Ещё

Кризисная квартира. Как в Ростове помогают жертвам домашнего насилия 

Кризисная квартира. Как в Ростове помогают жертвам домашнего насилия
Фото: АиФ Ростов
В начале 2017 года в  одобрили законопроект о декриминализации домашнего насилия. Всего три депутата проголосовали против этой инициативы.
Теперь мужа, впервые поколотившего жену, могут лишь оштрафовать. И расплачиваться за побои он, скорее всего, будет деньгами из семейного бюджета.
По правилам, вступившим в силу полгода назад, уголовная ответственность за побои, нанесённые близкими родственниками, предусматривается во втором и последующих случаях.
Теперь, чтобы защититься, жертва должна сама проводить расследование и собирать все доказательства преступления: фотографировать синяки, получать справку в травмпункте, опрашивать свидетелей и подавать заявление в мировой суд.
Неудивительно, что многие не могут найти в себе силы остановить поток избиений и продолжают жить как в аду. В полицию бегут лишь те, кто уже висит на волоске от смерти. шесть лет терпела побои мужа-алкоголика. За это время он дважды ломал ей руку, а однажды во время белой горячки схватился за топор и замахнулся на старшего сына…
Но Тане, коренной москвичке с высшим образованием, некуда было идти за помощью. После смерти родителей супруг заставил её продать квартиру в столице, переехать в Ростов. И если бы не кризисная квартира, куда женщина попросту сбежала вместе с детьми после очередных издевательств, неизвестно чем закончилась бы эта история.
Татьяна, которой донские волонтёры помогли встать на ноги и вернуться в Москву, на своём примере знает, что домашние зверства не начинаются внезапно. Первые звоночки — угрозы, затрещины, пощёчины всегда предшествуют побоям.
Фингал вместо букета
О том, как столкнулась с домашним насилием и смогла преодолеть «​синдром жертвы» «АиФ на Дону» рассказала директор приюта «Матронушка» в Белой Калитве :
«О кошмаре, который творится за закрытыми дверями, я знаю не понаслышке. Тринадцать лет меня бил бывший муж-алкоголик. За это время он «подарил» мне семь сотрясений мозга и вторую группу инвалидности.
Мне было 19 лет, когда мы поженились. До свадьбы дружили полгода. Разве за это время можно разглядеть садистские наклонности? Какое-то время муж держался, а потом сорвался. И начал не просто пить, но и бить. Однажды так отдубасил, что сам удивился: «Из тебя кровь хлещет, как из кабана».
Сейчас сама не понимаю, почему я так долго всё это терпела. Наверно, был «синдром жертвы», известный в психологии. Ещё алкоголики очень искренне просят прощения. Плачут, встают на колени. Но всему есть свой предел. И после очередных издевательств просто бросила всё, ушла к родителям.
А спустя время уехала из Ростова в Белую Калитву, предложив местным властям открыть кризисный центр, в котором могла бы помочь таким же, как я. Назвала его в честь своей любимой святой блаженной Матроны Московской «Матронушка».
За пять лет здесь побывали сотни женщин. Им тут помогают всем миром. И потихоньку они перестают быть жертвами. Некоторые вновь выходят замуж.
Да и сама я нашла своё женское счастье. Андрея мне послали небеса. Он не пьёт, не курит. И без его помощи ничего этого бы не было. Поэтому я точно знаю — с Божьей помощью всё может наладиться. Главное, верить и действовать».
Как на Дону ищут выход для жертв домашних садистов и что делать, когда помощи, казалось бы, ждать уже не от кого, «АиФ на Дону» рассказала учредитель благотворительного фонда, помогающего семьям в сложных жизненных ситуациях, координатор проекта «Кризисная квартира для женщин с детьми и беременных» .
Дать отдышаться
Юлия Панфиловская, АиФ на Дону: Валерия, недавно ваш проект победил в конкурсе президент­ских грантов. В новостных сводках появилась информация, что скоро в Ростове откроется первая в регионе кризисная квартира для будущих мам и женщин с детьми. Но мы два го­да назад уже писали о том, что у нас появилось такое убежище…
Валерия Елизарова: Да, наш благотворительный проект, инициатором которого стал настоятель храма Всех Святых иерей Алексей Кашуба, работает уже с 2014 года. Всё начиналось с того, что мы просто снимали квартиру для женщин с детьми, которым некуда было идти по разным причинам. Одних били мужья, других выставляли на улицу, узнав, что женщина беременна. И мы хотели просто дать им возможность отдышаться, как-то встать на ноги.
В этой квартире жили по три семьи, с ними работали психологи, юристы, а прихожане храма и другие неравнодушныелюди помогали вещами и продуктами. Но оказалось, что это — капля в море. Нуждающихся гораздо больше. Нам каждый день звонят до десяти женщин!
Так было решено снимать ещё одну квартиру. И за эти три года удалось помочь десяткам женщин: беременным, которые стояли перед выбором, родить, или сделать аборт (и в этот тупик их загоняли как раз мужья либо сожители) и женщинам с детьми, оставшимся без крова по разным причинам: издевался муж, умер глава семьи, обманули риелторы. На наших глазах родились 12 детей, именно их мам мы отговорили брать на душу грех детоубийства. Но и этого было мало. Нужна была основательная помощь со стороны государства.
Поэтому когда наш проект победил в конкурсе президентских грантов, появилась возможность выйти на другой, более серьёзный уровень. Да, сейчас мы подыскиваем третью квартиру, которая полностью будет оборудована для мам и детей, с хорошей мебелью, бытовой техникой, игрушками.
Но, самое главное, появится кризисный центр. И это уже будет не временное место жительства, а целый комплекс по оказанию помощи. Ведь далеко не всем жертвам семейного насилия нужна крыша над головой.
Работа над ошибками
— А что ещё?
— Много чего. Наше законодательство построено так, что избитой женщине можно немногое. Даже в случае сильных побоев ей придётся выступать в суде и в качестве обвинителя, и в качестве свидетеля. Поэтому нужно обращаться к специалистам, которые занимаются помощью жертвам насилия.
Помимо юридической помощи очень важны консультации психолога. Именно он помогает женщине увидеть корень проблемы. Почему она позволяет поднимать на себя руку? Почему зачастую она целиком и полностью зависит от человека, который её унижает? Как найти внутренние опоры? Помогаем с трудоустройством и даже с покупкой жилья.
Недавно помогли женщине с семерыми детьми купить домик на маткапитал в области. Но не успели отметить новоселье, как и без того небогатый дом обворовали — вынесли мебель, технику. Удивительно, но, несмотря на бедственное положение, детки завели котёнка и ёжика, делятся с ними молоком.
Сейчас многодетная мама ищет возможности завести своё хозяйство, чтобы были свои молоко и яйца, чтобы дети были сыты. Пользуясь случаем, обращаюсь к читателям «АиФ на Дону», может быть, кто-то сможет им помочь, подарит животинку или птицу.
Сразу уточню, что мы помогаем только тем женщинам, которые сами хотят что-то изменить в своей жизни. Алкоголикам, наркоманам, бродягам помогают волонтёры других фондов. У нас задача поддерживать перспективные семьи, те, где всё может наладиться, и просто нужна помощь со стороны.
— Так кто же именно может к вам обратиться?
— Женщины, которые устали терпеть семейный кошмар. Отвечу тем, кто думает: «Сами, ду­ры, виноваты!» Многим, действительно, некуда деться — нет ни родителей, ни близких, ни своего жилья. Хорошо, если есть работа, да и та, как правило, низкооплачиваемая, есть ребёнок, которого надо растить.
По международной статистике женщины решаются уйти от мужа-дебошира, как правило, только после седьмого нападения. Бывает, что до этого седьмого нападения они не доживают.
Ежегодно в России в результате домашнего насилия гибнут от 12 до 14 тысяч женщин. И большинство страдающих от издевательств не обращаются за помощью: терпят годами, до последнего страх, стыд огласки, полная материальная, жилищная зависимость от мужа. Они ощущают себя изолированными. Думают, что им уже никто не может помочь. Но это не так. Я вижу, как многие наши подопечные буквально расцветают на глазах, вырвавшись из этого замкнутого круга
Видео дня. Как Анатолий Васильев простил неверную жену
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео