Войти в почту

Полевой командир с удавом на плечах

В минувшие выходные в Ельцин Центре писатель Владимир Медведев представил свой роман «Заххок». Место действия в книге — Таджикистан, время — гражданская война начала 1990-х. Заслуга автора — в нанесении нового региона на российскую литературную карту и в напоминании об этом сложном событии. «ОГ» поговорила с Владимиром Медведевым о истории и реалиях Центральной Азии. — Владимир Николаевич, в литературе Заххок — мифологический персонаж, совершивший много зла. Почему именно его именем вы решили назвать роман? — Заххок — персонаж из «Шахнаме», великого шедевра не только персидской, но и мировой литературы. Заххок — злой царь-тиран, убивший своего отца и возжелавший власти. На плечах у него выросли две огромные змеи, которых он кормил человеческим мозгом. Этот образ — зерно, из которого вырос роман. Однажды ночью я проснулся, и у меня возник странный образ: полевой командир, который носит на своих плечах удава, чтобы казаться царём Заххоком. — В книге есть герой Зухуршо — тот самый полевой командир, под властью которого героям предстоит жить. Его прототипом был реальный человек? — Замысел мне подсказало реальное событие. Полевой командир по кличке Гитлер в ходе войны захватил большую территорию с несколькими кишлаками и стал на ней вполне реальным правителем. Гитлером прозвали его вовсе не из-за его жестокости. В юные годы он участвовал в школьной постановке и играл там роль Гитлера, и уже никогда не мог избавиться от этой клички. Это один из бытовых ритуалов тамошней деревенской жизни. Кончил таджикский Гитлер плохо, потому что центральное правительство подавило его «самовыдвижение». — Ваш роман называют «многоголосным», история рассказывается от семи лиц… — Для меня было важно рассмотреть события романа с самых разных сторон. Тем более, основное его содержание — это взаимоотношения человека и власти. Каждый из героев вступает с ней в те или иные отношения: одни подчиняются, другие сопротивляются, третьи готовы сотрудничать… Естественно, что такая ситуация требует разных взглядов, причём взглядов изнутри. Ни один из рассказчиков в романе не выражает мои взгляды. Говорят, что журналист Олег — это моё альтер эго, но это ни в коем случае не так. Кроме того, я всячески старался избежать каких-либо анахронизмов и строго следил, чтобы в повествование не проникала ни лексика, ни мысли и идеи нашего времени. — То есть это сугубо исторический роман, в котором не нужно искать отсылок к современности? — Я пишу не об истории. Это ошибка — считать «Заххок» историческим романом. Хотя действия происходят в недалёком прошлом, но это ни в коем случае не историческое сочинение. Это также и не рассказ о гражданской войне. Война присутствует в романе как некий фон, потому что события происходят в далёком горном кишлаке. Отголоски войны доносятся в него только как эхо, а основное содержание книги — взаимоотношения людей. — Вы хорошо знаете и традиционную таджикскую жизнь, и сопутствующее ей сознание, сами жили в Таджикистане. Какая часть из личного опыта использовалась при создании романа? — Я прожил в Таджикистане много лет. Работал и на телевидении, и в литературном журнале, и в сельской школе. Собирал песни, стихи и любого рода устные воспоминания о басмачах. В советские годы тема была под запретом, а после войны стало не до фольклора. Мне удалось записать много чрезвычайно интересных устных рассказов, но в то время даже не предполагал, что в будущем они послужат материалом к книге. К слову, в романе немало фольклора — баллады, стихи, пословицы. Часть поговорок я слышал, часть взял из различных сборников, а немало придумал сам. Предлагаю читателю определить, какие из них народные, а какие мои. — Своим произведением вы показываете, как людей втягивает в эту войну. А как таджикский народ сегодня относится к событиям прошлого? — Население Таджикистана пережило распад Союза как жизненный крах, особенно старшее поколение. Таджикистан — это маленькая республика, и для жизни там очень мало пространства, 93 процента территории страны занимают горы. Малоземелье и ограниченное количество ресурсов с постоянно возрастающим населением способствовали гражданской войне, хотя не были её причиной. Во время войны погибло множество народа, это был самый, пожалуй, кровавый конфликт на постсоветском пространстве. Это может создать впечатление, что таджики — кровожадный народ, но на деле это не так. Народ мирный и чрезвычайно красивый, как внешне, так и внутренне. Опубликовано в №237 от 20.12.2017

Полевой командир с удавом на плечах
© Областная газета
Областная газета: главные новости