Войти в почту

В прокат вышел фильм "Гардемарины 1787. Война"

"Авторы фильма не могут поручиться за точность всех исторических подробностей. Но, с присущей им смелой осторожностью, готовы утверждать, что в фильме — все правда, естественно, кроме вымысла", — таким озорным текстом были встречены зрители, включившие Первую программу Центрального телевидения 1 января 1988 года. Это была премьера мини-сериала Светланы Дружининой "Гардемарины, вперед!" — приключенческо-костюмной мелодрамы про троицу учеников Навигацкой школы, которые вечно впутывались в историю Государства Российского. Спустя 35 лет новую (и, вероятно, последнюю) часть "Гардемаринов" предваряет другой текст: "Сценарий основан на исторических документах". Он позаимствован из второго по важности проекта в жизни Дружининой — сериала "Тайны дворцовых переворотов. Россия, век XVIII". Им режиссерка занималась после завершения работы над трилогией про гардемаринов: с середины 1990-х до начала 2010-х, пока "Перевороты" с концами не заглохли (вышло 8 из запланированных 12 фильмов). Эта небольшая и незначительная вроде бы перемена, кажется, неплохо иллюстрирует метаморфозы, приключившиеся с "Гардемаринами" за три с половиной десятилетия. Оригинальный сериал по мотивам рукописи Нины Соротокиной, безуспешно подражавшей Александру Дюма с его мушкетерами, начали снимать еще даже до объявления Перестройки. Так что поначалу "Гардемарины" по инерции производили несколько своеобразное впечатление своей уверенно-нагловатой романтизацией дворянского сословия в частности и царской России в целом. Но под натиском брызжущей харизмы Сергея Жигунова, Дмитрия Харатьяна и Владимира Шевелькова (плюс Михаила Боярского с метаролью д'Артаньяна-недоброжелателя) вскинутые брови вроде как начали возвращаться на исходные позиции. Да и в целом ветер переменился: премьеру сиквела "Виват, гардемарины!" в свое время переносили на полторы недели из-за Августовского путча (параллельно еще шли съемки третьей части), а в прокат картина вышла 6 декабря 1991 года, за два дня до подписания Беловежских соглашений. Словом, в 1988 году "Гардемарины" казались забавной причудой. Из 2023 года они ощущаются предзнаменованием имперской реставрации. Формально новая дилогия "Гардемарины 1787. Мир" и "…Война" (что характерно, именно в таком, противоположном Льву Толстому порядке) снималась еще три года назад, но до экранов добралась только теперь, и это накладывает свои фильтры: шутки про "все правда, естественно, кроме вымысла" особенно плохо сочетаются с логотипом Российского военно-исторического общества. Зачем спустя столько лет понадобилось сдувать пыль с этого цикла, вопрос открытый ("Мир" за полтора месяца проката красноречиво завоевал менее 13 млн рублей). Видимо, у каждых "Утомленных солнцем" должны быть свои "Предстояние" и "Цитадель", а у каждых "Мушкетеров" свои "Сокровища кардинала Мазарини". По всем законам легасиквелов, постаревшие гардемарины тут как бы передают эстафетную палочку молодому поколению (к дедушкам присоединяются дети героев Жигунова и Харатьяна, влюбленные друг в друга), а вся сага как бы возвращается к корням: пока императорские сынки "шалят по Европе" и "поганят честь" родины, коварные французы снова строят козни против высокодуховной России, только в этот раз речь про Русско-турецкую войну. Ностальгия, впрочем, выходит сомнительная. Из оригинального состава до камбэка дожил только Харатьян (в новых сериях он не только не одевается в платье, а вообще зачем-то раздевается, что лишает происходящее всякого смысла), поскольку интригами и скандалами в свое время с экрана прыснуло щедро. Сначала из проекта исчез Шевельков, затравленный Дружининой, после второй части ушел и Жигунов. С тех пор они с постановщицей обмениваются язвительными комментариями в прессе. Другой восставшей из небытия фигурой оказался Боярский, во втором фильме 1991 года попросивший Дружинину себя убрать, чтобы в третьем не жаловаться в очередной раз на баню, капусту и "елки эти проклятые". Но теперь, надо полагать, отдохнувший и набравшийся сил. Сил, впрочем, хватает только на то, чтобы в "Мире" обеспокоиться тем обстоятельством, что "русские своих не бросают": в "Войне" Бенжамен Луи Жереми Симон Серж де Брильи, он же просто Сережа, каким-то образом откачанный русскими бабами (Палпатину, каналье, на заметку), уже не фигурирует. (Что особенно любопытно, в финале первой картины он, смягчившись, показывает героям, откуда готовится нападение, но те принципиально игнорируют эти сведения — и во второй профукивают атаку.) Образовавшаяся шайка (это упомянутые плюс Александр Домогаров и Михаил Мамаев при участии молодых дебютантов Андрея Лаптева и Ники Здорик) еле-еле тянет старые песни, а новых никто и не написал. А в перерывах чудовищно играет в невыносимо скучной, прискорбно снятой и в целом страшно хаотичной и фантасмагорически скверной телепостановке, что болтается на орбите кинематографа плаща и шпаги. Тут можно было бы сказать, что "Гардемарины" вернулись к нам в прежней форме (это всегда было бездарно сделанное кино), если бы не одно но: каким-то образом новые "Гардемарины" выглядят на несколько порядков хуже старых. Дело не столько в том, что тут нет и следа того чувственного эротизма (запрещенного нынче толка), какой пронизывал мини-сериал 1988 года, где красивые мужики в форме постоянно оказывались в необъяснимой близости друг от друга, на подобное и рассчитывать не приходится - как от Дэвида Линча странно было бы ожидать возобновления ровно того же "Твин-Пикса", что был в 90-е. И не в том, что батальные сцены хочется, как у Сергея Бондарчука в "Войне и мире", а выходит хуже, чем у Стивена Спилберга в "Фабельманах". Удивляет другое: это оскорбительно дешевая поделка в духе "Комнаты" Томми Вайсо, которая по уровню продакшна, кажется, проигрывает даже "Тайнам дворцовых переворотов" (почему-то хочется отметить, что "Гардемарины 1787. Война" выходят в тот же день, что и первая половина финального сезона "Короны"). Казалось бы, не можешь сделать хорошо, не делай вовсе, однако не тут-то было. "Да будет тако!" — воскликнут гардемарины и невозмутимо попрут куда-то: вероятно, вперед. Что ж, в этом случае мы, с присущей нам смелой осторожностью, готовы утверждать, что вместо билета на "Гардемаринов" 300 рублей гораздо лучше будет потратить на мексиканский стритфуд. Судя по пустому залу, в котором я смотрел "Войну" в первый день проката, многие так и поступили. Хочется, во всяком случае, на это надеяться.

В прокат вышел фильм "Гардемарины 1787. Война"
© Газета.Ru
Газета.Ru: главные новости