Войти в почту

Из Малой Мечты в Молдавию конца 90-х. Какие фильмы ждать с кинофестиваля "Короче"

В прошлое воскресенье, 20 августа, в непривычно жарком (+35) для нынешнего лета Калининграде завершился фестиваль короткометражного и дебютного кино , одиннадцатый по счету. С этого года "Короче" стал длиннее. Все дело в новой, благополучно соседствующей с короткометражками, конкурсной программе полнометражных дебютов со своим жюри и наградами. Таким образом, по словам главы смотра , фестиваль дает дебютантам возможность многоступенчатого подъема в киноиндустрию и формирует новую режиссерскую волну. 

Из Малой Мечты в Молдавию конца 90-х. Какие фильмы ждать с кинофестиваля "Короче"
© ТАСС

Жюри, зрители и пресса посмотрели на "Короче" восемь полных метров, отобранных куратором дебютной программы Ситорой Алиевой, бывшим программным директором "Кинотавра". Корреспондент ТАСС выбрала из полнометражного конкурса два фильма — ностальгическую драмеди на татарском языке и аскетичный спортивный артхаус, сильные работы, к которым стоит присмотреться в предстоящем киносезоне.

"Бери да помни"

Режиссер Байбулат Батулла (Батуллин) Победитель конкурса дебютного полнометражного кино, в прокате с 14 сентября

Шестилетний Ильхам (Юнус Таиров) проводит свое последнее дошкольное беззаботное лето с бабушкой и дедушкой в деревне с выразительным названием Малая Мечта. Яркие домики с покосившимися крышами, догонялки с соседскими мальчишками и вкусная бабушкина еда. Тревожит только то, что родители задерживаются из поездки. Не вернутся совсем. Мама и папа разбились в авиакатастрофе. Ильхам еще об этом не знает, а бабаю и эби (на татарском это дедушка и бабушка) сложно найти подходящие слова и впервые рассказать внуку "о том свете".

Если куриная дугообразная косточка-вилочка, попавшаяся в обеде, вызывает у вас ностальгию, значит, в детстве вы не раз загадывали желание, разламывая ее. В Татарстане магический ритуал превратился в игру "Бери да помни" (ядәщ) — под эту фразу двое ломают эту самую косточку и запоминают, что теперь каждый взятый из рук соперника предмет нужно сопровождать словом "помню". Забыл — исполняешь желание победителя. Игрой в ядәщ дед Расим (кинодебют 85-летнего отца режиссера, драматурга Рабита Батуллы) и пытается отвлечь Ильхама от подступающей тоски и оттянуть столкновение с неизбежным. Первые желания Ильхама наивные в своей детскости: ведро мороженого, ванная из газировки и ночная дискотека — вот оно, счастье шестилетки.

Бабушка Суфия не одобряет "костяной" союз деда и внука и большую часть фильма молчит. Вместе с внезапно свалившейся на их семью трагедией героиня Розы Хайруллиной переживает личный кризис: муж выпивает и, похоже, застрял в инфантилизме. Но сама она, проигравши, из любви к внуку на целый день "превращается" в робота с коробкой на голове, красит волосы в кислотные оттенки или изображает Женщину-кошку. Дальше — больше, к игре подключаются остальные односельчане, чьи нереализованные мечты идут в противовес первому слову в названии татарской деревушки.

30-летний Байбулат Батулла — не совсем новичок в кинематографе, "Короче" как минимум помнит его короткометражку "Половинки". От первой короткометражки до первого полного метра прошло почти шесть лет, победа на этом фестивале нескромно намекает, что дебют удался. "Бери да помни" — по-хорошему простое, доброе семейное кино без перекосов в лишнюю драму или приторность. Трагедия буквально дышит в спину, сталкивая с первым в жизни горем, но светлая грусть, татарский колорит и искренняя любовь к своим корням целебны. Перед тем как жизнь Ильхама поменяется навсегда, он, сам того не замечая, меняет всех вокруг. Ассоциативный ряд разбегается от до "Кикуджиро" . Приплюсуем сюда и невероятную химию между внуком и дедушкой, и японскую музыку, узнаваемую сквозь татарские мелодии. И уже даже кажется, что никакой косточки не надо, чтобы записаться на открытый микрофон в стендап-шоу, открыть кафе, починить машину или даже укатить на "копейке" в Нью-Йорк. (Что? Да!) Лето закончится, мечты останутся — большие или малые, их надо исполнять.

"Крецул"

Кишинев 1997-го, нищета, дефицит и видео на VHS-кассетах. Дзюдоисту Олегу Крецулу (ударение на "е") только 22 года, он полон сил: не так давно вернулся из Атланты со своей первой в жизни Олимпиады и совсем скоро женится на любимой девушке. Но спортивные и личные перспективы разбиваются, как автомобиль, на котором спустя несколько дней после свадьбы молодожены попадают в аварию. Свою Свету Крецул больше не увидит — она погибла, он выжил, но остался без зрения. Федерация дзюдо Молдовы на просьбы помочь чемпиону снова встать на татами лишь разводит руками — денег нет. Старый друг Виталик теперь не просто друг, а брат, тренер, возможно, психотерапевт, но главное — проводник по тем дорогам, по которым Крецул ходит на ощупь.

"Крецул" — не типичный спортивный байопик и даже не совсем драма о преодолении себя, разглядеть ее здесь почти невозможно. Это авторский взгляд на дружбу двух мужчин — хрупкую, сложную, молчаливую и без скрытых смыслов. Важно: Олег Крецул — реальный человек, несмотря на это и на название фильма, главный герой здесь — холодной тенью следующий за ним Виталий Глигор, тоже реальный человек. За кинокадром Глигор все так же тренирует уже паралимпийского чемпиона и призера Крецула, они все так же дружат. Режиссер и сценаристка Александра Лихачева рассказала, что никогда не относилась к своему материалу как к спортивной драме. Постановщица отталкивалась от пути, который прошел и по которому продолжает идти реальный Виталий Глигор. 

"Я делала человеческую историю, как один человек не оставил другого и они вместе добились успеха. Виталий, конечно, рассказывал подробности, делился, мы много работали вместе. Они с Олегом помогали на всех этапах. Огромное им спасибо, потому что в какой-то момент они нашли силы и отделили себя реальных от фильма. Это очень сложно", — рассказала она ТАСС.

Отдельно хочется выделить актеров и (не братья и даже не родственники), аккуратно переключающихся в диалогах с русского на молдавский. Оба впечатляют мастерством и обезоруживают органичностью в кадре, уводя от недосказанности автора, перекрытой документальной хроникой в конце. За визуальную эстетику "Крецула" отвечает камера румына Мариуса Пандуру, работавшего с Раду Жуде, Корнелиу Порумбою и . Визуальные решения без излишеств, длинные кадры и "затылковые" планы — фильм хочется аккуратно запечатать и отправить отборщикам в Берлин.

Юлия Фролова