Ещё

Как основатель «Секрета» Максим Леонидов стал самым продуктивным автором мюзиклов 

Как основатель «Секрета» Максим Леонидов стал самым продуктивным автором мюзиклов
Фото: Собака.ru
Основатель бит-квартета «Секрет» и группы Hippoband, композитор и музыкант, артист театра и кино сначала играл в мюзиклах, затем начал их сочинять, а теперь стал арт-продюсером и открыл собственную творческую мастерскую — фабрику кадров для музыкальной индустрии. Музыкальный театр , автор уже шести мюзиклов, хорошо знает, понимает и любит. В его картине мира музыка и драма друг друга дополняют, а там, где музыка бессильна, вступают актерская и режиссерская логика. При этом он любит и признает только такой театр, где между людьми что-то происходит. «Когда артисты ходят по сцене в красивых костюмах, в красивом свете, и по очереди говорят текст, мне откровенно скучно. Условная »» в дизайнерских нарядах мне совершенно не интересна. Я хочу в театре плакать и смеяться, сопереживать героям, — объясняет он. — Просто хорошей музыкой меня тоже не проймешь: разную я музыку слышал в свое время… Вы мне покажите на сцене что-то такое, чего я давно или никогда не видел и не слышал! И чтобы звучала не фонограмма, а живой оркестр».
Жадный до впечатлений и благодарный зритель, он ежегодно целенаправленно летает в Лондон или Нью-Йорк, чтобы посмотреть, например, «Загадочное ночное убийство собаки», «Чарли и шоколадная фабрика» или «Newsies», которые хвалит за изобретательность и профессионализм создателей. Что характерно, Леонидов не завидует талантливым коллегам, а искренне восхищается увиденным, с азартом гадает, как технически сделаны трюки, и радостно отмечает удачные музыкальные, постановочные и актерские моменты.
Мюзикл как жанр отчасти наивный и даже полудетский нравится Леонидову тем, что дает возможность работать честно. Точно также ему и сказки нравятся — за искренние эмоции, за торжество простых человеческих чувств, за баланс правды и условности. В основе хорошего мюзикла, по его мнению, должна быть хорошая музыка, хорошая литература и хорошая команда.
Все эти данные сошлись во время работы над недавней премьерой мюзикла «Девчонка на миллион» в Театре музыкальной комедии, где Леонидов выступил в качестве композитора, арт-продюсера и исполнителя одной из главных ролей — сыграл бывшего царского таможенника Тимофея Храмова. В результате получился оммаж фильму 1966 года «Начальник Чукотки», где главной героиней (вместо юного писаря Алеши Бычкова) сделали комсомолку Настю Глазкову. В начале 1920-х она едет строить советскую власть среди чукчей, а встречает там новую любовь (в лице героя Леонидова) и обретает новую жизнь (весьма неординарную).
Путь Максима Леонидова к этой постановке был долгим и витиеватым, хотя, несомненно, логичным. Хоровое училище имени Глинки при ленинградской Капелле. Актерский факультет ЛГИТМиКа (на дипломный музыкальный спектакль — пародийное ревю «Ах, эти звезды!» курса и  стремился попасть «весь Ленинград», а возле Учебного театра на Моховой дежурил отряд конной милиции, чтобы не допустить давки). Легендарный бит-квартет «Секрет», хиты которого («Именины у Кристины», «Моя любовь на пятом этаже», «Сара Барабу» и, конечно же, «Привет!») в 1980-х знала вся страна. Сверхпопулярная программа «Кружатся диски» на ленинградском телевидении, которую Леонидов вел в тандеме с попугаем Вакой (говорившем голосом артиста ). Эта же парочка снялась и в музыкальном фильме «Как стать звездой». Затем запись сольных альбомов (их уже одиннадцать) и концерты с группой Hippoband (ей уже двадцать лет). Актерские работы в целой череде мюзиклов в театре и в кино (среди них — в музыкальном спектакле «Король рок-н-ролла» и Беня Крик в фильме-мюзикле «Биндюжник и король»). И, наконец, сочинение пяти авторских мюзиклов, увидевших свет на разных площадках Москвы и Петербурга, плюс один мономюзикл.
Начало этой главы приходится на 2011 год. Тогда Леонидов играл в спектакле «Двое других» с Алексеем Кортневым, и  — своим давним товарищем, артистом, драматургом, и автором либретто и стихов к «Девчонке на миллион». Увы, до этой премьеры Шаврин не дожил. «Как-то раз я позвал Шаврина на свой спектакль «Продюсеры» (российская версия мюзикла , отмеченного премиями «Тони», «Грэмми» и ) в театр Калягина «Et cetera», — рассказывает Леонидов. — Прекрасная была работа, бродвейского уровня: и по вложенным в нее деньгам, и по исполнению. Вскоре после этого Саша спросил: «А ты не думал сделать что-то подобное, но на русскую тему?» — «Да я бы с удовольствием, но нужна идея. И соавтор!» — «А ты сам можешь написать текст?» — «Понимаешь, какая штука: писать стихи для своих песен и либретто для мюзикла — это абсолютно разные вещи. Одно дело — говорить от себя, и совсем другое — от лица героя, с его интонациями, лексическим набором, характером… Не мое это». — «А давай я попробую? Я ведь пишу сказки для театра».
И они решили попробовать вместе. Шаврин показал Леонидову повесть «Растратчики», впервые опубликованную в 1926 году в журнале «Красная новь». В 1928 году ее поставил в МХТ , но спектакль не выдержал и сезона: НЭП, о котором шла речь, отменили, и ставшую неактуальной постановку сняли. С тех пор никто к этому тексту не обращался. Но Леонидова он зацепил: «Там растрата денег — лишь повод для того, чтобы поговорить о страстях человеческих. Два героя — бывалый Филипп Степанович Прохоров, который „доживает“, но не пожил еще свое, и юный Ванечка Клюквин, который толком жизни не видел. И вот они вдвоем тратят казенные деньги, но получается у них странно и глупо. Это история загула, бесшабашного и смешного, трогательного и в чем-то трагичного: один пытается повеситься, другой чуть не сходит с ума… Мы с Шавриным написали мюзикл и изменили концовку: у Катаева в финале — тюрьма, а у нас — хэппи-енд». Леонидов предлагал сочинение в разные театры: показывал Давиду Смелянскому, продюсеру «Et cetera», и Юрию Шварцкопфу, гендиректору петербургской Музкомедии, но как раз в это время экс-министр культуры открывал в Москве свой «Театр мюзикла», и в итоге «Растратчики» были выпущены там. Спектакль шел три сезона. Леонидов играл Прохорова, а молодой артист  — Клюквина. Премьеру увидел худрук Театра имени Маяковского Миндаугас Карбаускис и обратился к Шаврину. Я, сказал он, тоже хочу в своем театре мюзикл. Вернее, музыкальный спектакль для семейного просмотра.
И тогда Леонидов с Шавриным написали мюзикл «Мама — кот» на основе предложенной Карбаускисом повести-сказки чилийского писателя Луиса Сепульведа о том, как портовые коты воспитывали птенца чайки. Однако постановку Полины Стружковой в Маяковке Леонидов категорически не принял. Он пытался повлиять на репетиционный процесс, но услышан и понят не был. Авторы высоко оценили сценографию и костюмы Михаила Краменко, но все остальное в том спектакле показалось им совершенно чуждым.
Максим вернулся в Петербург с твердым намерением поставить «Маму — кот» так, как ему казалось правильным. Нашел продюсера — Алики Усубиани, режиссера — : людей с созвучными его собственным представлениями о том, каким должен быть мюзикл. Взяли поющих и танцующих артистов — и спектакль получился. Эта, по выражению Леонидова, «штуковина» по сей день идет и в Москве, и в Петербурге. Дело пошло, Максим Леонидов начал входить во вкус. Он вспомнил свои любимые детские книжки: «Приключения Гомера Прайса» Роберта Макклоски и «Питер Брейн и его друзья» Эдмунда Хилдика. Замешали вместе с Шавриным два этих сюжета в один, имена позаимствовали у романов , и на свет появился мюзикл «Крем, Джем и Буги-Вуги». Премьера, спродюсированная той же Усубиани, прошла в Театре комедии имени Акимова. А вскоре в Театре имени Ленсовета родился мюзикл «Странствия Нильса» в постановке по мотивам сказки «Удивительные приключения Нильса Хольгерссона с дикими гусями по Швеции»: скандинавский нуар в духе бутусовского театра.
Наконец, «Девчонка на миллион», также написанная в соавторстве с Шавриным, по признанию Леонидова «несколько лет провалялась в столе готовая — никто ее не брал». Но Максим уже был настроен решительно и настойчиво приглашал Юрия Шварцкопфа в «Ленинград Центр» на свой мономюзикл «Я оглянулся посмотреть». Когда гость наконец пришел, то работу похвалил, и в композитора и артиста Леонидова поверил.
«Я думаю, тут все совпало, — рассуждает Максим. — Мысль о том, чтобы не продолжать выпускать зарубежные ремейки, а сделать что-то свое, назревала в Музкомедии уже давно. И вот вам, пожалуйста — патриотическая вещь, к тому же антикоррупционная. А вместе с тем, хорошая, добрая. Шварцкопф, конечно, рисковал, но положился на мнение специалистов: прежде чем дать добро на постановку «Девчонки», он показал диск с моей музыкой , музыкальному руководителю театра. А это крепкий профессионал. Если бы он сказал, что музыка «не очень», думаю, Юрий Алексеевич вряд ли решился бы на выпуск этого спектакля».
Леонидов надеется, что сотрудничество с Музкомедией одной премьерой не ограничится. И мечтает, чтобы его мюзиклы шли не только в столицах, но и в провинции. Правда, торговать своими сочинениями он не умеет. По натуре он именно арт-продюсер: готов брать на себя моральную ответственность за все, что происходит на сцене, держать в поле зрения работу всех цехов и в конечном счете отвечать — перед сторонним инвестором или директором конкретного театра — за качество всего продукта.
Уже задуманы новые сюжеты, и «руки чешутся сесть и писать дальше». А музыку — в голове — Леонидов пишет непрестанно, 24 часа в сутки. Для того, чтобы превратить ее в ноты, ему нужно услышать «да, нам это интересно» от близких по духу людей. Своей командой он считает режиссера и актера Андрея Носкова, балетмейстера и аранжировщика и клавишника Евгения Олешева, своего школьного и армейского друга.
Артистов же он решил готовить лично — и дебютировал в роли мастера. В недавно открытой творческой мастерской Максима Леонидова дети и подростки берут уроки музыки, танца, вокала, актерского мастерства. С младшими занимается актриса , супруга Максима, со старшими — актер . Из нестандартных дисциплин — музыкальный английский. «Это очень продуктивно, — уверен Леонидов. — Я сам так учил язык по песням „Битлз“. Создана детская рок-группа „Secret News“, которая выступает с „Hippoband“ и в составе которой играет на бас-гитаре юный . В ближайших планах — городской летний лагерь, где ребята будут писать сценарии, осваивать грим, придумывать костюмы и декорации, вести видеоблоги и в конце каждой смены выпускать настоящую премьеру музыкального спектакля или фильма.
»Я долго искал человеческий подход к музыкальному театру и однажды понял, что мне проще научить людей искусству мюзикла с нуля, чем пытаться переучивать их».
Звучит как творческое кредо. Текст: Мария Кингисепп
Фото: , предоставлены пресс-службой театра Музыкальной комедии
Ближайшие показы мюзикла «Девчонка на миллион» 23, 24, 25 апреля в Театре музыкальной комедии
Видео дня. Зачем гримеры уродовали Евгению Глушенко
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео