Войти в почту

Мы русские дончане: новая культурная элита России живет и творит для страны

Мы русские дончане: новая культурная элита России живет и творит для страны
© Вечерняя Москва

V Международный литературный фестиваль «Звезды над Донбассом» в Донецкой Народной Республике собрал более 300 писателей, поэтов, музыкантов, издателей, артистов. «Вечерняя Москва» пообщалась с его организатором, председателем Общественной палаты ДНР Александром Кофманом о том, почему жителям освобожденных территорий так важна поддержка с «большой земли».

Привезти столько народа на Донбасс, организовать множество ярких мероприятий в условиях военных действий — задача не для слабонервных. Мы даже вынимали из телефонов российские сим-карты перед границей — чтобы не приняли случайно такое скопление людей за ротацию батальона и ничего по нам не «бахнуло». Но организаторы фестиваля Александр Кофман и Карина Павлючкова сделали все, чтобы мы вернулись живыми, здоровыми и полными незабываемых впечатлений...

Поймать Александра для разговора мне удается после завтрака в последний день конвента. Заходим в один из корпусов пансионата. В помещении тихо. Начинаю задавать вопрос, но осекаюсь на полуслове: на диване, укутав колени пледом, сидя спит девушка-волонтер.

— Лариса, ты что здесь? — шепотом спрашивает Кофман. — Ты всю ночь здесь спала, что ли?

— Нет, я спала чуть-чуть, но решила еще, пока время есть, — отвечает девушка-волонтер.

Александр предлагает провести интервью в другом месте, чтобы Лариса поспала. Все же она один из 13 волонтеров на 300 с лишним гостей фестиваля. И Кофман знает всех и каждого — и их, и нас, участников, и даже новичков. И уже в столовой под умиротворяющий грохот кастрюль (не то что те звуки, что мы слышали накануне в Донецке) начинаем наш разговор.

— Александр, при всех признаках обычного литературного фестиваля — семинары, концерты, неформальное общение — это мероприятие кажется уникальным явлением. Выступления в разных городах, выезды агитбригад к бойцам, гуманитарная помощь жителям региона, которую привозили участники... Как родился такой формат?

— К нашей радости, Донбасс оказался своего рода «точкой сборки». У нас получилось объединить то, что раньше ни у кого в России не получалось: большую литературу с фантастикой. Попутно присоединив к этим направлениям поэзию, мультипликацию, иллюстрацию, музыку, кино, театр. В мирное время не думаю, что у нас бы это получилось. Но сейчас деятели культуры — я говорю о настоящих деятелях, тех, кто живет и творит для России, а не о тех, кто всю жизнь рассматривал ее как кормушку, — объединились вокруг ДНР и ЛНР. В этом и трагедия, и ценность Донбасса для всей России.

— Сейчас формируется новая творческая элита. На ваш взгляд, можно ли называться писателем, если ты не поехал сам, не стал свидетелем и участником самых главных событий, которые сейчас происходят с нашей страной?

— Ну, знаете, очень многие авторы, родившиеся намного позже окончания Великой Отечественной войны, пишут о ней. Необязательно ехать и смотреть. Важно иметь эмпатию, уметь сопереживать тем процессам, которые происходят, пропускать через себя чужую боль. Определенный процент людей — очень небольшой — ездит сюда за так называемой натурой.

Чтобы потом «выстрелить» на эфире, показать свою принадлежность к проблематике Донбасса. Но история все расставит на свои места. И, слава богу, людей с такой мотивацией очень мало. Абсолютное большинство приезжает поддержать республики. Поддержать так, чтобы местные жители поняли: вот они — такие писатели, такие поэты, такие музыканты — они за нас, они приехали, они здесь выступают! Они здесь проводят мастер-классы, тренинги. Разумеется, посещение всех этих мероприятий бесплатно. И при необходимости фонд фестиваля собирает деньги на то, чтобы накормить Мариуполь, купить бронежилеты, еще что-то, необходимое ребятам на передовой.

— Похож ли пятый сезон фестиваля на остальные?

— Совершенно нет. И буду откровенен: я очень доволен фестивалем. Он прошел прекрасно для таких условий. Но это не наш формат. Наш формат — это центр города Донецка и десятки, сотни площадок. Школы, институты, воинские части. В этот раз мы базировались в селе Урзуф и потеряли катастрофическое количество времени на «логистическое плечо», добираясь оттуда в Мариуполь по полтора часа. В Мариуполе проходило большинство мероприятий (их проводили и в Урзуфе, Сардане, Мангуше, а агитбригады выезжали в воинские части. — «ВМ») Урзуф был выбран по соображениям безопасности, в Донецке постоянные обстрелы.

И там находились единственные пансионаты, где можно было поселить такое количество людей . Поэтому другого выхода у нас просто не было. И я безумно благодарен хозяйке нашего пансионата, Татьяне Владимировне Михалко, организовавшей писателям очень теплый прием. Все сложилось так, чтобы у нас все получилось!

— Вы, наверное, читали тексты большинства авторов. Насколько тема спецоперации, боль Донбасса, отражается в их произведениях?

— Я не могу сказать, что читал сам тексты всех трех сотен участников. Но я могу сказать об этом на примере сборников фантастических рассказов, которые мы выпускали в разные годы. Первый сборник, «Живи, Донбасс», был пропитан надеждой. Второй, «Донбасс живет», — ожиданиями того, что будет после завершения гражданской войны. А потом началась спецоперация. И третий наш сборник, «Юный Донбасс», который выпущен в этом году, получился очень тяжелым, очень мрачным — несмотря на то, что это произведения для детей. В целом девять лет войны сильно отразились на творчестве всех, кто так или иначе связан с Донбассом: кто здесь живет, привозит гуманитарную помощь, у кого здесь близкие, кто просто сопереживает нам.

Появилось так называемое Z-творчество. Ну, мне не очень нравится эта формулировка. Это русская культура эпохи конфликта, и творчество наших современников, я уверен, в дальнейшем будут проходить в школах, как сейчас проходят произведения Твардовского, Эренбурга, Симонова.

— Как вообще родился такой сплав — фантасты и Донбасс? Казалось бы, не тот жанр, в котором можно рассказать об этой реальности.

— Тут, наверное, моя личная заслуга. Я всю свою жизнь плотно общался с российскими авторами, очень многих знаю лично, и в нужную минуту они оказались готовы приехать. В 2016 году Донбасс посетили мои друзья — писатели и . И мы тогда решили, что, как только станет менее опасно, проведем фестиваль. Поверьте, то «опасно», которое было тогда, и рядом не стоит с тем, что происходит на этих территориях сейчас! Но тогда мы не рискнули, провели в 2019-м. Мы все втроем начали обзванивать наших друзей: «Кто хочет в Донецк?»

Приехали порядка 25 авторов, сейчас они носят звание отцов-основателей фестиваля. Ну а на следующий год — по принципу сетевого маркетинга. Каждый участник пригласил еще пяток авторов. И вот сейчас завершился пятый фестиваль с рекордным числом приглашенных, и я понимаю, что это максимум. Еще больше людей не смогли бы принять со своим ресурсом: не финансовым — человеческим. Потребовалось бы переходить на другие форматы, которые в некоторой степени обезличили бы фестиваль.

— Какие сейчас в целом настроения на освобожденных территориях?

— Очень разные. От тех, кто с радостью принимает нас, обнимает, плачет, говорит: «Наконец-то вы вернулись», — как хозяйка нашего пансионата. До тех, у кого дети, внуки воюют на другой стороне, против нас, и они нас ненавидят. Здесь происходит гражданская война. И гражданские войны — к сожалению, не знаю других примеров, — заканчиваются только полным, безоговорочным уничтожением одной из сторон. Я не говорю до последнего солдата, нет. До последнего очага сопротивления.

— Наверное, тех, кто против того, что Донбасс стал российским, меньшинство здесь — в Донецке, в Мариуполе. Или они теперь просто не говорят об этом открыто?

— Во-первых, не говорят. Во-вторых… Нет, конечно же, их меньшинство. Но поверьте, если смешать сто бочек меда с одной бочкой дегтя, по итогу мы получим сто одну бочку дегтя.

— Вы включены в санкционные списки как минимум восьми стран. Вам это хоть раз помешало в жизни?

— Нет, потому что у меня нет никаких счетов за границей, недвижимости там. Хотя! Пожалуй, что помешало. В 2014 году меня пригласили возглавить в Польше пророссийскую партию «Перемена», стать ее почетным сопредседателем. Дело в том, что создавали ее мы вместе с Матеушем Пискорским (политик, публицист. — «ВМ»). Я никогда не ограничивал свою деятельность Донбассом, Россией. Борьба с нацизмом не имеет границ. Но меня тогда не пустили в Польшу, был большой международный скандал по этому поводу. Так что я почетный сопредседатель партии, ни разу не бывавший в стране, в которой она зарегистрирована. А в целом мне больше мешает жить факт нахождения в розыске , нежели в санкционных списках. Он неприятен потому, что я не могу поехать в Израиль, чтобы навестить мать, — есть риск, что меня арестуют и выдадут Интерполу.

— В Мариуполе пострадал почти каждый дом, но кипит стройка, в город возвращается жизнь. А в Донецке почти не видно следов ежедневных обстрелов. Как он остается таким ухоженным?

— В Донецке практически моментально ликвидируются все последствия обстрелов. Коммунальные службы работают так, как не работали никогда в мирное время! Их труд достоин уважения, особенно учитывая ту низкую зарплату, за которую они это делают. Что касается Мариуполя, он разрушен не обстрелами. Он разрушен отступающей украинской армией. Они сжигали, уничтожали дома, которые могли впоследствии стать нашими огневыми точками. Разрушали, несмотря на жителей этих домов, находящихся в тот момент в подвалах! Но если Мариуполь потрясает тысячами сожженных домов, причем многие из них уже восстановлены, то Донецк потрясает погасшими окнами и забитыми витринами. Многие остаются здесь, несмотря на ежедневный риск. Но кто-то уехал.

— Какие задачи сейчас стоят перед вами как перед председателем Общественной палаты Донецкой Народной Республики?

— Всегда основная задача — связь между властью и обществом, формирование диалога. И, на мой взгляд, у нас это хорошо получается.

— На освобожденных территориях после вхождения в состав России происходит административная перестройка. Как оцениваете ее ход?

— Это в любом случае пойдет нам на пользу. В частности, Общественная палата ДНР обретает другой статус. Прежний закон, касающийся ее деятельности, был более мягким. А в России Общественная палата — серьезнейший орган, с которым считаются, к которому прислушиваются и корректируют свою работу. Мы собираем проблематику в обществе, выносим ее наверх, предлагаем пути решения. Это тот самый элемент меритократии (власть достойных, наиболее способных. — «ВМ»), о которой я всегда мечтал как о государственном строе.

— Каким вы видите будущее Донбасса?

— Донбасс — уникальный регион. Эти девять лет войны, с одной стороны, уничтожили его потенциал — потому что уехало очень много молодежи, разрушено много предприятий. С другой стороны, он, по сути, выпестовал новую нацию. Очень многие дончане в ответ на вопрос: «Кто вы по национальности?» — отвечают: «Дончане». Русские — это выше, это суперэтнос. Мы русские дончане. Не евреи, не украинцы, не поляки, не татары, не греки. И эта новая политическая нация очень трудоспособна, очень сильна. И поэтому то, что мы смогли сформировать за эти девять лет, пойдет на огромную пользу России. Это сейчас видно и во время военных действий: наши бойцы из Донецка совсем иначе воюют, чем большая часть россиян. Это видно и в работе: уехавшие отсюда в другие регионы страны показывают потрясающие результаты в любых процессах. За них держатся. И я очень надеюсь, что, когда все наладится, они вернутся домой.

— Мы — поэты, музыканты — ездили в составе агитбригад к бойцам. Это в рамках фестиваля происходило первый раз?

— Третий. Подобные выезды мы организовывали и в прошлые годы. Война-то идет на Донбассе с 2014 года. Поэтому агитбригады были всегда.

Просто раньше они ездили в более спокойном режиме. Скажем, Мариуполь, где сейчас находимся, — более-менее безопасен. А подразделения, куда мы ездили в составе бригад, — это вторая, третья линия обороны. Они ничуть не менее и не более опасны, чем центр Донецка. И туда и туда «прилететь» может в любой момент времени. Это никак не прогнозируемо. Бах! И прилетело.

— Фестиваль закончился, работа продолжается. Чем заняты сейчас?

— Сейчас с нетерпением ждем, когда к нам придет 140 килограмм кварцевого песка для интерактивной песочницы, отправим ее в Дом малютки. Еще участвуем в организации поездки 50 ребят из ДНР в Москву — там их ждет обширная программа ко Дню защиты детей. Фонд фестиваля не прекращает работу ни на минуту.

СПРАВКА

Фестиваль «Звезды над Донбассом» в 2023 году — пятый по счету, при этом в очном формате проходили только три фестиваля. В прошлом году вместо литературных мероприятий писатели провели гуманитарную акцию — организовали сбор средств в помощь жителям освобожденных территорий, привезли подарки детям, а военным доставили амуницию. В этом году многие участники по своей инициативе привезли гуманитарную помощь, библиотекам Донбасса передали книги. Музыканты, поэты выступили в военных частях, госпиталях.

Писатели, журналисты, сценаристы поделились с жителями Донбасса секретами мастерства. Среди участников V Международного литературного фестиваля «Звезды над Донбассом» — писатели , Роман Злотников, Андрей Лазарчук; поэты Дмитрий Артис, Анна Долгарева, , , Ника Батхен, Ольга Данилова-Старушко; сценаристы , , композитор .

ДОСЬЕ

Александр Кофман родился 30 августа 1977 года в городе Макеевке Донецкой области. В 1999 году окончил Донбасскую государственную академию строительства и архитектуры и получил диплом инженера-строителя. Затем получил диплом экономиста. Был топ-менеджером крупных системообразующих предприятий.

В 2014–2016 годах Александр Кофман был министром иностранных дел Донецкой Народной Республики. В 2019 году был избран председателем местной Общественной палаты. С 2019 года Кофман — учредитель и организатор фестиваля «Звезды над Донбассом». Член Союза писателей ДНР. Лауреат Третьего международного фестиваля имени А. С. Пушкина и других литературных премий. Автор идеи создания книги для первоклассников «Азбука Донбасса» (2021). Кстати, один из экземпляров хранится в музее редакции «Вечерняя Москва».