Ещё

Эхо выстрелов прозвучало в музее 

Эхо выстрелов прозвучало в музее
Фото: Красный Север
В МВК Шемановского привезли наковальню Дзержинского, бинокль Чапаева и царские часы
— Сразу хочу предупредить: я не поклонник революции! А вот мой прадедушка, , был отъявленным революционером, — призналась археолог на открытии выставки «Эхо 1917 года. Культурная революция». Знаковое мероприятие прошло в стенах главного музея Ямала.
Прадедушка нашей собеседницы дружил со старшим братом Володи Ульянова — Ленина — , казнь которого убедила юного вождя пойти «другим путем». За свою дружбу с Ульяновым Евгений Яковенко был выгнан из университета, сослан в Сибирь, в Иркутскую область. Прадедушка написал в 1930 году брошюру об Александре Ульянове, которую к 50-летию партии «Народная воля» выпустило Издательство Общества Политкаторжан. И вот в один прекрасный день в МВК им. Шемановского сошлись два события: открытие выставки, приуроченной к 100-летию революции, и 111-й день рождения музея. Столетним юбилярам и была преподнесена в качестве подарка семейная реликвия археолога Фёдоровой.
Музейщики неспроста посвятили выставку именно культурной революции, которая вершилась через призму событий 1917 года. Ведь отношение к самой революции всегда было неоднозначным и вызывало много споров. Но никто не станет отрицать факта невероятного пассионарного всплеска среди художников, поэтов, писателей, которые вместе с Родиной пережили смутное время, не оставили ее и, более того, подарили ей множество талантливых произведений. Выставка, конечно, с размахом эксплуатирует главный цвет революции — красный. Но есть еще два важных цвета той эпохи — белый, цвет побежденной армии, и серый, цвет родины революции — каменного Петербурга.
Украшением выставки стала графика художников-авангардистов. Именно их немного хулиганский, новаторский взгляд на окружающую действительность позволяет посетителям не чувствовать так остро того кровавого социального взрыва, который сотряс нашу родину в 1917 году. Остальные экспонаты смотрятся не так легкомысленно. Наганы, ружья, клинки, военная форма, чапаевский бинокль, листовки о сборе хлеба — всё напоминает об ужасах Гражданской войны, сотрясшей ослабленную в пучине безвластья Россию. Ни одна вещь на выставке не кажется более безобидной, чем авангардная живопись. Здесь всё, кроме нее, пропитано братоубийством, ненавистью, классовой борьбой. Даже небольшая стальная наковальня, принадлежавшая , всё еще хранит в себе энергетику хозяина и излучает мертвенный холод.
Будто потерянные бездомные дети в чужом городе — яркие, пышные дворцовые предметы (предоставлены Омским музеем им. Врубеля) в окружении безжалостного красного цвета. Разграбленные дворцы в лучшем случае обращались в Дома культуры или музеи, а такие прекрасные вещи, как кресла, гарнитуры, канделябры, настольные часы, становились бездушными экспонатами для полуголодной толпы зевак. И вот теперь, спустя 100 лет, сама революция истаскалась, состарилась и замшела, повалившись в груду некогда стрелявших и рубивших с плеча экспонатов.
В те революционные дни трансформация касалась всего. Так, мирный отрез сарафанного сукна алого цвета жена ссыльного Тихона Сенькина, Марфа, пожертвовала на революционное знамя, с которым люди вышли на первую в истории Обдорска демонстрацию. Тогда же сочиняются первые мифы революции: о Ленине, который вездесущ и всемогущ, как бог, беседующий то с крестьянскими ходоками в Зимнем, то с мудрыми оленеводами на краю земли.
Безумие охватило в тот год все слои общества. Но позднее многие убежденные и идейные сыны революции пришли к осознанию ее последствий. Даже прадедушка Натальи Фёдоровой, по ее словам, одумался. Он всё-таки окончил университет, стал профессором медицины, респектабельным врачом, а врачу не пристало «бегать с пистолетом», как выразилась Наталья Фёдорова. Вместе с женой Евгений Яковенко в 20-е годы лечил людей от тифа в южных районах России, которые теперь относятся к Украине. Жена его заразилась и умерла. Сам Евгений Иванович умер в 1943 году. Жители Полтавщины положили на могилу самоотверженных врачей плиту с благодарственной надписью. Простые человеческие ценности постепенно приходили на смену революционному сознанию, не терпевшему мещанского благополучия и стабильности. Разрушение сменилось созиданием, которое внезапно было прервано Великой Отечественной войной. Кажется, именно тогда затянулись братоубийственные раны и люди подняли Красное Знамя не для грабежа и убийства друг друга, а чтобы дать яростный бой внешнему сильному врагу.
Наковальня «Железного Феликса» –символ революции, безжалостной к людям.
Видео дня. Как Анатолий Васильев простил неверную жену
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео