Ещё

Где можно измерить себя в синих китах, селедках и креветках 

Где можно измерить себя в синих китах, селедках и креветках
Фото: ТАСС
Кельтский коракл (небольшое весельное судно — прим. ТАСС) и чукотская байдара, куренас и облас, долбленки и плоскодонки, из коры деревьев и кожи моржа… «Плыть необходимо!» — такую надпись видят посетители калининградского Музея Мирового океана, которым предлагается выбор из 50 средств передвижения по воде из разных стран и веков: от берестянки до ледокола.
Калининградской коллекцией кораблей в 2014 году восхитилась дочь английской королевы принцесса Анна, посетившая филиал Музея Мирового океана в Санкт-Петербурге — легендарный ледокол «Красин».
"Принцесса Анна, которая представляет великую морскую державу, была потрясена и сказала, что даже в Великобритании ничего подобного нет. У них много кораблей-музеев, но все они находятся в разных руках, в национальном музее только два-три корабля, а такого количества нет нигде", — вспоминает встречу с принцессой директор и главный идеолог музея Светлана Сивкова.
Музей, который почти 30 лет назад был еще научно-исследовательским судном (НИС) «Витязь», в итоге сформировал главную набережную Калининграда, фактически став частью города. В 2016 году его посетили более 700 тыс. человек. Праздник селедки, попавший в Книгу рекордов Гиннесса с самой большой селедкой под шубой, Праздник длинной колбасы с пятивековой историей, «Водная ассамблея» — эти события традиционно собирают на музейной набережной десятки тысяч калининградцев и туристов.
Кто измерил глубину Марианской впадины
"Когда рассказываешь людям, что космонавтов у нас уже больше 500 — так много, что мало кто знает всех, а вот в максимальную точку Мирового океана за все время опускались всего три человека, многие удивляются. Приятно, что экспозиция вызывает интерес", — рассказывает научный сотрудник музея Ирина Бойкина, которая проводит экскурсии на «Витязе». Именно с его борта в 1957 году впервые была измерена максимальная глубина Марианской впадины — более 11 тыс. м.
Не забыли в музее и о визитной карточке Калининграда. 15 лет назад на НИС «Витязь» открылась «Янтарная каюта», идея которой началась с «очков натуралиста» с линзами из янтаря и нарисованными рыбками.
"Возникла фантазийная история о том, что один натуралист, изучая архивы музея, обнаружил материалы и записи ученого, который исследовал океан и янтарь и захотел доказать, что янтарь встречается по всему свету. Он отправился в кругосветное путешествие, и куда бы ни приносил его корабль, он везде встречал янтарь. И это правда — янтарь встречается повсюду", — объясняет задумку Светлана Сивкова.
"Натуралист" украсил янтарем навигационные предметы, покупал в различных странах необычные изделия, но самое ценное в каюте — это коллекция бабочек, выполненных из тончайших листов янтаря.
Чуть дальше по набережной — другая экспозиция. Первый в мире биологический спутник Земли, скафандр для собаки, полетный костюм обезьяны, карандаши конструктора ракет и даже борщ в тюбике — вся история космонавтики в отдельном зале.
"Мы же музей кораблей, а раньше существовала целая звездная флотилия кораблей космического флота, они вели наблюдения, находясь в разных уголках Мирового океана. Сегодня с нами «Пацаев» — последнее судно звездной флотилии, оно недавно закончило службу. Мы надеемся, что культурное и научное сообщество сумеет отстоять легендарное судно и сохранить его как государственный музей и научно-образовательный центр федерального значения. Не стоит забывать, что именно с кораблей звездной флотилии начинались наши ВКС.
Научно-исследовательское судно «Космонавт Виктор Пацаев» ошвартовано у причала музея с 2001 года. Когда-то оно обеспечивало связь с Международной космической станцией.
Светлана Геннадьевна гордится тем, что корабли музея представляют все ныне существующие флоты мира: научный (НИС «Витязь»), космический ("Космонавт Пацаев"), военный (дизельная подводная лодка Б-413), рыболовный (траулер СРТ-129), ледокольный (ледокол «Красин» в Санкт-Петербурге), а после приобретения плавучего маяка «Ирбенский» — еще и маячный.
Превращение «консервных банок»
"Ирбенский" — последний из сохранившихся в России плавучих маяков — был ошвартован на набережной Музея Мирового океана только летом 2017 года. До этого он несколько лет простоял на  в Санкт-Петербурге, приговоренный к «продаже на иголки».
"Неразделанный лом от судна плавучий маяк «Ирбенский», начальная цена — 2 млн 575 тыс. 73 руб., — зачитывает документацию к аукциону Ирина Бойкина. — К счастью, никто не купил".
Сейчас «Ирбенскому» предстоит масштабная реконструкция. Светлана Сивкова надеется открыть его для посетителей к чемпионату мира в 2018 году.
"Витязь" мы получили совсем разбитой консервной банкой. В 1994 году поставили его здесь: он внешне был красивый — белый, палубы, иллюминаторы, — а внутри ничего не было. И мы сделали эти 120 помещений шаг за шагом, в 90-е годы, в стране, которая разваливается. Сегодня мы точно таким же получили плавмаяк «Ирбенский». Он внешне красненький, красивенький, а внутри совершенно разбитый, ничего нет", — говорит Сивкова.
Флагман океанологии Советского Союза — НИС «Витязь» — с 1949 по 1979 год совершил 65 рейсов, последний из которых завершился в Калининграде. В конце 1980-х сюда приезжали немцы из Музея судоходства города Бремерхафен, где он был построен. Они долго изучали корабль и выдали заключение: «Витязь» восстановлению не подлежит".
"Через четыре года мы его починили и ошвартовали здесь. Он был такой красивый, что немцы сказали: «То, что вы сделали, — это невозможно. Снимаем шляпу».
Для Светланы Сивковой важно, чтобы все ее корабли были непохожи друг на друга, поэтому в исходной пустоте кают «Витязя» и «Ирбенского» она видит возможность наполнить их с чистого листа, сделать каждый из кораблей особенным.
"Хочется, чтобы у каждого судна была своя история. Так, «Витязь» — весь такой большой и роскошный, с обводами, больше подходящими для яхты, с прекрасными трапами; красное дерево; зеркала — красивый, роскошный корабль. Подводная лодка — это механизм, особая совершенно философия выживания. «Рыбачок» такой хорошенький, веселый, маленький, а тоже ведь никакой был — если хорошо прыгнуть на палубу, можно было и днище пробить. Восстановили. Корабли все разные, и «Ирбенский» тоже будет другим", — с воодушевлением говорит Светлана.
Вершина айсберга
Корабли — только часть экспозиции. Подсчитывая все объекты и филиалы музея, сбиваются даже старейшие сотрудники. В главном корпусе представлена экспозиция «Мир океана» с аквариумами и уникальными коллекциями раковин морских моллюсков и кораллов. Добывать и продавать их уже нельзя, поэтому эти экспонаты считаются особо ценными.
"Первая большая коллекция, которая у нас появилась, — раковины морских моллюсков. Было начало 90-х годов, мы ее приобрели во Владивостоке. Это был гигантский ящик, с которым меня никуда не пускали, ни в какой самолет. Все равно мы его втащили всеми правдами и неправдами, умоляли, упрашивали", — вспоминает Сивкова.
В построенном специально для музея здании фондохранилища расположилась экспозиция «Глубина», где можно увидеть глубоководный аппарат «Мир-1», самый большой в мире скелет кашалота или сравнить свой вес с весом синего кита и пересчитать его в селедках и креветках.
Две экспозиции музея находятся в восстановленных памятниках архитектуры XIX века — Королевских и Фридрихсбургских воротах. В театре эстрады «Янтарь-холл» в городе Светлогорске Калининградской области экспонируется уникальная этнографическая коллекция «Люди моря». Это собрание предметов культуры и быта народов Юго-Восточной Азии и племен Новой Гвинеи — подарок одного из друзей музея.
"Два года назад ко мне подошел один очень серьезный человек, глава «Автотора» , и сказал: «Вы знаете, мне кажется, в вашей коллекции не хватает темы „Страны и народы“. Вам не кажется, что нужно пополнить вашу коллекцию этнографическими предметами? У меня есть друг, он коллекционер, всю жизнь коллекционировал этнографию Юго-Восточной Азии. Я готов у него купить эту коллекцию для музея, если вам это понравится и если вы оцените ее», — рассказывает директор.
Коллекция из 1,5 тыс. предметов оказалась более чем достойной экспонирования — спустя год музей получил ее в дар. Сегодня это лучшее собрание предметов Юго-Восточной Азии в стране.
Ирина Бойкина, которая много лет проработала главным хранителем, отмечает, что большую часть фонда посетители не видят, что характерно для большинства музеев. «Это как айсберг — только 10% фондов экспонируется. Всего у нас около 86 тыс. музейных предметов, 25 коллекций», — говорит Ирина.
На то, чтобы собрать их, ушло больше 25 лет. Многие экспонаты сотрудники музея привезли из кругосветных экспедиций на барке «Крузенштерн». И пополнение фондов никогда не заканчивается. Не так давно общую площадь хранилищ музея увеличили почти до 1,3 тыс. кв. м, но ее уже не хватает.
Гордый кашалот и серый кит из Арктики
"Говорят, у нас самый крупный скелет кашалота. Он есть в других музеях, но поменьше. Так что мы своим кашалотом гордимся. Тем более что он такой знаковый. Его поймали китобои одним из последних, перед тем как китобойная флотилия была ликвидирована, и благодаря ученым этот экспонат был сохранен. Мы всегда своим посетителям рассказываем, какое важное решение было принято: китовый промысел очень и очень выгодный, но он был запрещен, чтобы эти крупные животные не исчезли с лица Земли, как стеллерова корова, — рассказывает Наталья Шерстюкова, хранитель биологической коллекции музея.
О скелете стеллеровой коровы — морского млекопитающего, истребленного человеком в XVIII веке, Наталья Шерстюкова пока только мечтает. Она уверена, что такой экспонат важно выставлять, чтобы привить посетителям любовь к океану и понимание необходимости его сохранять. Пока музею такая покупка не по карману.
"Сейчас мы собираем очень дорогую остеологическую коллекцию — скелеты морских животных. В «Глубине» висит кашалот. Уже закуплен скелет серого кита, он просто огромный — целиком никуда не вошел. Очень сложная была доставка", — рассказывает Наталья Ивановна.
14-метровый скелет серого кита, который более десяти лет назад был добыт жителями Чукотки, доставляли с антарктического побережья около двух месяцев: тащили по льду, грузили на паром во Владивосток, затем поездом — в Санкт-Петербург и снова на паром до Калининграда.
Коллекцию крупных скелетов морских млекопитающих готовят специально для нового здания музея — строящегося музейного комплекса «Планета Океан», который планируется открыть к чемпионату мира по футболу в 2018 году.
Главный блок нового здания будет выполнен в форме земного шара. Он строится на набережной реки Преголя, недалеко от основных корпусов музея. Комплекс площадью около 10 000 кв. м будет включать трехэтажный образовательный центр для детей «Океания». Финансируется этот масштабный проект стоимостью более 2,6 млрд рублей из федерального бюджета в рамках программы «Культура России».
"Самый главный наш проект сейчас — это строительство «Планеты Океан». Там разместятся музеи, которые будут отвечать на кантовский вопрос «На что я могу надеяться». Заказчиком выступает Северо-Западная дирекция . Мы надеемся, что они завершат строительство в 2018 году", — говорит Светлана Сивкова.
Недавно музей получил в дар старый железнодорожный мост через реку Преголя. Сейчас он перекрыт и не эксплуатируется.
"Хотим его сделать пешеходным — он бы связал основные объекты музея с Фридрихсбургскими воротами. Надеемся, что к юбилею Канта — 300 лет ему будет в 2024 году — будет сделан и пешеходный мост", — подытоживает свои планы Светлана Сивкова.
Дарья Решетникова
Видео дня. Что стало с актерами из «Санта-Барбары»
Смотреть фильм на
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео