Ещё
Король Лев
Приключение, Мюзикл, Семейный
Купить билет
Человек-Паук: Вдали от дома
Боевик, Приключение, Комедия
Купить билет
Унесённые призраками
Мультфильм, Приключение, Аниме
Купить билет
Анна
Боевик, Триллер
Купить билет
История игрушек 4
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Солнцестояние
Детектив, Ужасы, Драма
Купить билет
Проклятие Аннабель 3
Триллер, Ужасы
Купить билет
Собачья жизнь 2
Приключение, Трагикомедия, Семейный
Купить билет
Паразиты
Триллер, Трагикомедия
Купить билет
Мёртвые не умирают
Фэнтези, Комедия, Ужасы
Купить билет
Зелёная книга
Биография, Комедия
Купить билет
Искусство обмана
Боевик, Приключение, Триллер
Купить билет
Красивый, плохой, злой
Биография, Драма, Криминальный
Купить билет
Норм и несокрушимые: Большое Путешествие
Мультфильм, Приключение, Фантастика
Купить билет
Мстители: Финал
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Соблазн
Триллер, Драма
Купить билет
Али, рули!
Боевик, Комедия
Купить билет
Код Гиас: Лелуш Воскресший
Мультфильм, Приключение
Купить билет
Красавчик со стажем
Комедия
Купить билет

«Жизнь моя — театр». «Пушкинка» позвала на встречу Татьяну Филоненко 

Фото: АиФ-Омск
Областная научная библиотека им. Пушкина и омская драма начали совместный проект — встречи с артистами и режиссёрами под общим названием «Жизнь моя — театр».
На первую такую встречу пригласили заслуженную артистку России Татьяну Филоненко.
Послевоенные годы
— Татьяна Ивановна, как вы стали актрисой?
— Я коренная омичка. Омск покидала только однажды на четыре года, когда училась в Новосибирском театральном училище. Дитя я позднее, папа с мамой жили очень трудно. Отношения у них были непростыми. Мне было полтора месяца, когда мама вышла на работу. Трудилась сутки через сутки на три ставки, чтобы как-то выжить.
Я мечтала играть на фортепиано, но откуда было маме взять денег? Она мне купила с рук за семь рублей домру, ободранную и страшненькую, я её стеснялась. Походила в музыкалку, освоила нотную грамоту, а потом прятала эту домру в снег. В валенки надевала чешки и бежала в танцевальный кружок. В восьмом классе познакомилась с девочкой, и мы с ней стали ходить в клуб любителей театра «Бригантина» при ТЮЗе. Началось сумасшедшее увлечение, которое вытеснило всё. Для меня и учёба в школе перестала быть интерес­ной, но я, как ни странно, стала учиться лучше. Школу окончила с одной четвёркой — по химии.
В ТЮЗе работала замечательная актриса Валентина Устимович, они с мужем, солистом филармонии, как-то пришли на спектакль «Снегурочка» Островского, где я играла Весну. Они знали, что я мечтаю о театральном вузе, и о положении в нашей семье им тоже было известно. Решили помочь. С зарплаты откладывали в месяц по пять рублей, денег этих хватило на билет в Москву. Я поехала поступать в ГИТИС, но сошла с третьего тура. Не расстроилась — мне не нравилась столица. Осенью поступила в театральное училище в Новосибирске. Окончила его с красным дипломом и там встретила свою судьбу — Николая Михалевского. Мы 45 лет вместе, у нас общий дом, быт, дети, внуки и совместное творчество.
Грустная профессия
— Трудно ли было, когда пришли в театр?
— Когда я пришла работать в драмтеатр, первый срочный ввод был на спектакль «Моя любовь на третьем курсе», а парт­нёром был Валерий Алексеев. Он к тому времени 10 лет отработал в театре. И он мне сказал: «Танька, трудно первые 10 лет, потом привыкаешь». На сегодня он уже 50 лет работает в театре, народный артист России. Так вот, теперь Алексеев молодым актёрам говорит, что в театре трудно первые 50 лет.
С 1977 года я актриса драмтеатра. Меня стали вводить на роли, которые играла Татьяна Ожигова. Она была духовно близким для меня человеком. До последнего мы были дружны и вместе играли спектакли.
ТЕАТР ЖИВОПИСИ — УНИКАЛЬНЫЙ И ЕДИНСТВЕННЫЙ В РОССИИ.
Последним был «Вишнёвый сад», десять минут она его не доиграла, пошла горлом кровь. Страшный диагноз уже был поставлен. В 44 года её не стало, а она ведь была самой молодой заслуженной артисткой РСФСР в истории советской театральной драмы. Бывший в то время главой Омска Геннадий Павлов, большой поклонник таланта, хотел в дар преподнести памятник из бронзы. Только вот художникам не удавалось уловить характер, настолько Ожигова была переменчивой. Тогда её муж Николай Чиндяйкин попросил меня попозировать. Памятник был создан, стоит на её родине в Ростове.
— А с кем вы ещё дружили?
— Со старшим поколением нашей труппы, память о которых живёт во мне. Это народный артист РСФСР Ножери Чонишвили, чьё имя носит Дом актёра. Таких всего два во всей России, наш и московский имени Яблочкиной. Вспоминаю Александра Щёголева — единственного за Уралом народного артиста СССР, народных и заслуженных Елену Псарёву, Капитолину Барковскую, Надежду Надеждину, Елизавету Романенко.
— Какую роль считаете главной?
— Знаковая — «У войны не женское лицо» Светланы Алексиевич, где я играла замполита 21-го полевого прачечного отряда Валентину Братчикову-Борщевскую. Валентина Кузьминична видела наш спектакль в Москве, потом приезжала в Омск. Постановка удостоена Госпремии и вошла в золотой фонд Центрального телевидения.
— В чём отличие актёрской профессии от остальных?
— Профессия грустная. У писателя остаются книги, у композитора — ноты, у художников — картины, а у нас? Спектакли умирают, и ничего не остаётся, кроме памяти. Игру запечатлеть на плёнке очень сложно, один и тот же спектакль может быть разным. Вот потому театр до сих пор жив — в одной и той же постановке каждый раз то плачут, то смеются.
Театр идёт в музей
— Как появился Театр живописи?
— Играла я в месяц 30 спектаклей, но настали 1990-е, и за два года из репертуара сняли 15 моих спектаклей. Для женщины это страшно! Как формируется труппа театра? 1/3 женщин, 2/3 мужчин, потому что женских ролей во всей мировой драматургии намного меньше, чем мужских. Ушли мои режиссёры Тростенецкий, Артур Хайкин. У меня была большая проблема с парт­нёрами, некоторые актёры ниже меня ростом, так что много ролей мимо прошло. Получилось так, что за фактуру, рост, черты лица я попала в амплуа социальной героини.
Но мой муж говорил: «Я-то знаю, что в тебе и мягкость, и кротость, и нежность». У него была идея создать семейный театр. Кстати, в то время поощрялась самостоятельная творческая работа, и мы решили что-нибудь поставить. Начали с «Живи и помни» Валентина Распутина. С этим спектаклем мы участвовали в конкурсе, победили, и это вдохновило на следующие работы.
Однажды нас пригласил к себе ректор СибАДИ Горынин, и мой муж пять лет в подвале одного из общежитий строил театр. Он был чрезвычайно популярен. Но когда сменилось руководство института, нам пришлось оттуда уйти.
Затем был проект «Картина в прожекторе». Надежда Торопова, заведующая редакционно-издательским отделом музея имени М. Врубеля, пригласила мужа, попросила подумать над проектом — ей хотелось, чтобы музей стал работать в новом формате. И мы это сделали: «героями» спектаклей становились картины. В Омске хранятся шедевры изобразительного искусства, о них нужно было рассказать. Так и появился Театр живописи — уникальный в своём роде.
Я сутками работала в библиотеке над постановками, никакого Интернета не было; изучала художественные альбомы и трактаты по искусству, художественную литературу. Мы совмещали Достоевского и графику Георгия Кичигина, говорили о художниках-авангардистах и пейзажисте Левитане. Спектакль «Пушкин — славный парень!» посвящён не только великому русскому поэту, но и творчеству омской художницы Риммы Камкиной. Любимой стала постановка про Эрмитаж. Сейчас в репертуаре много разнообразных и разноплановых спектаклей.
— Сыновья разделяют ваши интересы? Ведь муж хотел создать семейный театр.
— Думаю, мечта сбылась. Старший сын Тарас работает в Мос­кве художником по свету, но помогал и нам. Он пишет музыку. Алексей окончил Литературный институт имени Горького, пишет сценарии.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео