«В музее КФУ не была с декабря». Стелла Писарева о новом месте работы 

«В музее КФУ не была с декабря». Стелла Писарева о новом месте работы
Фото: АиФ Казань
Стелла Писарева без преувеличения личность легендарная — создатель музея истории Казанского университета, возглавлявшая его более 40 лет. В числе ее заслуг — открытие музея Ярослава Гашека в Бугульме и первого в России музея Лобачевского — в Чувашии, в его поместье в Козловке.
Почему же создатель музея, сделавшая его известным на весь мир, не работает сегодня в Казанском федеральном университете (КФУ) и что такое дух университета, Стелла Писарева, недавно отпраздновавшая 93-летие, рассказала в интервью «АиФ-Казань».
«Мне везло на хороших людей»
, «АиФ-Казань»: Стелла Владимировна, вас называют душой университета, почему вы ушли из КФУ?
Стелла Писарева: Не сложились отношения с новым руководством музея. Однажды попробовала дать совет и услышала в ответ резкую реплику. Я и четыре сотрудника, с которыми я работала, были уволены по сокращению. На наши места приняли новых людей. Я ушла в конце декабря 2017-го и с тех пор не была ни разу в музее истории КФУ. Хотя это моё детище, которым я очень дорожу, моя жизнь.
— Вы создали музей истории КФУ с нуля — за один год и два месяца до 175-летия университета. История появления в нём первого экспоната — печатки Лобачевского — похожа на легенду. Неужели у вас даже расписки не попросили?
— Нет! Мне везло на хороших людей. Почти все, к кому я обращалась, не требовали никаких документов взамен. Мы составляли только акт приёма, потому что было необходимо знать, как попала в музей та или иная вещь.
К профессору Александру Нордену, у которого хранилась печатка, переданная потомками Лобачевского, я шла с волнением. А он отдал мне печатку, как только услышал о музее. Я весь день ходила, зажав её в кулачке, всем показывала. Говорила, раз есть такая вещь, значит, музей точно будет. Ещё один знаковый экспонат — напольные часы, которые Лобачевский сам заводил, сверял по ним время. Я забрала эти часы в музей из кабинета, где он работал.
— Туристы, особенно из Китая, ищут в КФУ парту студента Ульянова. А что интересовало Ельцина, Путина?
— Мемориальная аудитория №7, где слушал лекции студент Ульянов, создал ещё до меня профессор Григорий Вульфсон. Я работала над экспозицией, которая находится в бывшей университетской церкви. В её основе история научных школ, открытий, принесших всемирное признание университету. Почётные гости чаще всего спрашивали именно о таких фактах, об исследованиях Лобачевского, Бутлерова, Завойского.
Меня как исследователя интересовали работавшие в Казани во время войны академики, а также репрессированные учёные, например, расстрелянный в 1937 году первый генетик университета Василий Слепков. Я выяснила почти все адреса, по которым жили в Казани , , другие академики, работавшие в университете. Семь из них впоследствии стали лауреатами Нобелевской премии. Много раз я просила установить на их домах мемориальные доски.
— Что такое дух Казанского университета?
— Мои студенческие годы пришлись на войну, голод. Но было необыкновенное чувство гордости, что мы учимся в этом университете. Рядом с нами в главном корпусе жили и работали эвакуированные учёные. Мы не знали, кто они (узнавали только , вице-президента АН СССР, исследователя Арктики, потому что повсюду были его фото). Но чувствовали, что это цвет русской интеллигенции.
Я была дочерью «врага народа» и всё же негативного отношения к себе не чувствовала. На первом же собрании группы меня выбрали комсоргом. Когда узнали, что я не комсомолка, избрали старостой. А потом вызвали в комитет комсомола, побеседовали и сказали: «Немедленно подавайте заявление». Со второго курса до последнего была членом комитета ВЛКСМ университета.
Кто такой Сталин
— Тогда Сталин ещё был жив. Неужели настолько либеральные настроения были в университете?
— Комсоргом меня выбрала группа. И этому решению никто не препятствовал… Если говорить о Сталине, то я, зная, что он виновен в репрессиях, шедших по всей стране, понимая, что мой отец никогда не мог быть врагом народа, всё же верила в «вождя народов».
Когда Сталин умер, мы вместе с одной сотрудницей привезли в Москву на его похороны венок от музея им. Горького. Приехали в 4 утра, подошли к Красной площади. Она была сплошь в венках. Как многие тогда, плакали, рыдали… Вот моя мама не плакала — она уже тогда понимала, кто такой Сталин.
— Вы создали музей Гашека в Бугульме и первый в России музей Лобачевского — в Чувашии, в Козловке.
— На днях мне звонила праправнучка Лобачевского из Санкт-Петербурга. Просит поехать вместе с ней в этот музей, где она никогда не была. Инициаторами создания стали жители Козловки. Лобачевский купил там небольшое поместье, каждое лето приезжал, отдыхал. В музее отражена вся его жизнь: научная, административная деятельность, а также талант сельского хозяина. Лобачевский развел в имении прекрасный сад, посадил кедровую рощу. Он был членом Императорского Казанского Экономического общества, проводил опыты над семенами, занимался посевом кормового растения, сходного с люцерной.
— К 225-летию со дня рождения Лобачевского открыли его музей в Казани в Ректорском доме.
— То, что сделано в музее Лобачевского, меня не удовлетворило. Я мечтала создать мемориальный музей, используя квартиру Лобачевского, где он жил 19 лет. Чтобы у каждого, кто зайдёт в музей, возникло ощущение: Лобачевский здесь, он только что вышел из комнаты… Но этого не получилось. Думаю, можно было восстановить хотя бы его кабинет, который одновременно был и кабинетом ректора. Ещё можно найти книжные шкафы того времени — в библиотеке КФУ, найти стол первой половины XIX века.
В центре культуры
— Казань считают третьей столицей России. А развита ли у нас культура общения?
— Одним из центров культуры нашего города всегда был университет. Актовый зал мы использовали для концертов. Там, в основном бесплатно, проходило много культурных мероприятий. К нам ходил весь город. Это одна из традиций университета. Ректор вспоминал, что когда он только начинал преподавать (в 30-е годы прошлого века — авт.), в актовом зале играли Давид Ойстрах, . Очень жаль, что сейчас актовый зал закрыт для красивой классической музыки, для общения.
— Моих друзей из Москвы поразило, что в музее истории КФУ им за один день выдали справку об их прадеде, выпускнике медицинского факультета — точную дату рождения, другие факты.
— К нам очень часто обращались с такими просьбами. Данные до 1917 года находятся в Нацархиве РТ, после 17-го — в нашем архиве. Мы связывались с сотрудниками архива, с которыми налажены партнёрские отношения, и давали нужную справку.
— Сейчас вы работаете в музее А. М. Горького и Ф. И Шаляпина. Чем там занимаетесь?
— Этот музей — мой родной дом. Окончив университет, я проработала там 18 лет. Гендиректор Нацмузея РТ Гульчачак Назипова и директор музея им. Горького Марианна Гаврилова поддержали моё предложение заниматься литературно-музыкальными вечерами. Февраль показал, что эти встречи очень интересуют казанскую публику. На выступлениях лауреата международных конкурсов, известной скрипачки Ирины Бочковой, народного артиста РТ , певицы из США Ольги Орловской, барда Дмитрия Бикчентаева, группы «НеЗаМи» каждый раз был полный зал. Сейчас готовим встречу с бардом , творческий вечер Рустема Абязова.
Сын музейного работника
— Ваш сын  — известный врач и бард. Как воспитали хорошего человека?
— Проблем с поведением, учёбой никогда не было, хотя никакие «надо» и «нельзя» я не говорила. Думаю, он брал пример с отца — доброго, справедливого, честного человека. После войны он вернулся домой в 1946 году, был заместителем председателя горисполкома А. Бондаренко.
А ещё Володя называет себя сыном музейного работника, бережёт каждый документ, трепетно относится к автографам, которые всегда собирала я.
— Какие автографы есть в вашей коллекции?
— 28 марта в день рождения музея А. М. Горького я подарю музею книгу современника Алексея Максимовича, известного писателя Константина Федина с его автографом. В этой книге есть воспоминания о Горьком.
В 1949 году на одной из конференций я познакомилась с дочерью Шаляпина Ириной Фёдоровной. Статная, высокая, в чёрном бархатном платье, она напомнила мне портрет Ермоловой Серова. Несмотря на разницу в возрасте, мы стали очень дружны. В первый же год её приезда в Казань мы вместе с Ефимом Бушканцем, (директором музея. — Прим. авт.) обследовали все шаляпинские места в Казани.
Ирина Фёдоровна выступала в Казани с литературно-музыкальной композицией «Рассказы об отце». Перед этим я рассказывала о дружбе Горького и Шаляпина. Храню подаренную книгу о Шаляпине с её надписью: «Дорогой Стеллочке Писаревой на память об отце, о Казани, о совместных выступлениях. С чувством искренней симпатии. 1961 г.».
— К 28 марта Нацмузей РТ в честь 150-летия писателя планируется флешмоб «Читаем Горького». Что прочитаете вы?
— Мне нравятся его ранние романтические произведения, «Сказки об Италии». Мне предложили прочитать начало «Песни о буревестнике». Хотя я больше люблю «Песню о соколе». В ней отразилась любовь Горького к свободе, к свету!
Видео дня. Что происходило на съемках «Москва слезам не верит»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео