Ещё
Аквамен
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Щелкунчик и четыре королевства
Приключение, Фэнтези, Семейный
Купить билет
Бамблби
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Хроники хищных городов
Боевик, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Богемская рапсодия
Биография, Драма, Музыкальный
Купить билет
Робин Гуд: Начало
Боевик, Приключение, Триллер
Купить билет
Ральф против интернета
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Дом, который построил Джек
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Всё или ничего
Боевик, Приключение, Комедия
Купить билет
Звезда родилась
Мюзикл, Мелодрама
Купить билет
Апгрейд
Боевик, Фантастика, Ужасы
Купить билет
Человек-паук: Через вселенные
Мультфильм, Приключение
Купить билет
Заповедник
Комедия
Купить билет
Гринч
Мультфильм, Комедия, Семейный
Купить билет
Братья Систерс
Вестерн, Боевик, Приключение
Купить билет
Лето
Биография, Драма, Музыкальный
Купить билет
Холодная война
Исторический, Мелодрама, Драма
Купить билет
Проводник
Мистика, Триллер, Ужасы
Купить билет
Под Сильвер-Лэйк
Триллер, Комедия, Драма
Купить билет
МУЛЬТ в кино. Выпуск 86. Самые тёплые серии!
Мультфильм
Купить билет

Куклы, собаки и консерваторы 

Фото: Manuel Silvestri / Reuters
Завтра завершается 72-й Венецианский фестиваль.
Поначалу на маловыразительном фоне конкурса выделялась оригинальностью только «Франкофония» Александра Сокурова. И она продолжает лидировать в рейтинге итальянской прессы плюс, что особенно любопытно, в рейтинге публики, составляемом ее представителями для журнала CIAK. Еще один рейтинг формируют международные критики. «Франкофония» и там входит в топ-тройку вместе с фильмами «Рабин. Последний день» и «Аномализа». Похоже, они и будут претендовать на главные призы.
"Рабин" — реконструкция 20-летней давности убийства израильского премьера, которое резко затормозило мирный процесс между Израилем и Палестиной, изменив курс истории. Недавно об этом событии напомнил фильм Герца Франка и Марии Кравченко «На пороге страха» — о русской жене отбывающего тюремный срок убийцы, еврейского ортодокса-фанатика. Самый знаменитый израильский режиссер Амос Гитай не особенно интересуется личностью преступника и в то же время не изобретает теорию заговора. Он исследует атмосферу ненависти, сложившуюся вокруг Рабина в консервативных кругах страны: в этой атмосфере на роль убийцы можно хоть конкурс объявлять.
Как и многие другие венецианские фильмы, «Рабин» отличается документальной фактурой, значимость которой побеждает художественные прививки. Однако во второй половине фестиваль вспомнил про креативность и предложил несколько фильмов, любопытных с формальной точки зрения. А иногда и не только. Это прежде всего «Аномализа», снятая американским драматургом и режиссером-интеллектуалом Чарли Кауфманом в сотрудничестве с Дюком Джонсоном. Кукольные персонажи, которых озвучивают прекрасные актеры Дэвид Тьюлис и Дженнифер Джейсон Ли, разыгрывают встречу двух одиноких существ, потерянных в скучном мире без любви с имитированным, игрушечным сексом. В этом мире давно обитает некто Майкл Стоун: оставив за спиной опостылевшую семью, он едет в командировку в унылый Цинциннати, чтобы выступить на конференции по клиентскому сервису. Там, напившись и посетив секс-шоп, он вдруг встречает Лизу, женщину своей жизни, которую называет Аномализой. Слово «аномалия» здесь ключевое, оно сродни чуду: в так называемой нормальной жизни люди превращены в механических, заторможенных кукол (это мы и видим в картине), а все женщины, кроме Лизы, говорят унифицированными мужскими голосами. Зато в счастливой сцене любовного соития — и это мы тоже видим воочию — куклы становятся живыми и даже реально эротичными. Беда в том, что аномалия быстро кончается и рутина опять вступает в свои права.
Другой фильм, который по праву можно назвать стопроцентно авторским, тоже пришел из Америки: там ведь не только Голливуд и Джонни Депп. Фильм называется «Сердце собаки» и снят вдовой Лу Рида — художником и музыкантом Лори Андерсон. Это поэтическое эссе с кадрами недавно почившей любимой собаки по имени Лолабелль, личными воспоминаниями и вкраплениями философских теорий, с рисунками, пейзажами, песнями, включая финальную в исполнении Лу Рида. На контрасте с этими нежными, трогательными, даже сентиментальными киноработами ветеран Ежи Сколимовский показал бравурный, но механистический скетч из городской жизни «11 минут». В течение этого времени параллельно разыгрывается несколько историй из жизни обитателей Варшавы, которые с математической точностью сходятся в роскошном финале, где сталкиваются машины и люди валятся с небоскребов. Ради этого финала все и затевалось, хотя немного странно в возрасте под 80 все еще доказывать, что ты режиссер, способный выполнить высокобюджетное студенческое упражнение. В свое время Кшиштоф Кесьлевский, соотечественник Сколимовского, снял два шедевра — «Короткий фильм об убийстве» и «Короткий фильм о любви». Длящиеся 81 минуту «11 минут» — безупречный короткий фильм ни о чем.
Несколько озадачил венесуэльский дебют Лоренцо Вигаса «Издалека». Приятно, конечно, что в дружественной нам стране делают кино про нетрадиционные отношения, не боясь впасть в пропаганду. Однако сюжет о немолодом извращенце и его романе с уличным мальчишкой, скорее всего, является метафорой чего-то другого, кажется даже — классовой виновности аристократии перед простым народом.
Итальянское кино не слишком порадовало, включая «Кровь моей крови» уважаемого Марко Беллоккьо. Это тяжеловесный опус о судьбе монастыря, который был тюрьмой и местом охоты на ведьм (в прямом смысле слова), а теперь его собирается купить и превратить в отель усатый русский миллиардер, меценат и композитор Рикалков. Вы подумали о Михалкове, но появление рядом с этим персонажем сонма юных красавиц переключает цепь ассоциаций на Куршевель и Михаила Прохорова.
Россия и ее представители не раз возникали в фестивальных сюжетах. В фильме «Большой всплеск» Луки Гуаданьино оживает старый сюжет «Бассейна» Жака Дере, но вместо ускользающей Роми Шнайдер мы видим острую, гротескную Тильду Суинтон в образе рок-звезды, а вместо Алена Делона — Маттиаса Шонартса. С Россией его героя связывает не только то, что внешне он смахивает на Владимира Путина, но и то, что работает оператором на проекте нашего документалиста Виктора Косаковского (эта работа остается за кадром, а в кадре герои вовсю зажигают на итальянском острове, который вот-вот заполонят беженцы из Африки). Вспоминали Россию — не в лучшем контексте — и на вручении премии Робера Брессона: ее присудили иранскому режиссеру Мохсену Махмальбафу, а он посвятил ее в качестве знака солидарности Олегу Сенцову, отбывающему срок в российской тюрьме.
Впервые в рамках Венецианского кинорынка «Роскино» вручило гранты на поддержку копродукций с Россией. На суд экспертного совета было представлено восемь проектов, из них поддержано четыре. Грант в размере $5 тыс. достался проекту «Свинг» (продюсеры Алексей Тельнов, Максим Эфрос, режиссер Николай Дрейден), который, по мнению жюри, обладает наибольшим фестивальным и коммерческим потенциалом. Были поощрены также проекты «Одиночество в сети», «Самый длинный день рождения» и «Цензор». Организаторов и участников питчинга проектов приветствовал Александр Сокуров: он подчеркнул важность международного культурного сотрудничества — особенно сегодня. И тут с ним трудно не согласиться.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео