Войти в почту

Актер Евгений Антропов: Менять мир стоит примером, а не силой

Актер Евгений Антропов: Менять мир стоит примером, а не силой
© Вечерняя Москва

Актер снялся в историческом детективном сериале «Цербер», премьера которого состоялась на прошлой неделе. Корреспондент «Вечерней Москвы» поговорила с артистом о творческом пути.

Фильмография Евгения Антропова включает более 70 работ. Скоро список пополнит роль в сериале «Куколка», съемки которого завершились на днях. Дебютировал актер в 2007 году, исполнив главную роль в фильме .

— Что дало участие в фильме?

— Мощный старт. Это был прекрасный первый опыт у отличного режиссера. Благодаря чему меня заметили. Шестнадцать лет назад все было иначе. Помню даже, как афишу рисовали. И было не так много мест, где можно посмотреть новое кино. Главной платформой были фестивали да гастроли с лентой по стране. Мы ездили по кинотеатрам, общались со зрителями. Было интересно.

— Вы создали десятки образов, порой противоречивых, как Кайзер в сериале «Киллер». Бывает, что восприятие аудиторией героя не совпадает с вашим?

— Да. Не люблю лобового прочтения и персонажей функции. Порой зрители не считывают причинно-следственных связей в истории героя. «Он такой отмороженный!» — это все, что человек увидел в моем персонаже. Причем считает это комплиментом. А я сделал все, чтобы Кайзер таким не казался. Есть у него отклонения? Безусловно, психика расшатана. Но он не отрицательный персонаж, хоть и совершает ужасные поступки. Если бы был «собакой бешеной», по законам драматургии его бы убрали другие, но это не так.

— А я по законам интервью должна спросить: вы с детства мечтали играть в кино?

— Да, всегда связывал с этим свою жизнь. В театр ходил редко, мне было там тоскливо. Хотя спустя годы понял, что это не всегда так. Куда привлекательнее были советские фильмы, которые смотрела моя мама. Мы их и теперь пересматриваем.

То кино связано с атмосферой детства. Какими бы трудными ни были времена, детям кажется, что все безопасно и спокойно, счастливо. И советские фильмы шикарно сняты. Безупречная работа актеров, режиссеров, сценаристов, операторов… Человек смотрит кино, которое знает наизусть, когда в нем все прекрасно. Ценят в первую очередь исполнение. По этой же причине люди ходят и на спектакли, концерты. Получается, важно только, как исполнять.

— Какой подход к профессии вам близок?

— Профессиональный. Мы тратим годы обучения на то, чтобы уходить от себя, искать себя в ком-то другом. Не близок довольно распространенный сейчас подход, когда можно сесть на одного конька и успешно скакать на нем. Это приводит к тому, что одна из самых нескучных профессий становится невероятно скучной.

Но у каждого свой путь. Ты идешь себе тихой сапой, занимаешься своим делом и оказываешься где-то нужен. Когда приходишь к людям, которые раньше этого не видели, со своими масштабными планками и гамбургским счетом к профессии, как правило, поражаются все.

И я, и ребята, у которых такой же подход, знаем, все сразу по-другому включаются. До этого стояли, дурачились, а тут оживляются.

Своей работой ты воздействуешь на всех. Можно долго что-то рассказывать и ничего не сделать. А можно ничего не говорить, просто сыграть — и в этого попало, и в другого… Только так: не бояться и не изменять самому себе.

— Когда что-то не нравится, не хочется изменить это силой?

— Нет. Лучшее воздействие — примером. Помните фильм «Человек с бульвара Капуцинов»? Там Джонни Фест, герой , приехал в хаос салуна на Диком Западе. Попил молочка, получил по щам и не обиделся, принес людям кинематограф и сделал их добрее. Своим примером поменял общество. На время уехал, и все вернулось обратно. Да и другой человек успел их растлить. Вот два примера двух душ и результата, который они оставляют. Тут есть и в чистом виде религиозный подтекст. По сути — те же жизнь и смерть. Ты приходишь с тем, что тебе дано. Делишься этим с людьми, которых принимаешь, какими бы те ни были. И движешься дальше. Все, что можешь — делиться тем, что имеешь, но не менять насильно.

— Но окружение влияет…

— Если больше заниматься собой, будет в хорошем смысле «все равно», что творится вокруг. Это не про то, чтобы быть безучастным. Но если кто-то обвиняет тебя в пассивности, он тем самым оправдывает свою активность. Твоя жизнь — твой выбор. Но не нужно лишать меня моего. А если тебя что-то раздражает в человеке, то оно есть и в тебе, но ты это в себе не принимаешь либо не прорабатываешь. Этому надо уделить внимание.

— Знаю, вы пишете стихи. Важны актуальные сюжеты?

— Если писать на злобу дня, скажем, о том, что перекрыли Покровку, это будет стихотворение на момент. А если о том, что случилось в этих обстоятельствах, например, у прораба, расскажем про главное — человека и жизненные перипетии.

Важно, чтобы было понятно, что случилось. Причем не в плане сюжета, а в глобальном смысле, даже что произошло с автором, почему стихотворение появилось на свет. У (поэт и музыкант. — «Вечерняя Москва») есть строчки: «Я люблю оттого, что болит, или это болит оттого, что люблю?» — и у меня нет к ним вопросов, ни одного… Но порой я думаю: что интересно сегодняшним зрителям, читателям? Что у них болит? По идее, что и всегда, ничего не меняется — у нас не вырастает новых ручек, ножек, мозг не делится на четыре полушария. И вроде все так же, да не так. А искусство — то, что было актуально вчера и будет завтра.

ДОСЬЕ

Евгений Антропов родился 17 сентября 1986 года в Москве. Окончил ГИТИС, курс , в 2008 году. Сейчас в его фильмографии более 70 ролей в кино и сериалах, включая: «Многоэтажка», «Перевал Дятлова», «1941. Крылья над Берлином», «Город» и другие