Ещё
Покемон. Детектив Пикачу
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Джон Уик 3
Боевик, Триллер
Купить билет
Мстители: Финал
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Дом, который построил Джек
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Отпетые мошенницы
Комедия
Купить билет
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Зелёная книга
Биография, Комедия
Купить билет
Большое путешествие
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Гори, гори ясно
Фантастика, Ужасы, Драма
Купить билет
В метре друг от друга
Мелодрама
Купить билет
Миллиард
Боевик, Приключение, Комедия
Купить билет
Игрища престолов
Комедия
Купить билет
Маугли дикой планеты
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Миа и белый лев
Приключение, Семейный
Купить билет
Пылающий
Детектив, Драма
Купить билет
Братство
Триллер, Военный
Купить билет
Щенячий патруль и Нелла, отважная принцесса
Мультфильм, Приключение
Купить билет
Отель Мумбаи: Противостояние
Исторический, Триллер, Драма
Купить билет
Красивый, плохой, злой
Биография, Драма, Криминальный
Купить билет
Игры разумов
Биография, Детектив, Драма
Купить билет

«Мы русские, нам погрустить надо»: Гости XX съезда фанов Depeche Mode на «Вагонке» о калининградской любви к группе 

Фото: Tvoybro.com
Уже открыт большой зал. Традиционно для вечеринок в честь дня рождения фронтмена Depeche Mode Дейва Гэана на «Вагонке» вопросов проводить концерт там или в малом зале даже не возникает. Люди, которые постепенно заполняют его, самые разные — есть девушки-студентки в чокерах, а есть немолодые мужчины, ровесники музыкантов чествуемой группы, увешанные символикой последних туров. Разговоры ностальгические — про винтажные пластинки, про недавние туры, про успешно вылеченную десятки лет назад героиновую зависимость фронтмена «Депешей», которому сегодня 56. Последовательно «Твой Бро» вмешивается в эти разговоры и просит собеседников рассказать об их взаимоотношениях с Depeche Mode.
В первый раз на подобной нынешней вечеринке я оказался в 1988 году, когда был классическим фанатом «Депешей» из Балтрайона. [Известный калининградский ведущий, журналист и спортивный функционер] Виталий Макаров курировал депешистов со стороны Комсомола. Мы собирались на улице Леонова в какой-то официальной структуре. Про фан-клуб первоначально я узнал из газеты — «Комсомольской правды» или чего-то такого. Помню, пришёл туда в первый раз, сначала Виталик Макаров речь толкнул, потом собственно собрание началось.
В то время существовала определённая градация твоего статуса в фанатском сообществе: фан, фантик и фанат. Для того, чтобы перейти из разряда фана в фантика, надо было сдать экзамен. Честно скажу — я пришёл туда неподготовленный, наглый такой — типа знаю, что Speak&Spell — 1981-й, Broken Frame — 1982-го и так далее. В итоге не прокатило.
Постепенно наш разговор с Кутиковым, ныне постриженным «под ноль», сводится к важнейшему элементу самоидентификации депешистов — стрижкам. Алексей упоминает, что именно некая городская парикмахерская стала консолидирующим калининградское движение «депешистов» около 30 лет назад: «Разумеется, мы ездили на Каштановую аллею и стриглись у дамы по имени Надежда. У меня была стрижка 1986-го года, а иногда я стригся под „Сто первый“ концерт». Подробности об этом месте, депешистском стиле и зарождении культа Depeche Mode в Калининграде нам рассказывает другой гость XX съезда фанатов.
Говорить о том, что я был в фан-клубе самым главным — слишком громко. Но, да, я был одним из людей, создавших первый фан-клуб Depeche Mode, состоял в комиссии по приему новых членов. Тогда ещё социалистические веяния накладывали на нас свой отпечаток. Мы сидели в президиуме, к нам приходили люди, мы им задавали вопросы о группе, проверяли, какая прическа у них, спрашивали о важных датах, про годы альбомов и так далее.
Экзаменационную базу, по которой проверяли приходивших, мы брали в совершенно разных местах. В основном, из разных журналов, которые какими-то окольными путями к нам попадали. Какие-то из них с моря привозили, какие-то из Польши привозили, например, журнал Bravo. Мы делились этой информацией, встречались где-то в городе, общались, менялись фотографиями, записями — социальных сетей-то ведь ещё не было.
Точный момент появления народной любви к Depeche Mode в Калининграде сложно назвать. Но в Калининграде это всё движение действительно пошло с парикмахерской на Каштановой аллее, где женщина по имени Надежда умела всех стричь под «квадрат». Там собственно была первая база калининградских депешистов — там все знакомились. Народ с Нарвы встречался с людьми из Балтрайона или Пентагона, начинали общаться и дружить. Надежда была не только парикмахером, но и вообще вдохновителем идеи депешистского фан-клуба. Причем сама она не была депешисткой, просто умела стричь под так называемый «квадрат». Важно, что она стригла под «квадраты» различных годов. Можно было прийти и сказать — хочу под «восемьдесят шестой» или под «восемьдесят второй», и Надежда всё в совершенстве исполняла. «Квадраты» разных годов, разумеется, отличались друг от друга. Где-то разной длиной, где-то высотой, где-то была крашеная челка. Я любил под «восемьдесят шестой» стричься, без крашеной чёлки.
В какой момент сборы фан-клубов переместились в ночные клубы, я точно сказать не могу. Это происходило стихийно и бурно. Но до чего-то подобного нынешним «Депеш мод пати» были субкультурные сборы в Дворце Культуры Рыбаков. Там собирались разные неформальные объединения — панки представляли свою культуру, мы как поклонники Депеш Мод тоже обустраивали какой-то свой уголок, вешали плакаты, значки и всё такое.
С другими неформальными объединениями, в том числе панками, у нас особых конфликтов не было. Такие вещи зависели не от наших музыкальных взглядов, а от конкретных людей. Если люди хотели драться, то они дрались — по совершенно разным причинам: ты депешист, ты не с того района, ты не знаешь какого-то нужного человека.
Николай честно признаётся, что всё же пропускал несколько съездов фанатов Depeche Mode на «Вагонке». При этом он отмечает, что прошлогоднее выступление «ЛондонParis» было абсолютно выдающимся: «Это была супер-работа и со светом, и с видеорядом».
Конечно, трибьют-концерты на «Вагонке» — важнейшая для депешистского культа вещь. Первая подобная вечеринка случилась ровно два десятка лет назад. Ещё одни непосредственные её участники и идейные вдохновители охотно рассказали «Твоему Бро» о событии, которое послужило стартовым движением для традиции, которой исполнилось 20 лет.
Марк Борозна и Андрей Левченко, инициаторы первых массовых выездов на концерты Depeche Mode 20 лет назад
М. Б. : Первый массовый выезд на Депешей — это 1998-й год. Прага. Как сейчас помню. Туда поехал весь город Калининград. Мы шли по центру Праги так: «Привет, привет, этих видел? Они в соседнем баре сидят!» Весь город был в калининградцах. Не меньше 10 автобусов приехало. Тогда только Дэйв Гэан очухался после всех своих наркотических заморочек, и они сыграли практически весь The Best, какой был на тот момент. Причем они играли в зале, который был по размерам где-то как большой зал «Вагонки». То есть, это не стадионная пора.
А. Л. : Да ну брось, какой большой зал «Вагонки», это был дворец спорта. Нормальный такой ледовый дворец.
М. Б. : Вот после этого выезда и пошли вечеринки в честь Depeche Mode на «Вагонке».
А. Л. : Да, первая вечеринка — как раз 1998 год. В том же году, кстати, вышла песня «Голубая луна». Ехали на Depeche Mode и пели её всем автобусом.
М. Б. : На что это было похоже тогда? Первые вечеринки в честь Depeche Mode были похожи на концерты Depeche Mode. И всегда был полный зал.
А. Л. : При этом мы регулярно искали новые формы — что-то искали, выдумывали. Было и такое, что играли только электронные группы. Но в итоге пришли к тому, что лучшего формата, чем с участием «ЛондонParis» попросту не существует. А самое интересное, что я сам ведь на самом деле не был «депешистом» никогда!
М. Б. : А я был депешистом. Помню, что в первый раз я услышал Depeche Mode осенью 1983 года, когда учился в Таллинне и был ночью дежурным по роте. У меня был приемник небольшой, который работал на коротких и средних волнах. Я ловил польское радио и просто охренел в тот вечер от того, что услышал. Тогда передавали целый альбом. И на фоне того, что играли по радио у нас тогда, это была музыка совершенно другая. Мы-то выросли на чём? На Sweet, Kiss и всяком таком…
А. Л. : Это он вырос. Я на Boney M вырос.
М. Б. : И вот, значит, 1983 год, это, кажется, альбом Construction Time Again, где чувак с кувалдой, и на фоне музыки, которая была до этого — вдруг такой взрыв… Но вообще, конечно, у каждого свой Depeche Mode. У каждого своя история.
А. Л. : Как объяснить этот феномен любви Калининграда к Depeche Mode? Да не знаю. Их в Британии так не слушают, как здесь. У них даже своей звезды в зале рок-н-ролльной славы нет.
М. Б. : Ну с Британией-то объяснить просто. В то время в Англии выходило по триста пластинок в день, в том обилии музыки, в котором они жили, Depeche Mode — это просто мелкая вспышка, пылинка. А для нас эта чёрная романтика была близка. Мы же русские, нам пострадать обязательно надо, погрустить. Повыть Black Celebration.
А. Л. : Depeche Mode ведь не только про музыку, это был когда-то ещё и определённый облик, стиль, подача. Это тоже привлекало.
Концерт «ЛондонParis», как и любая выдержавшая испытание временем традиция, прекрасен. Но в движении были и другие традиции — ныне забытые. В прошлом году один из гостей аналогичного торжества рассказывал «Твоему Бро» о ритуале, существовавшем среди калининградских депешистов в 80-х: «Был ритуал — каждый год в день рождения Дейва Гэана мы ездили на электричке на 20 километр светлогорской дороги, в Переславское. И тусовались там, пили молоко. Почему молоко? Ну, тут две версии. Во-первых, была такая байка, что Дейв Гэан очень любит молоко. А во-вторых… ну, я же сказал, что мы существовали под эгидой комсомольской организации».
Директор «Вагонки» Андрей Левченко, который по традиции сказал пару теплых слов собравшимся со сцены перед концертом, комментирует калининградские страсти по Depeche Mode, улыбаясь: «С „Депешами“ вообще такая история, что у них бывают, знаешь, не очень туры — скучноватые, грустные, особенно, когда Дэвид болел. А на „Вагонке“ всегда кайф. Многие после концертов Depeche Mode, бывало, подходили и говорили: „Какая-то … (фигня), на „Вагонке“ лучше!“ Лучше не скажешь., Фото: Артём Килькин
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео