Ещё
Игра
Триллер
Купить билет
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Люди в черном: Интернэшнл
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Унесённые призраками
Мультфильм, Приключение, Аниме
Купить билет
Люди Икс: Тёмный феникс
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Ма
Триллер, Ужасы
Купить билет
Джон Уик 3
Боевик, Триллер
Купить билет
Годзилла 2: Король монстров
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Гори, гори ясно
Фантастика, Ужасы, Драма
Купить билет
Боль и слава
Драма
Купить билет
Рокетмен
Биография, Драма, Музыкальный
Купить билет
Зелёная книга
Биография, Комедия
Купить билет
Красивый, плохой, злой
Биография, Драма, Криминальный
Купить билет
Донбасс. Окраина
Боевик, Триллер, Драма
Купить билет
Покемон. Детектив Пикачу
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Обитель страха
Вестерн, Ужасы
Купить билет
Мстители: Финал
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Куриоса
Исторический, Мелодрама
Купить билет
В метре друг от друга
Мелодрама
Купить билет
Отпетые мошенницы
Комедия
Купить билет

«Это вам не бирюльки»: в селе Ломоносово открыли косторезное училище 

Фото: АиФ Архангельск
«Я знаю точно: невозможное возможно!» — надрывается Дима Билан в динамике. Музыка, надувные шары, свежий ветерок, белые сугробы, печки топятся — в деревне Ломоносово, что в Холмогорском районе, торжественно открывают многострадальное косторезное училище.
Многострадальное, потому что строили его почти 10 лет со скандалом. Но невозможное — возможно, и в училище уже идут занятия.
«Не режьте моржей!»
Само здание — огромное по меркам деревни и пока совсем необжитое, в коридорах холодно, в классах тепло — за счёт обогревателей. Пока на крыльце устанавливаются микрофоны и один за другим подъезжают чиновники из района и области, на второй этаж — туда, где располагаются мастерские и музей изделий — собираются мастера. Музей — самый красивый кабинет. Стеклянные стеллажи, на полочках расставлены экземпляры, собранные за много лет. «Здесь есть работы 50-х годов, вот, например, медаль Ленина», — проводит для меня импровизированную экскурсию костороез Николай Зачиняев. Николай Иванович — старожил в этом народном промысле: 50 лет вырезает из кости шедевры, которые в своё время получали медали в Москве, много его изделий купили иностранцы. Как-то даже пожилая американская пара приезжала в Ломоносово за шкатулкой — они нашли Николая Ивановича через Интернет и сделали заказ. Мастер медленно, опираясь на тросточку, переходит от одного стеллажа к другому, поправляет очки, так, чтобы было удобно разглядеть мелкую гравировку на изделии, подолгу с любовью смотрит на каждую работу. В них — целая жизнь, история. «Что вы чувствуете?» — спрашиваю я его. «Наслаждаюсь, — почти шёпотом отвечает он. — Здесь каждая работа ценна». Вот, например, бирюльки. Мы-то привыкли к выражению: «это вам не в бирюльки играть», а оказывается, это малюсенькие предметы на какую-то тематику. «Раньше же не было телевизоров, вот дети и играли в бирюльки. К примеру, нужно было крючком подцепить рыбок, и кто быстрее нацепляет, тот и выиграл», — включается в наш разговор ещё один мастер Владимир Осипов, он, кстати, из династии косторезов — и мать, и отец, и брат его посвятили жизнь этому делу.
«Правда, что изделия делаются из коровьей кости?» — интересуюсь. «Не только из коровьей, но и из лосиного рога, из кости мамонта, моржа, кашалота. Из костей мамонта работы получаются более „живые“, деликатные. Материалы мы закупаем в Москве в основном», — охотно посвящают меня в детали мастера.
Есть в музее уже и книга отзывов. «Не режьте моржей!» — смешное пожелание от москвичей. И сбоку приписка — объяснение: «Мы не режем моржей, мы режем их клыки». В основном в Книге отзывов только восторженные отклики. Действительно, холмогорские косторезы — уникальные мастера! И сколько бы я ни встречалась с ними, каждый раз вспоминают, как тяжело им пришлось в 90-е годы, семьи не на что было кормить — ну кому тогда нужны были шкатулочки, вазочки, бусы, кольца? «Да и сейчас бог его знает, на что живём, — вздыхают они. — Нам самостоятельно приходится искать рынок сбыта, нет такого человека, который бы объединил нас и занимался только тем, чтобы искал покупателей».
Плитка и кастрюлька
О процессе изготовления работы они могут рассказывать часами, увлечённо, горячо. Владимир Осипов ведёт меня по мастерским. «Я хоть и из династии, но не привлекало меня это дело. Думал, до армии годик перекантуюсь в косторезном училище, а это было в 1989 году, но нет же — прилип!» — смеётся он. В мастерских пусто — учеников нет. «Где ребята?» — спрашиваю. Оказывается, здесь всего 12 учеников, и по случаю праздника у них свободное расписание, но, скорее всего, они сидят в общежитии, которое находится в пристройке к зданию. Впрочем, некоторые прибежали на праздник.
На дверях мастерских висят такие таблички: «Шкуровально-полировальный цех», «Распиловочный цех», «Цех отбеливания и вываривания». Мы — в последнем. Тепло, длинные столы, над каждым лампа, на столах — по бор-машине. В углу кабинета скромно пристроились…. электроплитка и кастрюля. Владимир перехватывает мой удивлённый взгляд. «Так процесс-то варки нехитрый, — улыбается он. — Это ж как суп сварить: нужно сначала сутки примерно подержать кость в перекиси водорода, потом покипятить её, перед закипанием добавляем стиральный порошок, потом моем кость, и всё — она беленькая».
Кстати, самые простенькие работы, например медальон, опытный мастер может сделать за 2 часа, на сложные уходит до нескольких месяцев, а бывает, что и не один год — такие работы высоко ценятся у коллекционеров.
«Вы самое главное напишите там, в своей газете, — напутствуют меня мастера-косторезы, — пусть ребята к нам приезжают учиться! А то ведь это никуда не годится, раньше у нас до 60 учеников было со всей области, а сейчас всего 12. Не забудьте ещё написать, что общежитие у ребят новое, кормят хорошо, а природа! Ну сами всё видите».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео