Ещё
Волшебный парк Джун
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Унесённые призраками
Мультфильм, Приключение, Аниме
Купить билет
Миллиард
Боевик, Приключение, Комедия
Купить билет
Кладбище домашних животных
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Проклятие плачущей
Мистика, Триллер, Ужасы
Купить билет
Балканский рубеж
Боевик, Приключение, Драма
Купить билет
После
Мелодрама
Купить билет
Мстители: Финал
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Шазам!
Боевик, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Пушистый шпион
Мультфильм, Приключение, Семейный
Купить билет
Хеллбой
Боевик, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Нуреев. Белый ворон
Биография, Драма
Купить билет
Зелёная книга
Биография, Комедия
Купить билет
Мы
Триллер, Ужасы
Купить билет
Щенячий патруль: Мегащенки
Мультфильм, Приключение
Купить билет
Домовой
Фэнтези, Комедия, Семейный
Купить билет
Королевский корги
Мультфильм, Комедия
Купить билет
Миа и белый лев
Приключение, Семейный
Купить билет
Пылающий
Детектив, Драма
Купить билет
Середина 90х
Трагикомедия
Купить билет

Территория. Сочи. Театральный критик о «менеджерах по связям с реальностью» 

Фото: АиФ – Юг
Что такое «Территория. Сочи»? Это семь дней, 35 участников из 11 городов России, семь спектаклей и насыщенная образовательная программа. Стандартные рамки ломала буквально каждая фестивальная постановка. Подробно о том, что происходило, «АиФ-Юг» рассказала театральный критик Ольга Жердева.
«Три сестры» на языке жестов
Всё началось с показа видеоверсии спектакля «Три сестры» Чехова в постановке театра «Красный факел» из Новосибирска. Казалось бы, чем может удивить знакомая со школы история с вечным рефреном «В Москву! В Москву!»? Однако не всё так просто: на четыре часа зрителям предложили заглянуть в «страну глухих» — спектакль идёт на языке жестов, а музыку герои «слушают» руками, воспринимая вибрации.
«Чтобы по-настоящему услышать чеховский текст, нужно от него отказаться», так сказал в предваряющей спектакль лекции театральный критик Роман Должанский.
Впрочем, отказавшись от озвучивания текста, актёры «Красного факела» сохранили его полностью — в виде субтитров. Стильное сценографическое решение с условными границами между комнатами, и неопределённой временной принадлежностью — на сцене царит условный XX век, где шинели и пальто, напоминающие о Первой Мировой, прекрасно уживаются с селфипалками, — в сочетании с глухотой героев создаёт ощущение безвременья, из которого героям не вырваться.
Документальный спектакль «До и после», представленный Мастерской Брусникина, совместно с Театром Наций и благотворительным фондом «Артист», стал одним из сильнейших эмоциональных потрясений. (Знаменитый актёр и режиссёр Дмитрий Брусникин скончался в августе 2018 года. Эта постановка — одна из последних в творческой биографии мастера).
Сценой для «До и после» стал зал сочинского Морского вокзала. Его превратили в условную коммунальную квартиру. Зрители заходили в гости к героям пить чай с пирогом и слушать истории. Истории ветеранов сцены, подопечных фонда «Артист», некогда известных, а сегодня забытых и одиноких, в исполнении совсем юных артистов, — трогательные и смешные, страшные и странные, но всегда честные и очень живые.
«В гостях. Европа» (идея Штефан Кэги, Хельгард Хауг, Даниэль Ветцель) — иммерсивный спектакль-квест от легендарной немецкой театральной компании Rimini Protokoll предложил зрителям сесть за стол переговоров, найти своё место на карте мира и попытаться определить, прочертить (или же вовсе стереть) границы — территориальные и личные. Пятнадцать участников собрались в обычной сочинской квартире, где им предстояло два часа отвечать на вопросы, рисовать, рассказывать незнакомым людям о своей зарплате, вере/неверии в демократию и коварных планах по свержению правительства. Наградой за откровенность был пирог.
Зелёные человечки и дискотека без шума
Театр Взаимных Действий (Москва) превратил Сочинский художественный музей в «Музей инопланетного вторжения». Драматург Наташа Боренко и художники Шифра Каждан, Лёша Лобанов и Ксения Перетрухина, взяв за основу «Войну миров» Уэллса, создали атмосферную историю в жанре мокьюментари.
Представьте себе, что в 1989 году где-то в Томской области высадились инопланетяне… Они ничего не требуют и даже не пытаются выйти на контакт, но в понимании советского военного они — враги и пришли захватить землю. Что же до гражданского населения, то его больше волнуют очереди за продуктами, чем незваные гости с просторов космоса.
Сначала мысль о зелёных человечках в суровой советской Сибири вызывает усмешку, но экскурсия в свете карманных фонариков, макеты, артефакты ушедшей эпохи — от журналов, «волшебных очков», чашек и одежды до спичек и папирос — всё это работает на достоверность, и в какой-то момент, ты сам того не желая, ловишь себя на мысли: «А что если?..». И к банке, где, по заверениям экскурсоводов, находится биологический материал инопланетного происхождения, подходишь очень осторожно… А вдруг выпрыгнет?
Вечеринка Silent Disko, совместный проект арт-площадки «Станция», компании «Диалог Данс» и Negromko Party (Кострома), — интересный опыт «бесшумной дискотеки», когда твоя музыка звучит только в твоей голове, но в любой момент ты можешь «настроиться» на волну человека, который танцует рядом.
Моноспектакль Театра Наций «Наше всё… » Ахматова. Свидетель», показанный в Зале органной и камерной музыки им. Алисы Дебольской, поначалу показался, пожалуй, самым традиционным спектаклем в привычном понимании. Зрительный зал, а не музей или вокзал, удобные кресла и сцена, на которой от одной микрофонной стойки к другой перемещается изящный человек в строгом костюме. Но на этом «обыкновенность» и заканчивается. Автор литературной композиции и исполнитель Дмитрий Сердюк выступает как некий собирательный образ всех «свидетелей» поэтессы, говорит от лица её секретарей, друзей, а иногда и от лица самой Ахматовой, словно становясь живым дневником.
Честно — про смерть
Но не спектаклями едиными интересна «Территория»! Всё-таки это фестиваль-школа, так что большая часть программы — лекции и мастер-классы. Одной из самых интересных, на мой взгляд, была лекция театрального критика Елены Смородиновой «Иммерсивный театр. Rimini Protokoll».
«Иммерсивный театр — очень интересный предмет. Он вроде театр, а вроде и нет» — если попытаться уложиться в одну фразу, это будет примерное представление обычного зрителя обо всех спектаклях-променадах, спектаклях-квестах и прочих постановках с полным погружением.
Это театр, в котором актёры — менеджеры по связям с реальностью. Их первый в России проект Remote Moscow стал не просто бродилкой в наушниках, а экспериментом по изучению себя в городе и города в себе, потом проект Remote X прошёл и в других городах России и обзавёлся немалым числом подражателей. Но променад — это, что называется, для начинающих. Есть у Rimini Protokoll и спектакль в грузовике (проект Cargo X), и квест в чужой квартире (показанный на фестивале спектакль «В гостях. Европа»), и «Комната без людей» — документальный спектакль про смерть, честный разговор о том, о чём обычно говорить не принято: процесс умирания, осознание смерти и связанные с ней ритуалы. И это всё, конечно, только верхушка огромного айсберга, и во всём этом зрителю не удастся ограничиться ролью пассивного наблюдателя, ему придётся оказаться в самом центре событий, действовать по ситуации и быть готовым к любым неожиданностям.
Но не стоит путать иммерсив с интерактивом! Интерактив в переводе с английского — взаимодействие, вовлечённость. Rimini Protokoll — не аниматоры на детском утреннике, они занимаются проблематизацией реальности. Их задача — включить в диалог, а иммерсивный спектакль — это то, что в конечном итоге происходит в голове каждого зрителя.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео