«Творческий отчет» Санкт-Петербургского государственного академического театра Комедии им Н. П. Акимова на московской сцене 

«Творческий отчет» Санкт-Петербургского государственного академического театра Комедии им Н. П. Акимова на московской сцене
Фото: Ревизор.ru
Необходимо отметить, что театр впервые показал в Москве лишь одну постановку — премьеру прошлого сезона «Бешеные деньги». Прочие спектакли столичная публика имела возможность посетить ранее. Так, «Хитрая вдова» и «Дракон» два года назад были сыграны на сцене РАМТа, а в «Визит дамы» в 2015 году с успехом прошел в Вахтанговском театре. Но, несмотря на это, все московские постановки имели тот же результат, что сопутствует им на петербургской сцене и во всех гастролях — аншлаг.
Гастроли не были впрямую приурочены к 90-летию театра, которое будет отмечаться в октябре, но, безусловно, являли собой некий творческий отчет театра и его художественного руководителя .
Афиша гастролей была составлена по всем правилам: включила образцы русской и зарубежной классики, а также отечественную и западноевропейскую пьесы ХХ века. Отличный драматургический материал, «сложносочиненные» режиссерские построения, изысканное и изящное оформление спектаклей, над которым трудились лучшие петербургские художники, точная, внятная и вдохновенная игра ведущих артистов труппы — все эти составляющие «в сумме» дали пример того качественного, традиционного русского драматического театра, по которому так скучает нынче публика. Иные нигилистически настроенные критики все норовят «списать» русский драматический театр с корабля современности, но гастроли Театра комедии им. Н. П. Акимова в очередной раз подтвердили, что это мнение необоснованное.
Гастроли открыл спектакль «Дракон», поставленный Татьяной Казаковой к 120-летию со дня рождения , художник . Это знаковое произведение для Театра Комедии им. Акимова, который много работает с наследием великого драматурга. Считается, что другая пьеса Шварца, , стала для театра тем же, чем была для МХТ чеховская или , а для Театра им. Вахтангова — «Принцесса Турандот». Спектакль по ней был поставлен в 1984 году. Но в казаковском «Драконе», как отметили многие критики, еще в большей степени, чем в «Тени», ощущалось близкое Театру Акимова вахтанговское начало. Эстетика «фантастического реализма», ярко схваченная и воплощенная в спектакле, точно озвучила главную мысль шварцевского произведения: царство дракона в любом государстве начинается с воцарения духа рабства и покорности в душе каждого подданного. Об этом и спектакль. Сцена из спектакля «Дракон». Фото автора.
Над огромным, распахнутым навстречу стихиям пространством сцены, над сказочным городом повисли часы без стрелок — символ повторяющегося цикла жизни, «безвременные часы». Ланцелот (), стремящийся вырвать город из сонного душевного состояния, в конце концов поймет, что его подвиг бессмыслен. На смену убитому дракону придет новый правитель, которому жители города так же раболепно будут готовы прислуживать. Дракон в исполнении предстает как некая стареющая рок-звезда: с ярким макияжем и в парике, в кожаном плаще и перчатках-крагах, с вечной свитой фанатичных поклонников. Новый правитель — Бургомистр () выглядит «прогрессивнее» свергнутого дракона. Сергей Кузнецов не жалеет ярких красок для характеристики своего персонажа — тут и модные спортивные увлечения вроде скандинавской ходьбы, и роскошный белый маршальский мундир, увешанный наградами за мнимые заслуги, и безудержное хвастовство и самопиар, и обаяние, и лукавство. Но по сути он ничем не лучше прежнего тирана — сперва присваивает себе заслуги победы над драконом, а затем требует не менее фанатичного поклонения. Сын Бургомистра Генрих (), выведен весьма узнаваемым персонажем — типом молодого приспособленца, умеющего сделать карьеру в любые времена.
Успех спектакля закономерен — в жителях сказочного городка каждый зритель может узнать самого себя. В спектакле «Дракон» царит карнавальная стихия в том ее исконном смысле, когда радость праздника оборачивается ночным сумраком. Смех — главный герой спектакля акимовцев, напоминающий известное определение : этот смех одновременно и разрушитель, и созидатель настоящего мира; высмеивая и обнажая порок, он создает мир, свободный от несправедливости.
Постановка «Хитрая вдова» — торжество карнавала и праздника уже без всяких оговорок. Напомним, пьеса Гольдони в оригинале называется с прямой отсылкой к маскараду: «Один из последних вечеров карнавала». Но в режиссерской версии Татьяны Казаковой она накалом страстей и глубиной чувств больше похожа на комедию эпохи романтизма, детище Шиллера или . Романтические ноты вовсе не утяжеляют спектакль: он легок, стремителен, смешон и летуч, словно озорной морской ветер. Но в нем появляются новые смыслы: посыл сценического действа — о том, как редка и ценна в жизни искренняя и честная любовь, и он заставляет размышлять о чувствах мужчин и женщин всерьез, потому что, как ни крути, а невозможно прожить жизнь без этого так сложно и причудливо существующего чувства. Сцена из спектакля «Хитрая вдова». Фото автора.
"Хитрая вдова" в третий раз демонстрируется в Москве. Удивительно, но за десять лет, прошедших со дня премьеры, спектакль не потерял чистоты тона, свежести и яркости красок. В его состав вошли новые исполнители — скажем, Дария Лятецкая играла главную роль впервые, привнеся в нее обаяние юности и стремительную легкость переживаний. И спектакль по-прежнему очень красив. В лапидарности и графичности сценографии , в изысканности невероятно ярких костюмов Ирины Чередниковой чувствуется истинный петербургский стиль. И петербургский же шик.
Сложная, философская пьеса «Визит старой дамы» Ф. Дюрренматта нечасто ставится на сценических подмостках. А частица «траги» в определении жанра делает ее в репертуаре Театра комедии им. Н. П. Акимова вовсе «белой вороной». Но тем принципиальнее и важнее обращение режиссера к этой пьесе. Она рассказывает о посещении «заштатного городишки где-то в Центральной Европе» невероятной особой — загадочной демонической Кларой Цаханассьян (). Режиссер снова ввергает этот городишко в дьявольское искушение, возвращая нас к вечным вопросам — сколько стоит человеческая жизнь, все ли продается и покупается в этом мире, и какова истинная цена предательства. В этом спектакле, как и во многих других спектаклях акимовцев царит «его величество актер» — и центром спектакля становится Ирина Мазуркевич. Хрупкая и одновременно сильная, слабая, но властная, чувственная, страдающая, но и безжалостная, а порой и вульгарно грубая Клара Цаханассьян царит, разделяет и властвует: она катализатор и центр всех событий спектакля. Сцена из спектакля «Бешеные деньги». Фото автора.
А «Бешеные деньги» А. Островского подарили зрителям упоительный восторг от мощного актерского ансамбля. Что ни образ, что ни роль в этом спектакле — торжество профессионального совершенства и высокой художественности. Это и провинциал Васильков (Александр Матвеев), представитель «нового времени», напоминающий чеховского Лопахина: прагматичный делец, способный, тем не менее, на искренние чувства, деловой человек, но отнюдь не «акула нарождающегося капитализма». Он становится вполне положительным персонажем в кругу праздных обывателей, прожигателей жизни в погоне за «бешеными деньгами». Таким порхающим по жизни мотыльком предстают циничный и обаятельный Телятьев (), полубезумный престарелый ловелас «князинька» Кучумов (), ничтожный Глумов (), да и обе Чебоксаровы. Еще одна блистательная актерская работа Ирины Мазуркевич — Надежда Антоновна Чебоксарова.
Московские гастроли Театра Комедии им. Н. П. Акимова были успешными: полные залы, чуткая, внимательная и благодарная публика, крики «браво» и долгие искренние аплодисменты. Таким приемом на сцене Малого театра любой театр может гордиться.
Видео дня. 10 фильмов, из-за которых пошли в суд
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео