Войти в почту

Актер Лифанов заявил, что считает себя комедийным артистом

— Каким, по вашему мнению, получился новый сезон сериала "Пять минут тишины. Море и горы" на НТВ? На ваш взгляд, как его встретят зрители? — Зрители долго ждали, будет продолжение или нет, поэтому, я думаю, мы их порадуем этой премьерой. В этот раз все затянулось, съемки были непростыми — я бы даже сказал, самыми сложными. Мы и в горах снимали, и в море, и все это в разных погодных условиях — были моменты прям тяжелые. — С какими еще трудностями вы сталкивались во время съемок? Что было самым сложным лично для вас? — Был очень страшный момент, когда мы снимали сцену у водопада. Мы все выстроились на краю, под нами бездна, а привязать нас никак было нельзя. И мы стояли без страховки, у каждого тряслись коленки, потому что в жизни мы все обычные люди… У меня еще была собака в руках, песик молодой, игривый, постоянно дергал. Я ему шепотом говорю: "Стой на месте, а то сейчас всех погубишь" (смеется). А в горы нас возили местные водители, и это тоже отдельный ужас. Полметра от пропасти, а водитель гонит, я говорю: "Пожалуйста, мы не опаздываем, не надо так торопиться". А он успокаивает: "Да, я всю жизнь здесь работаю! Вы же спасатели, чего вы боитесь?" В общем, мы повеселились на съемках. Но я не ропщу, я привык к трудностям и к их преодолению. Я как та лягушка, которая била лапками и выбралась из кувшина. — Получается, сама тема сериала вам близка? — Мне очень нравится эта тема, эти простые ребята, которые идут в незримый бой, рискуют своей жизнью ради людей. Звучит пафосно, но так оно и есть. Я на них посмотрел, послушал их истории и понял, что мы в кино немного приукрашиваем, конечно, их будни. Ведь когда пожарные тушат пожар, они спокойно разматывают этот рукав, идут к пламени и гасят его, а мы в кино бежим, кричим, но при этом такие опрятные, с иголочки одетые, белозубые… А на деле спасатели — это такие работяги, которые делают свое дело: тушат здания, разгребают завалы, спасают людей. — Вы сказали, что вы "с иголочки одетые", а они "работяги". В таком случае — насколько реалистично команде сериала и вам лично удается показывать будни спасателей? — Наверное, судить не нам, а самим спасателям. На некоторых сценах они, конечно, улыбаются, с какими-то не соглашаются. Но как нам в свое время сказал продюсер "Дикого": "Поверьте, зритель смотрит не боевик, а человеческую историю". — То есть вы считаете, что зрителям "Пяти минут тишины" интереснее сюжетные линии, которые развиваются параллельно с основной темой сериала? — Да. Поэтому пусть нас простят и зрители, и спасатели. Но человеческая история всегда ближе. — Можно сказать, что за пять сезонов вы с Сергеем Гиреевым стали "родными"? У вас много общего с вашим героем? — И да и нет. Это Лифанов, а это Гиреев. Деточкин виноват, но Деточкин не виноват (смеется). Тут как в системе Станиславского — ты в предлагаемых обстоятельствах. Конечно, я сросся с ним, с его шутками. Но не стоит смешивать артиста и его героя. Если мой Гиреев грубоват, это не значит, что Лифанов точно такой же. — Сергей Гиреев — спасатель, а вам в жизни приходилось кого-нибудь спасать? — Да, конечно. 20 лет назад мы с женой провалились на машине под лед. Я думал, что, как и в кино, сейчас легко разобью стекло в машине и мы выберемся, но ничего подобного. Я бил по нему руками, ногами, головой, но так и не выбил. Слава богу, задняя дверь была открыта, я схватил Лену и, как в мультике "Ну, погоди!", швырнул ее по льду подальше от машины. Откуда во мне было столько силы, не представляю… Если вспомнить, чего только не было в моей жизни... — А трюки без каскадеров выполняли? — Рядом с артистами всегда есть каскадеры и дублеры, но рано или поздно тебе все равно приходится что-то исполнять самому. В прошлом сезоне я залезал на опору ЛЭП — со страховкой, конечно. Я спустился, а рядом стоят два представителя этой самой ЛЭП. Подхожу к ним, меня немного трясет, спрашиваю: "Вы, наверное, каждый день так туда залезаете?" Они на меня смотрят и говорят: "Мы что, больные, что ли? У нас для это специальный помост есть. А вот так полезть, как вы, нет, мы не дураки". Это звучало как комплимент (смеется). — Большую часть вашей фильмографии занимают боевики. Вы любите этот жанр? — Я отвечу историей из своей жизни. Однажды мне делал массаж спортивный массажист, она меня щупала-щупала — и в какой-то момент с ужасом говорит: "Господи, что же с вами было за всю жизнь?" Я отвечаю: "Я артист, всю жизнь в боевиках снимаюсь". На что она отвечает: "На вас живого места нет". Не знаю, воспринимать это как комплимент или нет, но могу сказать, что всю жизнь играть в боевиках очень непросто. Зря смеются драматические артисты, думая, что это легко. Я-то Гамлета своего сыграю и в роли Гиреева. Мой Гиреев точно так же страдает, как страдает Гамлет (смеется). — Какую из своих ролей вы можете назвать любимой? — Они все мои "детки", я их всех люблю. Не могу выделить любимую. — В начале своей кинокарьеры вы играли бандитов, сегодня все чаще перевоплощаетесь в спасателей и супергероев. В каком еще амплуа вам хотелось бы себя показать? — Я считаю себя комедийным артистом и доказываю это в театре, где отхожу от образов всех героев и бандитов. Меня мало видели в этом жанре, за что мне немного обидно как артисту. И, конечно, мне хотелось бы это перенести в кино. Но как пробить эту стену непробиваемую, сколько еще можно кричать, что я не только Гиреев? Комедии — моя отдушина. Кто-то сказал, что красота спасет мир, а я считаю, что юмор спасет мир. — Одной из ваших, так скажем, "необычных" ролей стал Попугай в "Дозоре" Бекмамбетова. Как вам далось такое перевоплощение? — Вы даже не представляете, какие кадры с Попугаем не вошли в фильм! Было построено "плечо" Жанны Фриске метра три в высоту, и я сидел на этом плече. Но из-за того, что в тот период я одновременно снимался и в "Дневном дозоре", и в "Спецназе", съемочный день получился скомканным — и эта сцена не вошла в фильм. — Есть ли жанр кинематографа, про который вы можете сказать — "точно не мое"? — Наверное, в кино для взрослых я бы не снялся уже (смеется). На самом деле я не знаю, какие запретные жанры могут быть для артиста. Когда-то один артист, которому задали такой вопрос, ответил: "Я бы никогда не стал играть Чикатило. Я бы отказался". А я считаю, что нельзя отказываться от таких ролей. Разве неинтересно исследовать темные стороны своей души? Именно своей, а не персонажа. Потому что, играя, мы исследуем себя и своих демонов через персонажей. Поэтому артисты счастливые люди, они это постоянно делают, а им за это еще и деньги платят (смеется). — Вы сейчас рассказали историю про своего друга Дмитрия Нагиева, который сыграл Чикатило в одноименном сериале? — Да, я про него, собственно, и говорю. Дима молодец, он очень здорово умеет перевоплощаться, получилась очень крутая роль. Мы с ним недавно говорили об этом, и он признался, что его задачей было не понравиться зрителю. — А кого из персонажей классических произведений вы хотели бы воплотить на экране или на сцене театра? — Короля Лира хотел бы сыграть. Но, наверное, еще не пришло время, еще животик не отрос (смеется). Я его когда-нибудь обязательно сыграю. Я часто вспоминаю Евгения Лебедева, с которым работал в БДТ в Петербурге, он сказал в одном интервью: "Я знаю, что никогда не сыграю Гамлета". Но он брал и учил роль, как будто ему ее дали. Разучивал, репетировал перед зеркалом, просто для себя, как артист. И знаете, я в каждый свой спектакль вставляю какой-нибудь монолог из Шекспира, специально так подвожу, что мой персонаж его читает. И получается такой бальзам мне на душу, думаю, вот и я чуть-чуть приблизился к этому (смеется). Я считаю, что артист должен мечтать обо всех ролях, которые есть на свете. — Какие фильмы вы смотрите в свободное время? Следите ли вы за кинопремьерами? — Ничего не смотрю. Просто не могу. Когда у тебя 12-часовой рабочий день, съемки, спектакли, репетиции, ты приходишь домой как робот, поверьте, ничего уже не хочется смотреть. А премьеры я люблю [смотреть] после того, как уже все посмотрели, обсудили и успокоились. — А сериалы, которые выходят на разных платформах, вам нравятся? — Я очень рад, что в России начали современно подходить к съемке сериалов, и это касается и телевизионных каналов тоже. Это уже не кабинетные головы, которые расследуют некое убийство, а действительно хорошие истории с хорошей картинкой. — Как вам кажется, каких сериалов ждут российские зрители, каких историй, каких героев? — Ответ в самом вашем вопросе. Зритель ждет героев. Героев нашего времени. — Вы пересматриваете свои первые фильмы? — Я очень стесняюсь. Семья спускается на первый этаж, а я тихонько поглядываю свои первые фильмы. И мне, как и, наверное, любому артисту, многое не нравится. — Есть проекты, об участии в которых вы сегодня жалеете? — Есть, но я, конечно, их не назову. — Вы много лет служите в театре, тяжело совмещать спектакли со съемками? — Совмещать трудно, но, как говорится, волка ноги кормят. Остановишься подышать, а уже отстал. Меня смущают артисты, которые говорят: "Ой, я так устал, мне бы поспать". А для чего тогда ты стал артистом? Как можно устать от того, что ты любишь? Я не представляю. — Где вы больше любите себя — в кино или в театре? — В театре, конечно! — Какую из своих театральных ролей вы любите больше всего? — Сейчас мы с Лизой Арзамасовой играем в спектакле "Ночь откровений". На данном этапе это одна из моих любимых ролей. Когда зритель два часа хохочет, а за десять минут до финала начинает рыдать… Больше ничего на этом свете мне не нужно. — В этом году 25 лет исполняется спектаклю "Кыся", и все эти годы вы в нем играете вместе с Дмитрием Нагиевым. Как вы считаете, в чем успех этой постановки — и почему она так дорога зрителям? — Нас часто спрашивают: "А вам не надоело играть этот спектакль?" Отвечаю — нет, нам не надоело, потому что каждый спектакль разный. Как от этого можно устать? То же самое и со зрителями. — Как вы относитесь к критике ваших работ? Сложно ли читать отзывы на сериалы и спектакли? — Я почти их не читаю. Как каждому человеку, мне обидно, конечно. Но иногда смотрю, что пишут некоторым моим коллегам, и думаю — как хорошо, что мне такое не пишут (смеется). Все такие умники, такие кино- и театральные критики… Конечно, каждый имеет право на свое мнение, но обижать артистов, как мне кажется, не стоит. Артисты — хрупкие создания, нельзя с ними так грубо. — Ваша старшая дочь Анастасия пошла по вашим стопам и тоже выбрала карьеру актрисы. Какие советы вы даете ей как отец и как актер? — Быть аккуратнее с эмоциями на сцене, беречь себя. — Однажды в интервью вы сказали, что кино украло вашу личную жизнь. Это правда? — Да. Так и есть. Кто-то катается на лыжах… А я катаюсь на лыжах только в кино (смеется). Но мне кажется, что я не одинок в этом. — Что бы вы посоветовали студентам театральных вузов и молодым артистам, которые только начинают свой путь в кино или театре? — Не слушайте никого, кто пытается отговорить вас от профессии. Будьте артистами. Это великая радость, но путь к ней лежит через ежедневный труд, через тернии к звездам. Но у вас все получится, если вы будете пахать.

Актер Лифанов заявил, что считает себя комедийным артистом
© Газета.Ru