10 поразительных историй от челябинских санврачей-ветеранов 

10 поразительных историй от челябинских санврачей-ветеранов
Фото: Хорошие новости
Сотрудники санитарно-эпидемиологических служб проводят профилактику жизни, как они сами говорят, от рождения до погребения. На них все: проверка воды, воздуха, почвы, пищи и даже итальянских туфель, которые везут из Европы в Челябинск. К 95-летнему юбилею мы встретились с замечательной семьей Любовью и . Супруги вместе уже 45 лет, а в профессии санврачей чуть больше 40. Им, конечно, есть, что вспомнить.
После Свердловского университета Александровы с годовалым ребенком на руках переехали в Челябинск и с головой окунулись в работу. Любовь Александровну сразу бросили на самый сложный участок: работать в детской сфере. А Вячеслав Николаевич учил архитекторов возводить здания с учетом санитарных норм.
За 40 лет практики в багаже супругов-санврачей накопились сотни историй. «Хорошие новости» спешат поделиться частью из них.
Еще в советское время на одной из улиц Челябинска работал хлебзавод. Казалось бы, здорово: хлеб всегда с пылу с жару. Однако свежая выпечка радовала не всех. Жители близлежащих домов «стрелялись» от круглосуточного запаха хлебобулочных. Постоянно жаловались. Оказывается, ароматы, которые обычно пробуждают аппетит, если их нюхать постоянно — буквально сводят с ума. В один прекрасный день жалоб накопилось так много, что пришлось закрыть целый хлебзавод.
Воевал Вячеслав Николаевич и против городской свалки высотой с пятиэтажку. Было это 25 лет назад. Тогда власти согласились, но… так и не убрали. Гипотетический источник заразы «и ныне там», но почему-то именно сейчас за эту проблему взялись. Обещают убрать в 2018 году, а ссылаются как раз на постановление Вячеслава Николаевича 25-летней давности.
Любовь Александровна на своем поле деятельности тоже боролась и побеждала. В 43 года она стала заслуженным врачом, хотя обычно звание дают людям пенсионного возраста. На некачественные товары уже выработалась чуйка. Причем в прямом смысле. Как-то проверяли детскую обувь одного известного итальянского бренда. Сначала почувствовали подозрительный запах. Пахло какой-то химической дрянью. Провели анализы — обнаружили формальдегид и ацетон. Задержали всю партию, целый вагон. Отправили обратно в Италию, пусть сами ходят в обуви с ацетоном.
Бывали и простые, но эффективные меры. Например, директора одного из челябинских мясокомбинатов, героя соцтруда решили оштрафовать. Для начала — чисто символически, для острастки, на 1 рубль. Казалось бы, смешно. Но это пристыдило его настолько, что он буквально за несколько недель исправил все нарушения и больше в поле зрения санврачей не попадал.
Однажды праздновали юбилей совместной жизни. Гости уже разошлись, время позднее. Вдруг звонок: в детской колонии отравление. Побросали все: грязную посуду, детей, дела домашние и умчались выяснять причину. А вернулись только через двое суток. Благо, друзья помогли, присмотрели за детьми. «Так все работали, не только мы. В любой момент могли вызвать на ЧП».
Дети для Александровых самая животрепещущая тема. Своих у них двое — сыновья. Есть еще внук и две внучки. При этом Любовь Александровна 42 года проработала в отделе гигиены детей и подростков. Как-то из лагеря забрали 1200 детей. «Мы разрешение не давали, лагерь, в который отправляли детей сотрудников Трубопрокатного завода не прошел проверку воды. А детей все равно увезли. Мы как только узнали, ночью поехали туда. Оказалось, там и в пищеблоке непорядок, и санкнижки не у всех. В итоге 1200 детей повезли обратно. Понимаем, что отдых испортили, ну а что, представляете, если бы они отправились!»
Сталкивались и с массовыми эпидемиями. В 80-е в Челябинске было два молокозавода. Внезапно разразилась эпидемия дизентерии. За десять дней заболело более 3 000 человек. «Мы, естественно, поехали на заводы, проверяли каждый закуток, все 20-тонные танки со сметаной». Вскоре выяснилось, что на предприятии работала женщина-переносчица инфекции. Кстати, через год или два эпидемия повторилась. По 50-100 человек поступало в больницу за день. Мы ничего не могли понять. Ясно, что от сметаны, но на заводе все чисто. А потом нашли почти незаметную щель в танке: оттуда зараза и распространялась. Люди еще месяц болели. Ведь тогда как: не маленькими упаковками брали, как сейчас, а сразу трехлитровыми банками. А мы каждый день начинали с объявления по радио, чтобы выбросили зараженную сметану. Вот так один человек заразил сразу 3 000 горожан".
Десять лет назад Вячеслав Николаевич перешел работать в Управление гражданской защиты Челябинска. Но и там он он не забывает о прежней должности. В прошлом году, например, лиса забрела в город. И все открещивались: не наше, мол, дело. В одном ведомстве прописаны бродячие кошки и собаки, в другом загородные территории: про лису в городе ни слова. Пока Вячеслав Николаевич всех обзванивал и искал ответственных, лиса убежала обратно в лес. Зато он добился, чтобы внесли подобные случаи в предписания.
Видео дня. Как немецкая фамилия разрушила карьеру советского артиста
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео