Примерно 10 лет прошло между началом сьемок в «Гардемаринах» и поступлением на актерский факультет в ГИТИС. Все эти годы занимался журналистикой, а еще бизнесом. Так сложилось, что появилось свободное время, нужно было решать, чем заняться. Был сериал, где я снимался с . А ее муж вел курс в ГИТИС. Она узнала, что я не имею актерского образования, и предложила его получить. Согласился, пошел в ГИТИС. По индивидуальной программе окончил его с красным дипломом за два года. Но журналистика всегда была со мной. Считаю, что недавние пять лет на телевидении, где я был ведущим программы , — это тоже журналистика.

- Какие роли вспоминаете с удовольствием, а от чего отказываетесь наотрез?

- Мне нравится играть героев в широком смысле этого слова. То есть людей необычных, сложных. Интересен живой человек, и когда попадает в руки сценарий с интересной судьбой, хочется в таком проекте участвовать. Если говорить насчет жанров - нет такого. Я люблю разнообразие, радугу, многоцветие. Имеют ли значение гонорары? Конечно! Понятно, что это все чаша весов: чем хуже материал, тем принципиальнее финансовые условия, и наоборот. Бывает, что вообще эту тему не поднимаю. Когда задают вопрос, сколько я стою, вообще не отвечаю. Вообще в последние годы стараюсь ориентироваться на тех, кого знаю... Что же касается самой главной, любимой роли в моей жизни - такого нет. Любая роль — это кровь, пот, жилы, жизненный опыт. Если же говорить, какой для меня самый сложный фильм, то по-своему это как раз «Гардемарины». Но он - моя жизнь! В этой картине я появился совсем непрофессионалом и именно тогда серьезно задумался о профессии артиста. Светлана Сергеевна Дружинина в моей жизни прописана красной линией, мы постоянно с какими-то перерывами общаемся. Да и сам уровень артистов в этом проекте всегда был очень высоким, им хотелось соответствовать.

«ЛЮБОВЬ НА СВЕТЕ ЕСТЬ»

- В 2020 году завершились съемки фильма «Гардемарины 1787. Мир». Не было сомнений, сниматься или нет?

- Нет, конечно. Шесть лет назад Светлана Дружинина мне позвонила и предложила прочитать сценарий продолжения «Гардемаринов». Предполагалось, что через год мы начнем снимать. Она спросила, согласен ли я принять участие в этом проекте. Естественно, я с радостью согласился. Но через год сьемки не начались и через два тоже, потому что не давали на фильм деньги. Потом дали какую-то часть, и нужно было где-то еще искать финансирование. Поэтому решили разбить фильм на две части: ««Гардемарины 1787. Мир» и «Гардемарины 1787. Война». Около шести лет снимался этот большой проект, и сейчас второй фильм уже практически на финишной прямой. В первой половине следующего года с божьей помощью состоится премьера, причем оба фильма выйдут вместе. Я играю также князя Оленева-младшего, правда уже немолодого… Вообще был приятен сам факт встретиться с друзьями на съемочной площадке, вспомнить молодость - это кайф!

- Многие ваши коллеги сейчас уезжают. Как к ним относитесь?

- Крысы бегут, а нормальные ребята, соль земли русской, как и во все времена, уже там. На спецоперации или на полигонах готовятся. Я этому посвятил несколько своих стихов. Строки из них:

Боевой мой товарищ,

держись!

От бездонного

нашего рода

Нам задачу поставила

жизнь

Иногда воевать

за свободу.

Прикрывать тех,

кто слаб, от беды,

Не кичиться

готовностью к бою.

И теперь это

делаешь ты.

Просто знай: мы

стоим за тобою.

- Вы пишете стихи. Значит, знаете, откуда рождается вдохновение?

- Это божий промысел. Если ты этим занимаешься серьезно и посвящаешь жизнь, то не можешь зависеть от некоего волшебства, которое может прийти или нет. С годами вырабатываешь определенный навык вводить себя в творческое состояние. То есть знаешь в себе секретики и что тебя может вдохновить. Как сказал Чехов, «художник должен уметь получать впечатления». С этой фразой я и живу по жизни. Впечатления являются тем бенгальским огнем, который разжигает вдохновение. Кто-то проходит мимо радуги, а кто-то останавливается и смотрит на нее. Мир вокруг одушевлен, и он говорит с тобой все время. Стихи — это моя душа… Кстати, читал свои стихи в фильме «Виват, гардемарины!», выступал и с поэтическими программами. В 2017 году записал дебютный альбом и представил на суд публики программу «В одной секунде от любви». В нее вошли песни на мои стихи и музыку и произведения других авторов.

- Чем заняты сейчас?

- Творческая текучка. Пока не снимаюсь, но это не отдых. Сьемки — это видимая часть айсберга, а основная, она внутри, под водой. Из видимой рождаются роли, стихи. А что-то, как личная жизнь, остается за кадром. Мы о личной жизни не говорим, но это не значит, что ее нет.

- Кстати, о личном. Вам 56 лет, вы не женаты и ни разу не были. Почему?

- Это очень личный вопрос, и я не готов на него отвечать. Любовь на свете есть. Я же поэт, и у меня море стихов на эту тему…

Анна Рачинская

Фото: FOTODOM