Войти в почту

#Проект П. Лариса Сабитова: "Я хотела быть следователем, но музыка перекрыла всё"

Интервью с человеком, по инициативе которого возник омский вокальный ансамбль "Проект П". Вокальный ансамбль "Проект П" родился в 2015 году. В тот год в Санкт-Петербурге проходил Международный фестиваль хорового искусства "Поющий мир". В основном конкурсе от Омска участвовал камерный хор "Певчие" под руководством Ларисы Александровны Сабитовой. Для отдельного выступления потребовалось собрать команду и выбрать название. Опытный педагог, взрастивший не одно поколение профессиональных вокалистов, назначила ответственными за этот выбор Антона и Юлию Болбат. Это был эксперимент, который стал стартом для вокального ансамбля "Проект П". Сейчас в ансамбле, который становится всё известнее, смелее и интереснее зрителю, творят 11 музыкантов. Мы уже рассказали о каждом их них. Сегодня мы представляем человека, который стоял у истоков возникновения коллектива. Фото справа: конкурс в Санкт-Петербурге 2015 года Создатель и руководитель омского камерного хора "Певчие". Окончила хоровую студию "Школьные годы", музыкальную школу по классу хоровое дирижирование и фортепиано, музыкальное-педагогическое училище им. В. Я. Шебалина, Уральскую консерваторию им. М. П. Мусоргского в Екатеринбурге. Работала педагогом в музыкальных школах города и области, хормейстером в "Метелице", возглавляла хор милиции Куйбышевского и Центрального РОВД. С 1988 года трудится на факультете культуры и искусств ОмГУ им. Достоевского. 23 года возглавляет учебный хор. С 2012 года - хор выпускников "Певчие". Как хормейстер начинала в ОмГТУ, где защитила свою программу выпускницы консерватории. Здесь же пробовала себя как сольная вокалистка. Занимается музыкой с разными составами и разных возрастов. Имеет опыт работы в академическом, народном и эстрадном пении. - Лариса Александровна, как и когда вы встретились с музыкой? - Всё, что связано с музыкой, - это благодарность моим родителям. Музыкальными данными меня наградил папа - Александр Петрович. Он самородок. Пел очень хорошо, играл на фортепиано по слуху. Мама - Татьяна Васильевна - острым слухом не обладала, но она была великолепным педагогом. Когда ей в детском саду про меня сказали, что "эту девочку надо учить музыке", она всё сделала, чтобы дать мне эту возможность. Вся её настойчивость и целеустремлённость были вложены в меня. Я - плод деяний моей мамы (улыбается) . Она даже профессию сменила в зрелом возрасте: с химика на заводе ушла в воспитатели в детском саду. Когда я оканчивала музыкальное училище, мама оканчивала педагогическое. - Родители подходили к обучению со строгостью? - У меня сначала даже инструмента не было. Была нарисованная папой клавиатура на чертёжном картоне. Вот на ней я первые полгода тренировалась. Потом родители собрали денег, залезли в долги и купили пианино. Когда я неважно играла или фальшивые нотки могла пропустить, папа останавливал меня и по-доброму так говорил: "Лорочка, я последнее продал, чтобы тебе вот эту инструменту купить, я ведь слышу, что ты играешь. Давай-ка играй как надо". Эта фраза до взрослой жизни со мной шла (улыбается). Когда я уже сама стала мамой и возглавляла коллективы, поняла, что есть критические точки в обучаемости. Через два года появляется натуга, потому что от ребёнка начинают уже что-то требовать. И к концу школы сложно, когда везде растёт нагрузка, тебя не хватает, и дети многие бросают музыку. В этот момент взрослые должны помочь этот надрыв вывезти. Мои родители мне помогали. - Вы выбрали хор сразу и навсегда? - Начиная с 60-х годов (годы, которые я считаю временем зарождения настоящей советской интеллигенции) люди работали на благо своей страны, каждый в своей отрасли, с максимальной самоотдачей. В музыке и вообще в искусстве тоже. Из нас, из детей, с таким примером не могло не получится что-то стоящее. Те времена очень богатые на плоды и на результаты - это было моё начало пути. Мне очень повезло с учителями на всех этапах обучения. И уже тогда мне было понятно, что без пения моя жизнь не мыслится. В те годы хоровое искусство претерпевало вершинные точки. Учебные планы в музыкальных школах и хоровых студиях были перенасыщены по количеству хоровых часов и сольфеджио. И добавкой шло владение инструментом. Относились ко всем предметам добросовестно. Даже если фортепиано не основной предмет, всё равно учились так, будто на пианистов. Если сольфеджио не давалось, то даже через слёзы добивались результата. Я активистка была везде - и в детском саду, и в школе. Во дворе возглавить команды - пожалуйста. Это потом здорово пригодилось мне как хормейстеру. - Какие уникальные качества нужны в этой профессии? - Каждому музыканту нужен слух, вокалисту - голос, пианисту - беглость пальцев. Все эти качества хормейстеру обязательны. Но есть ещё важное качество - человеколюбие. Отсюда разворачивается твоя коммуникабельность и работоспособность. Ты любишь людей и вместе с ними любишь музыку. Это обеспечивает чистоту жанра, основу репертуара. Эстрадная музыка - лёгкая, академическая - это высокое искусство. Человек здесь должен быть образованным во всех отраслях: истории (не только музыкальной), географии, литературе, иностранных языках. И, конечно, хормейстер должен быть психологом, педагогом и организатором. - Вы сказали про маму "великолепный педагог". Что вы вкладываете в это понятие? - Это способность находить и отдавать душевные силы. Мама всегда мне говорила: научи ученика так, чтобы тебе потом у него было чему научиться. Детьми нужно заниматься, они не должны расти как трава в поле. Нельзя также, чтобы хвост руководил собакой, детей нужно учить. Второе, должен быть всегда при деле, чтобы ни минуты свободной не было. Третье - с детьми надо говорить. Мама постоянно со мной беседовала. Я ложусь спать, она садится у кровати и рассказывает про работу, про детей, про коллег. Я засыпала под её рассказы. Потом поняла, что так она мне науку жизни передавала. Не откупаться от детей надо, а достать душевные силы и вовремя ими поделиться. Где-то поддержать, где-то настоять, где-то направить, чтобы человек прорастал. Требовать, но при этом дать рядом плечо. - В камерный хор "Певчие", который вы создали и возглавляете много лет, могут прийти все? - Этот вопрос связан с этапами жизни в нашей стране. Изначально в хоре были все мои ученики - выпускники. Потом начали приходить музыканты, которые хотели петь в хоре. Здесь мы уже смотрели, подходит он коллективу или нет. Мы верим в то, что, попав к нам, музыкант, как огурец в банке, "просаливается". Прорастёт и дорастёт в нашей среде. Сейчас грустная вещь, учатся многие, продолжают не все. Скоро специальности хормейстер может не быть. Я верю, что она возродится на необходимом уровне, но сейчас временно может уйти. Наша специальность требует долгой обучаемости. Я 8 лет училась в музыкальной школе, 4 года в училище и плюс 5 лет в консерватории. И только потом, через определённое время, у практикующего хормейстера набирается практика и опыт. Были случаи, когда человек может, но что-то ему мешает. Ты всё равно на каком-то этапе находишь с ним общий язык. Этот общий язык - музыка. Руководитель хора должен обладать авторитетом исполнителя и педагога, а точнее хор+мейстером - мастером хора такого уровня, чтобы ученики сами тебе "дали дирижёрскую палочку" и сказали: "Руководи". - Какую самую удивительную благодарность от учеников вспомните? - Я слова слушать стесняюсь. Для меня это всегда неловко. Мама приучала к скромности. Когда говорят что-то пышное, мне хочется, чтобы это скорее закончилось. Лучшая благодарность - это когда ребята перенимают метод, который не каждому дано усвоить. Когда я вижу, какой багаж приобрёл ученик и что в нём начало открываться, даже если он сам ещё не осознал, это для меня благодарность. Когда твои ученики - замечательные хормейстеры в музыкальных школах, регенты в церквях, руководители студенческих клубов, - это тоже благодарность. Когда твои ученики создают свои успешные коллективы и годы спустя тебя цитируют где-то - вызывает улыбку и восторг. - "Проект П" создали ваши ученики. Расскажите свою версию этой истории? - Камерный хор "Певчие" образовался в 2012 году. Когда мы подросли и окрепли, стали участвовать в конкурсах. Международный фестиваль хорового искусства "Поющий мир" в Санкт-Петербурге среди хоровиков очень уважаемый и престижный. В 2015 году мы отправились туда. В программах хора нужны были камерные номера, которые помогают большому составу делать паузу на отдых. Я поручила собрать состав и создать камерный номер супружеской паре Антону и Юлии Болбат. Оба учились у меня. Они только думают, что у нас строгие отношения учитель-ученик в пределах аудитории. Но я вижу далеко вперёд. Антон и Юля имеют очень яркие хормейстерские данные по всему спектру, умеют долго и много работать. Когда люди одарены, они показывают образцы, которые хочется повторять, к ним тянутся. Поэтому задание получили они. Юля - одна из тех, кого я отношу к слышащим и делающим звук, что редкость. Она гибкая, мягкая душа, знает, куда подать и как корректировать звуковую волну. Она вовнутрь сильно настроена, внутри слышит и понимает, поэтому и звук у неё такой получается. Антон - неоценимый музыкант, который до поступления в университет уже имел свою богатую музыкальную историю. Но главное - у него характер, который нужен хормейстеру, железный характер. Он ещё внешне всё время мне моего сына напоминает (улыбается) . Он постоянно организован, честен перед собой. Этот человек из породы, которая не сошлётся на самочувствие, чтобы отлынивать. Вот под руководством Болбатов сформировался "Проект П". Их отношение к делу и к музыке притянуло людей, которым сильно хотелось ещё чего-то в музыке исследовать. - Вы помогаете ребятам или молча наблюдаете, как развивается "Проект П"? - В их концерты я не имею права вмешиваться. Они всё делают сами, полностью. Птенцы покинули гнездо. Если им захочется услышать, они спросят. Что надо было, я дала. "Проект П" - это моя гордость. Гордость за детей, которую испытывает родитель, когда ребёнок вырастает и делает что-то для людей, для мира. Помните, я говорила мамины слова: научи ученика учиться. Я, слушая их музыку, хочу у них учиться. Некоторые вещи я не знаю, как они делают. Я очень горжусь ими, но не считаю нужным это демонстрировать. Думаю, что им похвальбы от меня и не нужны. Это крылья, которые выросли и летят. Я бы хотела, чтобы наши отношения оставались чистыми и творческими. - Что, кроме музыки, любите вы? - Я очень люблю историю. Смотрю программы с участием профессионалов и авторитетов в этой области. Литературу люблю. Всю! Пушкина просто обожаю. Сказки его наизусть детям и внукам читала. Иногда пишу стихи сама. Выбор литературы часто зависит от периодов в жизни и настроения, но выделю, пожалуй, детективы. И читать, и смотреть их мне нравится. Стрелялки и погони смотрю, когда надо мозг разгрузить. Я ведь в детстве ещё хотела работать следователем. У меня и математические способности, склонность логически мыслить. Просто музыка всегда была ярче, и карьера в органах не состоялись (улыбается). - А спорт? - Когда я была ребёнком, мы во всех дворах играли в подвижные игры. Я набивала мячом на коленке рекорды, гоняла с мальчишками в футбол. Играла во всё, что можно. В школе замечательно играла в баскетбол. Сейчас я, конечно, не играю в эти игры, но физкультурой занимаюсь регулярно - растяжки, гимнастика для суставов. Утром до занятий в университете бегаю в зал. - Как вы отдыхаете? - Варю борщ или фантазийный суп. Я где-то должна растворяться и соединяться со своей семьёй. Все в доме любят покушать, а я стараюсь очень много готовить. - И любимое семейное блюдо есть? - Конечно! Пельмени любят все. Ещё это наша семейная новогодняя традиция. Шашлыки, салатики тоже. Дочь любит восточную экзотику в кулинарии и постепенно приучает и нас. - Все поют в семье? - Нет (смеётся). У меня двое детей и четверо внуков. Старшая дочь Настя и сын Андрей. Он переехал с семьёй в Крым. Но мы все очень сплочённые. С сыном я могу часами разговаривать и по телефону. Нам это обоим нравится. Что касается пения, то дети и муж не поют. Поют внуки. Муж в организационном плане - первый мой помощник. Он купил мне рояль на мой юбилей. Терпит где-то, потому что музыки дома бывает очень много. Я же постоянно готовлюсь к хору, подбираю программы студентам. Но стараюсь за рояль сесть, пока муж на работе, а вместе мы уже делаем общие семейные дела. - Когда одна, что любите петь? - Когда одна, я не пою, а играю сонаты Бетховена или вальсы Чайковского, фортепианные пьесы. Обожаю восстанавливать технику руки. Занимаюсь до усталости. Но это довольная усталость. - Что хотите донести до людей своей работой? - Мне хочется, чтобы музыка на наших концертах воодушевляла и трогала сердца людей. Хочется пением достать до настоящего в человеке, чтобы души очищались от мелких личных обид и того, что в мире делается. Нельзя быть замороженным, надо открывать человеческое в себе. Так проявляется Бог. У меня родители ушли из жизни. Мама 1,5 года назад. Папа - раньше. Я сложно это переживала. Мама всегда говорила: "Я уйду, Лорочка, но всё время буду рядом и буду тебе помогать". Но только в эту зиму я почувствовала и поняла, что мама имела в виду. Есть космический ветер, назовём его так. То, что внутри соединяет твою суть с огромной Вселенной. Мама соединяется со мной в помыслах, в воспоминаниях. Так и в музыке. Мы благодаря этому космическому ветру соединяемся со зрителем и несём в души свет. - Какой Омск для вас? - Вы знаете. Так интересно. Здесь дом, родители мои жили, любовь свою я тут встретила. Я детям своим говорила всегда, настоящие люди живут в Сибири и на Севере. Там, где трудно, где надо справляться с морозами, ветрами, преодолевать. Западный человек и человек с моря скажет, зачем надрыв в жизни? Но именно на этом всё строится. На контрастах и на преодолении. Таков путь к счастью. По ссылке доступны интервью с Антоном и Юлией Болбат, Златой Степановой, Олегом Сошиным, , Светланой Братковой, Дмитрием Лаврентьевым, и Валерией Ломаченко, Даниилом Новиковым и Дашей Зарубиной. Фото: Елена Корб, и личный архив героини публикации

#Проект П. Лариса Сабитова: "Я хотела быть следователем, но музыка перекрыла всё"
© Омск Здесь