Ещё

Что видно из жёлтого окошка? Пётр Зубарев — о стёбе, моде и жизни в театре 

Что видно из жёлтого окошка? Пётр Зубарев — о стёбе, моде и жизни в театре
Фото: АиФ Кузбасс
Создание своего театра было юношеской мечтой режиссёра и актёра . Он представлял, как соберёт единомышленников, и они вместе будут писать, ставить и играть свои собственные спектакли. В жизни всё оказалось прозаичнее, но мечта всё же сбылась. О «Жёлтом окошке» из маленького Мариинска знает весь мир.
«А что сегодня за дата?»
В Мариинск Пётр Зубарев переехал из Кемерова в 1991 г. Как вспоминает он сам, в какой-то каморке собрал первый состав, который в основном разбежался. Когда труппа всё-таки сформировалась, режиссёр понял: теперь он может делать то, о чём всегда мечтал. Актёры стали регулярно играть спектакли, что было новинкой для Мариинска, ведь на тот момент город привык жить праздниками и датами. Первое время театр не понимали. В управлении культуры даже спрашивали: «А зачем?» — «Мы сделали спектакль и хотим его показать». — «А что сегодня за дата?» Чиновники удивлялись: «Как это, играть просто так?»
Со временем артисты стали выпускать первые авторские спектакли. Сначала это были вариации на тему известных пьес, а уже потом — полностью собственные произведения. Сегодня «Жёлтое окошко» по большей части авторский театр, в котором минимум чужого драматургического материала. А в последнее время актёры отказались даже от чужой музыки.
В 2000-х гг. театр поехал по фестивалям. Несмотря на то, что формально он оставался просто кружком, его признала «Россия театральная». Тогда, несмотря на экономически тяжёлое время и запрет на создание новых учреждений, городские власти всё же нашли деньги и сделали театр муниципальным. Сегодня в нём работают восемь человек. К сожалению, как отмечает Пётр Зубарев, нет притока новых актёров. «Мы просто не можем никого взять на работу, потому что нет свободных ставок и возможности платить зарплату. Кроме того, в целом у города очень туманные перспективы, люди разбегаются… Разбегаются наши зрители», — отмечает Пётр Михайлович.
«Такси на Мариинск заказывали?»
Первые зрители были очень настороженными. «Казалось, чувствовали себя не в своей тарелке, как будто это на них сейчас будут все смотреть. Сегодня мы воспитали своего зрителя. Можно сказать, вырастили поколение, которое уже приводит к нам своих детей», — говорит режиссёр.
Причём на спектакли приходят не только жители Мариинска. В маленький кузбасский город приезжают кемеровчане, красноярцы, новосибирцы. Однажды даже прилетел театрал из Москвы. На одном из столичных фестивалей он увидел спектакль «Рыцари и принцессы» и буквально влюбился в «Жёлтое окошко». Написал актёрам письмо, что хочет ещё посмотреть на их творчество. Благодарного зрителя, конечно, пригласили на открытие сезона, но никто даже подумать не мог, что он поедет в такую даль. А мужчина прилетел в Кемерово, взял из аэропорта такси до Мариинска и всё же пришёл на спектакль. С тех пор завязалась крепкая дружба.
Труппа постоянно экспериментирует, придумывает, чем удивить зрителя. Так родилась идея «возрастного театра». «Однажды мы поняли, что дети-то разные: трёхлетний малыш не поймёт того, что будет интересно пятилетнему, и т. д. Почитали детскую психологию и решили делать театральную азбуку. Начали со спектаклей для трёхлеток. Как общаться с трёхлетним ребёнком? Он задаёт вопросы и ждёт ответа, значит, на этом можно построить спектакль. Пятилетнему малышу ещё тоже не нужны смыслы, ему нужна яркая картинка. В семь лет важна игра, а уже потом можно давать смыслы», — говорит Пётр Зубарев.
Сегодня популярно такое направление, как бэби-театр. В «Жёлтом окошке» тоже уже вышел первый спектакль для ребятишек от года. Он короткий, длится всего 18 минут и основан на тактильности. Сейчас актёры работают над ещё одним спектаклем для самых маленьких. Он называется «По кочкам — по кочкам». Это будет своеобразный аттракцион: дети с родителями будут ехать в вагончике, а из окон будут мелькать разные картинки. «Просто мы стараемся бережно относиться к детскому возрасту и соответственно ему выдавать им информацию о театре», — отмечает Пётр Михайлович.
Кто поймёт квартирник?
Пока зрителей больше именно на детских спектаклях «Жёлтого окошка». Сейчас в театр ходят хорошо, потому что люди соскучились, ведь сезон начался совсем недавно. Но зимой обычно начинается спад. Горожане ждут премьеру, которую актёры выпускают к весне. Но в этом году зрителей ждёт много сюрпризов. С прошлого сезона оставались недоделанными три спектакля. Декорации, реквизит и тексты на них уже готовы. Поэтому премьеры начнутся уже совсем скоро: одну наметили на декабрь, вторую — на январь-февраль и третью — на февраль-март.
Режиссёр признаётся, что по несколько премьер театр старается выпускать ежегодно и для детей, и для взрослых. Но в прошлом году все силы вложили во взрослый спектакль. «Мы первый раз в жизни решили придумать комедию положений. Это оказалось очень сложно, но получилось интересно. Мы вдруг задумались, что у нас нет спектакля без особых глубоких смыслов и философии. Захотелось чего-то лёгкого. Я увидел пару-тройку современных комедий и понял, что они все одинаковые: мужчины переодеваются в женское, шутки ниже пояса. Это надоело. Хотелось своего. И мы это сделали», — отмечает Пётр Зубарев.
«Жёлтое окошко» известно на весь театральный мир. Его спектакли любят и ждут в каждом городе. Спектакль «Квартирник», например, актёры показывали и на «Золотой маске». Это, по сути, действо, которое не обременено какими-то правилами: музыканты поют песни, поэты читают стихи, автостопщики рассказывают байки. «Мы были с ним в Новосибирске, где выступали перед крутой богатой публикой, и люди половину спектакля не могли понять, что происходит. Что за человек на сцене? Почему он в драных джинсах? Почему сушки валяются на полу? Где театр? Зато совершенно противоположная реакция в Калуге: мы сидим на сцене, поём песни, а в зал заходят практически одни бабушки. Ну, думаю, что же тут будет… У нас же не классический спектакль. А они прекрасно реагировали! У меня было ощущение абсолютно своей аудитории. В Лондоне в театральный зал зрители заходили с бокалами вина. Первые минуты потягивали вино, потом поставили бокалы под стульчики. Хоть аудитория и русскоязычная, у меня были опасения, что люди уже оторваны от корней и не воспримут спектакль. Но, оказалось, они всё же в теме!» — вспоминает Пётр Михайлович.
Где осталось живое чувство?
Зал театра в Мариинске рассчитан на 48 мест. Обычно на спектакли приходит 25-30 человек. Конечно, это не сравнить с тем, какие залы «Жёлтое окошко» собирает в Новосибирске или Красноярске. По размеру и числу жителей эти города тоже не сравнить. Но, признаётся Пётр Зубарев, работать над спектаклем ему проще именно в маленьком Мариинске. «На самом деле мне здесь нравится. Это своеобразная лаборатория, в которой можно уединиться и потихоньку делать что-то новое. Но потом, безусловно, результат нужно показать миру. Для этого в маленьком городе тесно. Поэтому и нужны гастроли, фестивали», — отмечает Пётр Михайлович. При этом актёры никогда не рвались за наградами. Им всегда хотелось просто показать себя и посмотреть на других.
Но на участие в фестивалях театр с недавнего времени перестал подавать заявки. «Меня приглашают просто как гостя со старыми спектаклями. Это приятно. Но то, что я вижу на сцене, нисколько не задевает. Критик отметил, что сегодня нужно восхищаться тем, кто чувствует время. На что я говорю: „Как быть, если ты чувствуешь время, но оно тебе не нравится?“ Недавно наткнулся на статью „Как полюбить современный петербургский театр?“ и задумался: а зачем мне такое искусство, которое я должен себя заставить любить? В современном театре мне не нравится бесчеловечность. Стал моден цинизм и стёб, выхолащивание живого, вытаскивание из пьесы того, чего автор не писал и не имел в виду. Живой человек и его живое чувство почему-то становится немодным», — делится своими переживаниями режиссёр.
«Мы как-то пришли к выводу, что искусство в целом вообще могло бы быть не нужно, если бы мы были внимательнее. На мой взгляд, театр фокусирует наше внимание и создаёт момент внутреннего открытия, молитвенного состояния. Но, если разобраться, всё это человек может добиться, просто глядя вокруг. Например, посмотрев, как падает снег — это безумно красиво и это привет от Бога. Как течёт вода, как светятся звёзды — это тоже чудо. Но так как мы всё-таки ленивы, нам нужен искусственный способ создать живой момент. И это должен сделать театр. Поэтому он нужен и в мегаполисе, и в маленьком провинциальном городе. Но живое слово и живое чувство стало уходить из современного театра», — считает режиссёр. Поэтому «Жёлтое окошко» живёт так, как подсказывает сердце.
Видео дня. Где сейчас самые первые обитатели «Дома-2»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео