Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

«Нас провожали фразой: «Петербург ждёт». О гастролях «Коляда-театра»

Заместитель директора «Коляда-театра» — о том, как прошли столичные гастроли, чем зрителей привлекают постановки , и о наборе животных по объявлению рассказал Ларисе Сониной.

«Нас провожали фразой: «Петербург ждёт». О гастролях «Коляда-театра»
Фото: Уральский меридианУральский меридиан

Один из самых ярких творческих коллективов Урала — «Коляда-театр» уже больше десятка лет ежегодно отправляется на традиционные столичные гастроли. О том, что особенного было в московских и петербургских выступлениях театра Николая Коляды в этом году, рассказал заместитель директора театра, актёр .

Видео дня

Евгений Чистяков, фото Лариса Сонина

— Евгений, расскажите, как прошли гастроли?

— Гастроли прошли хорошо, но тяжеловато. В Москве у нас было две площадки, и выходных почти не было, у всех была ответственность за спектакли. В Питере вообще было холодно, говорят, что у них в этом году впервые такая зима, что холодно и очень много снега. Кто-то гулял, но я не гулял ни по Москве, ни по Питеру. Так что, когда изо дня в день театр — гостиница, театр — гостиница, то через пару недель становится уже не совсем уютно. Ну, понятно, что это рабочий график…

— А что зрители лучше принимали: комедии или драмы?

— На комедии всегда лучше покупают билеты, на драмы меньше идут, но при этом принимают хорошо. Вот, например, спектакль «Клаустрофобия», его в этом году очень хорошо принимали, просили привезти ещё. Драмы в этом году, кстати, очень успешно шли, особенно в Петербурге. Хотя в Петербурге свой особый зритель: кто-нибудь мог подойти и сказать: «Ну, вот этот спектакль не понравился абсолютно!» или «Вчера вот был ужасный спектакль! А остальные… ну, ещё ничего». В других городах зрители, если им что-то не понравилось, об этом не говорят.

Вообще, когда мы раньше были на таких гастролях два года назад, нас принимали более спокойно. Наши друзья из Москвы и Петербурга говорили, что вряд ли кого-то ещё принимали также, как нас. Зрители вставали, долго хлопали, мы много раз выходили на поклоны. Публика привыкла к авторским постановкам «Коляда-театра», и все они ассоциируются с нашим руководителем. Когда в этот раз мы заканчивали гастроли «Концлагеристами», зрители говорили: «Странно, этот спектакль даже не Коляда поставил».

А так нас провожали фразой: «Петербург ждёт». Мы играли на новой сцене Александринского театра, обе площадки были там. У них там большой зал, и поменьше зал медиацентра, там играли спектакли нашего Гранатового зала.

— А в Москве?

— В театральном центре на Страстном, мы там уже несколько раз были, и в этом году в театральном центре «Булгаковский дом» — там тоже играли спектакли Гранатового зала. Сцена там уютная…

В Москве нас очень хорошо принимают. В театральном центре на Страстном около 400 мест, в Булгаковском доме где-то 100-150, и практически все они были заполнены в каждый день гастролей. Если в Екатеринбурге очень сдержанная публика, то там с этим проще: московские зрители — с хорошими эмоциями, приносят цветы, подарки… Раньше, насколько я помню, на гастролях в Москве у нас за кулисами вёдра с цветами стояли. Сейчас с этим посложнее: и билеты подороже, и вообще, уровень жизни по-сдержанней стал… Каждый год приходят новые зрители. Те, кто в «Фейсбуке», в подписчиках у Коляды, как только открываются продажи на Страстном — за два месяца, идут за билетами. А потом, когда мы уже приезжаем, проходят пресс-конференции, народ ещё подтягивается.

Кстати, в уральских мегаполисах, в Челябинске, Тюмени, зрители, в основном, реагируют так же, как в Екатеринбурге. Хотя, конечно, им интересно, что мы собой представляем, всё-таки новое зрелище, новый коллектив. Хотя на Урале все, кто ходит в театры, думаю, слышали о нашем коллективе.

— Как считаете, чем вы цепляете публику, которая, скажем, не воспитана на уральских реалиях?

— Думаю, это общечеловеческие темы и эмоциональность. Николай Владимирович всегда думает о каждом зрителе. Поэтому спектакли многослойные, и театрал или просто человек, который интересуется культурой, всегда что-то для себя найдёт. Ну, и по энергетике – даже если это тихие маленькие спектакли, они всегда эмоциональные. Каждая история – это всегда о людях. При постановке классики – например, «», поднимаются глобальные проблемы, взаимоотношения народа и власти, в камерных спектаклях – взаимоотношения нескольких человек.

У нас есть длинные спектакли, например, «Двенадцать стульев», он идёт до четырёх с половиной часов. Коляду ругают, что он в этот спектакль затолкал весь роман Ильфа и Петрова. Но спектакль проходит на одном дыхании – люди смотрят и не замечают времени. Зависит от истории и от режиссёра, который это всё показывает, который думает о том, чтобы зрителю было интересно.

— У вас в театре живут кролики и шиншилла. Они ездят с вами на гастроли?

— Нет, сейчас не ездят. Теперь мы набираем животных в городах, куда приезжаем: даём объявления, просим, чтобы люди приносили или покупаем у них. Потом отдаём, например, в театр, куда приезжали на гастроли. Так было не только с кроликами, но даже со змеями для спектакля «Ричард Третий». Даже когда мы были во Франции, нам привозили змей. В Москве, в театре на Страстном, как-то было так, что мы купили крысу, и она после гастролей пару лет жила у кого-то из администраторов. Крысы нам всегда нужны, всегда нужна пара змей – для «Ричарда», и всегда нужен кролик – для «Ивана Фёдоровича Шпоньки и его тётушки». Если возить животных, постоянно нужны какие-то справки, особенно на если на самолёте лететь.

— А реквизит вы с собой берете?

— Да, до нашего отлёта в Москву ушли четыре грузовых машины, чуть поменьше фур, мы практически весь театр с собой вывозили. В этом году мы даже возили с собой фанеру для «Оптимистической трагедии», поскольку в этом спектакле нужен идеально ровный пол.

— В Москве ведь много таких, условно скажем, неформальных, театров, тот же Гоголь-центр. Как вы находите свою нишу?

— Ну да, в Москве много спектаклей, много театров, но у нас есть и свой зритель, и есть те, кому это просто интересно. Поэтому на январские гастроли ездим уже больше десятка лет. Каждый год есть и те, кто в первый раз приходит, они тоже не остаются равнодушными. В этом году мы видели, что человек пять как минимум поехали за нами из Москвы в Санкт-Петербург. Ну, и многие собираются в Екатеринбург – и в Петербурге, и в Москве; хотят увидеть наши спектакли на родной площадке. На фестиваль Коляда-Plays тоже хотят приехать, чтобы за несколько дней и спектакли посмотреть, и погулять по городу.

Фото превью: