Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

"Низкий поклон русским": радость и горе донбасских священников в России

МОСКВА, 22 дек — , Сергей Стефанов. "Наш город, Северодонецк в Луганской области, около двух месяцев был под властью ополченцев, — вспоминает протоиерей . — Я сочувствовал, сопереживал ополченческому движению, пытался помогать сугубо на своем, священническом уровне: помолиться, с кем-то поговорить. Конечно, ни в каких боевых действиях я не участвовал. Потом ситуация изменилась — пришла украинская власть и начались проверки: многих стали вызывать в милицию, в на допросы…"

"Низкий поклон русским": радость и горе донбасских священников в России
Фото: РИА НовостиРИА Новости

А тут подошло время и старшему сыну отца Михаила идти в первый класс, "в горячую, по его выражению, проукраинскую атмосферу". Тогда, в 2015 году, Архиповы решили переехать в Россию, получив благословение правящего архиерея. Отца Михаила назначили настоятелем сельского Покровского храма под городом Михайлов Рязанской области.

Видео дня

А еще через два года и радость, и страшное горе почти одновременно пришли в семью священника. Этой весной, 6 мая, в Рязанском перинатальном центре матушка Анна родила шестого ребенка. Девочку назвали Олей. Но уже через несколько часов женщине стало плохо, и 7 мая она скончалась.

Сейчас отец Михаил вместе с родителями, тещей и шестью детьми живет в небольшом приходском доме, в котором две комнаты. Рязанская епархия сразу же после трагедии опубликовала обращение с просьбой о помощи семье 35-летнего батюшки. Покровский храм села Лещенка Михайловского района Рязанской области

Отец семейства и прихода

Несколько дней назад я позвонил отцу Михаилу, представился московским корреспондентом и предупредил его, что приеду.

Покровский храм села Лещенка Михайловского района Рязанской области — обычная провинциальная церковь: в праздничные и воскресные дни на богослужения сюда приходят 15-20 человек, почти все — "местные", а в обычные будние дни — и того меньше. Однако когда я впервые увидел протоиерея Михаила Архипова, храм был почти полон молящимися.

В этот день после воскресной литургии священник должен был совершать еще и отпевание — скончалась одна из старейших жительниц Лещенки, 90-летняя "баба Нина", и проститься с ней и помолиться за упокой ее души в храм пришли все ее родственники.

После отпевания многочисленная процессия двинулась на сельское кладбище. Отец Михаил принял участие в погребении и отслужил панихиду. Шел сильный дождь, но еще холоднее было от промозглого ветра, я держал зонт над священником, а он молился по требнику.

Затем мы прошли на могилу , которая находилась неподалеку. Супруга отца Михаила скончалась в 33 года, в браке они прожили ровно 15 лет. Батюшка совершил и здесь заупокойную литию.

"Моя жизнь сейчас зациклена на этом. Чуть что, иду сюда…" — сказал он.

Мы постояли. Потом поехали на поминки — родственники деревенской старожилки очень хотели там видеть священника. Протоиерей Михаил Архипов служит заупокойную литию у могилы своей супруги

"Тесно-претесно"

"Батюшка у нас уже скоро три года как служит. И ни один человек не обиделся на него, не было такого, чтобы он кому-то плохое сказал или отказал, — делится со мной пожилая прихожанка Покровского храма Татьяна Трофимова. — И днем и ночью готов и отслужить, и поисповедовать, и причастить больных, если нужно. Когда жена померла, он не растерялся. Взял себя в руки — и службу вел, и похороны вел. Такая жизнь у него сложная…"

Татьяна сама подошла ко мне в храме, когда узнала, что я журналист и хочу написать об отце Михаиле. Она рассказала, что когда у Архиповых случилась трагедия, все прихожане сразу откликнулись и начали помогать им, кто как может — продуктами, детским питанием, насущными вещами или просто деньгами. Кто-то из односельчан просто подходил или звонил, чтобы хотя бы на словах поддержать.

"К нам в храм приезжают дачники, я всем говорю: привозите из Москвы "одежку" детям — и они мешками везут. Дети все нарядные, обутые, одетые. Мы всегда стараемся ему и принести чего-нибудь. Осень пришла — то картошку, то другие продукты… Все несут, помогают. И слава Богу, что и родители помогли, не бросили его — побросали свои квартиры в Луганске и приехали к нему и детям на помощь. Тесно в доме живут, тесно-претесно. Но, слава тебе, Господи, в тесноте — не в обиде. Свой домик потихонечку сделают", — уверена Татьяна.

По словам прихожанки, отца Михаила взяла "под опеку" молодая семья — и Юрий Потаповы. Елена стала крестной самой младшей дочки, ходит нянчить ребенка и присматривает за другими детьми. А Юрий, несмотря на свою инвалидность (у него нет одной почки), постоянно встает "чуть свет", заезжает за батюшкой, возит его, куда необходимо, помогает по храму.

"Одним словом — я, старуха, таких людей, как Потаповы, еще не встречала", — заключает Татьяна.

"Матушка Анна пела на клиросе, — вспоминает уже Елена Потапова. — Она всегда улыбалась, всегда приветливая, всех бабулек выслушает, всем поможет, все расскажет, все объяснит — сама по себе, как ангел… И как-то они сразу влились в наш приход. Отец Михаил очень отзывчивый. Вот и мы тоже пытаемся ему во всем помочь". Протоиерей Михаил Архипов причащает детей во время литургии в Покровском храме села Лещенка

Кто виноват?

Отец Михаил рассказывает, что, ожидая шестого ребенка, супруга десять дней лежала в Рязанском перинатальном центре. Туда ее направили по рекомендации местного врача из-за низкого гемоглобина и тромбоцитов. Роды прошли нормально, и в ночь на 6 мая на свет появилась здоровая девочка весом 3,5 килограмма — Оленька. Однако буквально через несколько часов состояние Анны Архиповой резко ухудшилось, появились сильные боли в животе и пояснице, и 7 мая ее перевели в реанимацию в областную клиническую больницу. В тот же день она скончалась.

Была проведена доследственная проверка, назначена судебно-медицинская экспертиза. Итоговое заключение: женщину невозможно было спасти, виновных нет. Причиной смерти стала большая потеря крови. Священник считает, что речь идет о врачебной ошибке, но оспаривать результаты проверки не будет.

"Ей поставили диагноз, что у нее было варикозное расширение вен, вена лопнула, и она умерла по каким-то своим физиологическим причинам. И якобы это нельзя было увидеть, никакими приборами медицинскими — никто не виноват. Хотя она же в перинатальном центре, получается, 10 дней лежала, была здорова… Я и все мои родственники — мы не верим в такое: что человек просто истек кровью и умер и ему никак нельзя было помочь", — говорит отец Михаил.

Он вспоминает, что сам разыскал Анну, когда она находилась уже в больнице. По поводу реального состояния супруги семью, по его словам, долго держали в неведении, никто из медперсонала не выходил на связь.

"Один-единственный звонок был — позвонили только тогда, когда человек уже умер; сказали, что "сделали, что смогли". А в перинатальном центре — ноль, никакой реакции абсолютно. Умер их пациент — и тишина. Но, как сказал следователь, никто не виноват, а то, что они отмалчиваются, — это сторона нравственная".

На мой корреспондентский запрос о том, в чем была причина осложнения и почему Анну Архипову не удалось спасти, руководство рязанского Областного клинического перинатального центра прислало ответ в виде документа — обращение главврача центра на имя заместителя министра здравоохранения Рязанской области Ирины Петиной. В нем сообщается о потребности учреждения в приобретении нового медицинского оборудования и проведении ремонта уже существующего.

"Помощь потоком хлынула"

Сейчас трое юных Архиповых ходят в школу (старшей девочке — 13 лет) и еще двое — в детский сад. Отец семейства сам старается с детьми делать уроки, контролирует их учебный процесс, чтобы понять, "в каком состоянии они находятся". А потом старшую дочь ведет в соседнее село, где есть музыкальная школа: Ангелина учится играть на скрипке.

В ведении протоиерея Михаила не только Покровский храм — его сделали настоятелем еще одного прихода, в селе Триполье. Но там пока храма нет — есть, как говорит священник, только фундамент. А церковь еще нужно построить. Ситуация осложняется тем, что в Триполье нет сформировавшегося прихода, церковной общины. Соответственно, помощи ждать фактически неоткуда.

Тем не менее сейчас главная проблема — бытовые условия. В церковном доме, в котором живут Архиповы, спать приходится "по нескольку человек на кроватях". Сложно. "Особенно когда нужно уроки делать: младшим хочется поиграть, они на этом столе скачут, старшие пытаются там что-то писать. В этом — трудность", — признается священник.

Впрочем, рано или поздно он надеется возвести собственный дом. Благодаря пожертвованиям неравнодушных людей, первый шаг уже сделан: недалеко от Покровского храма заложено основание здания.

"Чувствуете ли помощь Божию в вашей жизни?" — спрашиваю напоследок отца Михаила.

"То, что произошло, подкосило меня сильно. Я по сей день не могу это толком осмыслить, — говорит он. — Умер человек, который один меня мог утешить, нужное слово сказать, посоветовать, где-то удержать от чего-то. Сейчас я, скажем так, остался один, но, наверное, теперь эта помощь Божия — она более явственной стала. Теперь Господь меня удерживает, направляет и дает какую-то твердость движения дальше по жизни".

И, конечно, помощь друзей и знакомых. "Это все просто хлынуло каким-то таким потоком, что я до сих пор удивляюсь и не пойму — откуда это все пришло", — добавляет мой собеседник. Фундамент строящегося дома семьи священника Михаила Архипова в Рязанской области

"Христофор": с миссией из Донбасса в Россию

В Русской православной церкви не ведут статистики, сколько священнослужителей после событий Майдана 2014 года переехало из Украины в Россию. Представители духовенства, поменявшие место служения, говорят, что это "скорее единичные случаи".

Например, в Москве сейчас служат экс-секретарь Одесской епархии Украинской православной церкви, ныне настоятель храма Живоначальной Троицы на Воробьевых горах протоиерей , и известный церковный публицист и миссионер протоиерей Андрей Ткачев, клирик храма Святителя Василия Великого при одноименной гимназии. Оба вынужденно покинули Украину в 2014 году, опасаясь преследований со стороны экстремистов и местных силовиков.

"Тепло, радушие, любовь и сострадание, которые я встретил в России, просто колоссальные, — делится сокровенным отец Андрей Новиков. — Начиная от самых простых, обычных тружеников, до людей, занимающих высокое положение, от богатых прихожан до бедных — все оказывали внимание и помощь… Могу сказать, что низкий поклон всем русским людям за то, как они отнеслись к той трагедии, которая произошла с такими же русскими людьми, как и они, на территории Новороссии и Украины".

Протоиерей Максим Волынец, как и отец Михаил Архипов, был священником Луганской епархии. Весной 2014 года дом, где он проживал со своей семьей, оказался прямо на линии соприкосновения — в буферной зоне между ЛНР и Украиной. На переезд в Россию отца Максима и его семью благословил архиепископ Луганский и Алчевский Митрофан.

Буквально через несколько дней в ходе обстрела инфраструктура поселка Макарово под Луганском, в котором проживали Волынцы, была полностью уничтожена: газопровод, электричество, водопровод… Пострадало много жилых домов. Все бесхозное имущество в Макарово было разграблено и растаскано мародерами.

Сейчас отец Максим — штатный клирик Майкопской епархии РПЦ. Он же — основатель и руководитель паломнической миссии "Христофор", бывшей в свое время одним из ведущих паломнических центров на Украине.

"Та деятельность, которую я проводил на Донбассе, продолжается и в России: мы так же развиваем наш миссионерский паломнический проект, ведем активную работу в интернете. С нами ездят люди со всего мира. Путешествуем и по России, и по другим странам. Это даже больше, чем приход, — мы становимся единой большой семьей, поддерживаем связи и отношения на протяжении многих лет", — говорит священник.

На вопрос, в каких условиях приходится жить, отец Максим отвечает, что "грех жаловаться". И замечает, что самая главная помощь, которая ему и его семье была оказана с российской стороны, — это предоставление гражданства.

"За несколько месяцев мы получили российское гражданство, и, в принципе, больше нам ничего и не надо было, — добавляет отец Максим. — Потому что это дало полный зеленый свет для всех наших дальнейших действий. У нас многодетная семья. Было пятеро детей. Сейчас уже здесь, в России, родилась еще одна дочь".

Протоиерей Максим Волынец