Войти в почту

И как в этом помогают технологии

Российский кинематограф активно развивается в последние годы, особенно в условиях снизившейся конкуренции с иностранными фильмами и студиями. Но это не значит, что все преграды на пути отечественной киноиндустрии пропали. Одно из главных препятствий — предубеждение, что российское кино не очень хорошее и рассказывает либо о людях с Патриарших Прудов, либо из глухой деревни. Мы поговорили с Жаном Просяновым, продюсером, генеральным директором медиа Кино-Театр.ру, и узнали, как новый проект сервиса — Кинокарта — помогает свести вместе киностудии и зрителей.

.marker { background: #FFE3E0; background: linear-gradient(180deg,rgba(255,255,255,0) 45%, #FFE3E0 55%); }

Жан Просянов

Продюсер, генеральный директор медиа Кино-Театр.ру

— Как появилась идея Кинокарты?

«Кинокарта» — это проект сайта Кино-Театр. Ру, созданный при поддержке «Института Развития Интернета». Это интерактивная карта России, на которой абсолютно любой пользователь может указать локацию, где снимался или снимается тот или иной фильм и сериал. Карта доступна как съемочным группам, которые ищут подходящий пейзаж, так и пользователям, которые едут на эту территорию и хотят устроить себе путешествие по мотивам любимого фильма. К локации прилагается описание и скриншот, где показано, что это действительно то самое место. И наша конечная цель — продемонстрировать, что этих киномест много, они расположены не только в Москве и Санкт-Петербурге, и что люди могут приехать и пройтись по этим маршрутам.

Сама идея появилась из вполне практического интереса: мне и нашей команде было интересно, где снимается российское кино.

Долгое время существовала гипотеза, что все кино снимается в пределах Садового кольца и, соответственно, фокусируется на проблемах и темах, которые актуальны для этой территории, но остальной России не очень понятны и близки. И в какой-то момент начался выход в города. Наверное, самым большим и знаковым явлением стало то, что большой федеральный фильм «Я худею» снимался в Нижнем Новгороде. Вдруг, наконец-то, российский кинематограф обратил внимание на проблемы обычных девчонок из обычных городов, и это сработало.

И дальше все чаще и чаще стали возникать какие-то региональные фильмы. В этом смысле для меня лично, конечно, важен феномен Якутии — это нечто за гранью добра и зла. Там люди снимают кино на свои деньги, сами показывают и сами на этом зарабатывают. И мне кажется, что такая история должна быть практически в каждом регионе России.

А лично для меня вся история с Кинокартой началась, когда я отдыхал в Стамбуле. Это была довольно долгая поездка, и, когда мне уже надоело есть пахлаву и лежать на солнце, я понял, что мне хочется какого-то культурного отдыха. При этом, к сожалению, я про культуру Турции знаю не так уж и много, только сериал «Великолепный век». Зато я очень люблю Фатиха Акина, это прекрасный немецкий режиссер турецкого происхождения. Я решил пересмотреть фильм «Вдали от рая», где немка приезжает в Турцию помогать местной девушке. И я подумал: «А мне бы очень хотелось бы какой-нибудь туристический маршрут по местам съемок этого фильма!». И я начал гуглить, но ничего не нашел. И потом нашел несколько кадров, и там была вывеска местной галереи. И, слава Богу, что прошло уже 20 лет с тех пор, а эта галерея до сих пор работает. И я просто пришел в это место и сфотографировался.

Для меня, наверное, истоки были где-то здесь. Я понял, что хочу, чтобы каждый зритель, который любит русское кино, мог точно так же прийти на место съемок любимого фильма и сфотографироваться. Потому что, когда мы приезжаем в какой-то город, нам все время предлагают стандартные туристические маршруты: кремль, мавзолей, музей. И в целом это стандартная программа. А хочется чего-то более неожиданного, эстетичного, чем можно поделиться в социальных сетях. И примерно так сплелись эти две идеи: про индустрию и про отношение людей к кино и территориям, но вскоре мы поняли, что Кинокарта может работать на более глубинных уровнях.

— Как обычно происходит поиск локаций для съемок?

— О, это очень увлекательный процесс. Прежде чем я начну его описывать, важно понять: в России в принципе какого-то полного списка кинолокаций не существует. И когда кинематографист хочет найти нестандартный пейзаж, ему приходится составлять полное описание и искать что-то подходящее по климатическому поясу, типу лесов или рельефа.

То есть берется сценарий, дальше из него делается режиссерский сценарий, где примерно мы понимаем, в каких локациях что происходит. Там, например, герой и героиня встречаются у красивого берега реки, потом заходят в избушку, потом идут в баню, а дальше приходит прапорщик Мыкола, и они все вместе на машине едут в аэропорт. И тогда команда понимает, какие нужны локации: домик, берег реки, баня, аэропорт. На следующем этапе начинается поиск мест.

Иногда роль поисковика выполняют несколько старых опытных сотрудников «Мосфильма» или другой студии, которые говорят: «А, вот я помню, в 73-м мы снимали, там был такой водопад ледяной, вот мы туда ездили, это было возле Анадыря, там 27 километров, на развилке стоял мужик в пиджаке, и мы вот от него сворачивали налево». И, да, обычно это полноценная экспедиция, когда режиссер, оператор и исполнительный продюсер садятся в какую-нибудь машину с колесами покрепче — и вперед. На некоторых фильмах выбор натуры может занимать несколько месяцев.

У меня, например, отец продюсер и режиссер, и он очень много снимал в Карелии. Ему постоянно кто-то звонит и говорит: «Слушай, Александр Геннадьевич, нам нужна вот такая красивая изогнутая гора, чтобы показать внутренний мир героя, которого сломали детские травмы». И он каждый раз рассказывает.

Сейчас мы работаем с локациями и уже отснятых, или находящихся в производстве проектов. На следующем этапе, мы надеемся, что нам удастся показывать локации, а дальше мы хотим таким образом дать поддержку локальным бизнесам. Потому что мы прекрасно понимаем, что, например, в той же Карелии есть прекрасный дядя Вася, у которого есть старенький УАЗик. И ты его просишь, говоришь: «Мне там нужна вот такая вот речка, чтобы там был затончик, и вот еще три дерева стояло». И дядя Вася тебе честно за три дня объезжает всю Карелию, находит такие места и присылает фотографии.

И мне бы хотелось, чтобы люди, которые живут в этом регионе, знают красивые места, делились бы ими, сотрудничали со съемочными группами. И любой кинематографист из любой части России мог бы позвонить и сказать: «Ребят, у нас вот такие-то локации, там избушка лесника, старый причал. Пожалуйста, найдите их нам, мы приедем и будем снимать». И, соответственно, это ускоряет всю эту историю.

— На какие социальные запросы отвечает Кинокарта?

— В первую очередь Кинокарта может стать «мостиком» между кинематографом и зрителем. Казалось бы, у нас существует множество онлайн-афиш, сайтов про кино, блогов, но они не предполагают активного участия зрителя. А это неправильно, зрителю должна принадлежать активная роль.

Проблема в отсутствии заказчика в целом актуальна для всего российского кинематографа. А заказчиком могут являться локальные зрители в локальном кинотеатре и локальные телеканалы. И мне кажется, что если мы таким образом будем заставлять людей, приводить людей к некой локальной гордости, когда «это кино про нас! это наши истории!» — то это может спасти российское кино. Потому что, честно говоря, общефедеральных смыслов не так уж и много.

Есть какие-то общефедеральные образы, с которыми мы живем — это космос, Чебурашка, которые уже неплохо используются. Но такими вещами занимаются большие студии, которые получают субсидии от государства, и молодым командам не за что зацепиться. То есть снимать кино в регионе — это не только экономически выгодно, потому что не надо ничего везти, это еще и маркетинговая история. Например, если наш фильм снимали в Екатеринбурге — он уже становится актуальным для жителей этой территории.

И мы этот тренд увидели. К нам в редакцию стекаются практически все новости из мира кино, и мое утро начинается с того, что мне приходит порядка трех сотен писем о разных пресс-релизах и запусках. И я вижу, что регионы работают, и все чаще и чаще московские группы выезжают в регионы, чтобы что-то снять в местных интересных локациях. Например, мне очень нравится, что очень много фильмов снимается в Карелии, там очень красивая природа. И ты идешь и смотришь не на эту среднерусскую равнину с березками и полями, а на шхеры, леса. Порой можно встретить по-настоящему волшебные, сказочные пейзажи, а это именно то, что нужно сегодняшнему зрителю. Кино все еще открывает нам дверь в мир эскапизма, дает возможность отвлечься от мрачных новостей и тяжелых событий, что сегодня занимает большую часть нашего инфополя.

Еще один тренд, на который мы обратили внимание, это появление новых креаторов в сфере кино. Это маленькие локальные студии, независимые команды. Это очень важная тенденция, потому что раньше у подавляющего большинства людей было ощущение, что производство кино — это какая-то элитарная группа, это некая секта чань-буддистов, где знание от учителя к ученику передается ударом палкой по голове. И в целом, что греха таить, примерно все те фамилии, которые занимаются кино, нам известны: есть актерские и режиссерские династии. Из-за этого многим кажется, что заниматься кино — это сложно.

Мой тезис заключается в том, что кино сегодня может снимать абсолютно каждый. Каждый из нас может взять телефон, снять фильм. А вот дальше, конечно, начинаются проблемы, потому что его надо где-то показать, нужно найти какое-то решение. Но, опять-таки цифровые среды позволяют нам демократизировать рынок кино. Многие новые имена появляются именно из социальных сетей. И, скажем, истории Ирины Горбачевой или Антона Лапенко подтверждают, что в принципе, если твой голос интересен, если кому-то, кроме тебя и твоих родственников, интересно на это смотреть, шансы пробиться к большой аудитории есть.

Теории и Практики: главные новости
  • Отчет LinkedIn