Александр Лебедев: Зрители хотят видеть на сцене то, что не могут выполнить 

Александр Лебедев: Зрители хотят видеть на сцене то, что не могут выполнить
Фото: АиФ-Омск
С Омском петербуржца связывают долгие и тёплые отношения. Покинув наш город в юности, он вернулся в него мастером, стал главным режиссёром омского музыкального театра.
Александр Лебедев рассказал корреспонденту «АиФ в Омске», сложно ли режиссёру сделать себе имя, что такое радиобалет и какие оперетты предпочитает российский зритель.
Путь в режиссёры
, «АиФ в Омске»: Александр Юрьевич, ваша жизнь тесно связана с двумя городами — Санкт-Петербургом и Омском. В Питере вы родились, но детство и юность прошли в Омске. Окончили омскую Шебалинку, а консерваторское образование получили в Санкт-Петербурге. Много работали в других городах, а сейчас — главный режиссёр Омского государственного музыкального театра. Чем для вас является Омск?
Александр Лебедев: Омск — это город, в котором мне многое знакомо и близко. Здесь прошли мои детство и юность, здесь живут люди, с которыми я много лет поддерживаю отношения. Некоторые артисты труппы музыкального театра меня помнят ещё ребёнком, так как моя мама работала в старом театре музкомедии. В своё время я отсюда уехал учиться, чтобы расти дальше, а сейчас вернулся, чтобы поделиться накопленными знаниями и опытом.
— Что повлияло на решение стать музыкальным режиссёром?
— Я мечтал стать музыкантом, но не получилось, а работать по распределению учителем в сельской музыкальной школе не захотел. Как оказалось, в консерватории им. Римского-Корсакова в Санкт-Петербурге есть факультет музыкальной режиссуры. Я тогда уже понимал, что такое театр, так что мой выбор был очевиден.
— Ваш первый опыт постановки музыкального спектакля — это «Прекрасная Елена» в народном театре оперетты с непрофессиональными артистами. Как это было?
— Чтобы получить диплом музыкального режиссёра, нужно было поработать ассистентом у мастера, проявить себя с наи­лучшей стороны, после этого договориться с каким-либо театром, чтобы там позволили поставить спектакль. Но я в то время помимо учёбы служил актёром в драматическом театре, преподавал актёрское мастерство в музыкальном училище — мне некогда было ездить по городам в поисках постановочной площадки. И тут меня пригласили в народный театр военно-морского училища им. Фрунзе на вакантную должность режиссёра. Я поставил там оперетту «Прекрасная Елена». Партию Елены исполнила , в то время студентка музыкального училища. Курсанты-моряки прекрасно сыграли, спектакль был хорошо принят, но это всё же была самодеятельность.
Своим первым опытом на профессиональной сцене считаю оперу «Травиата» в Чувашском театре оперы и балета (Чебоксары). Это было в 1994 году. Приехал в Чебоксары и сразу заболел, а время-то идёт, репетиции срываются. Я был в панике, боялся не успеть, поэтому в первый день работы после болезни поставил всю первую картину и часть второй. В общем, спектакль был создан за 16 рабочих дней.
— Сложно сделать карьеру режиссёра?
— Сложно. Когда учишься и получаешь хорошие оценки, находишься в замкнутом мире, ограниченном вузовской кафедрой и студентами. На фоне однокурсников смотришься выигрышно, поэтому кажешься себе гениальным. Это очень обманчивое самоощущение, совершенно не соответствующее действительности — театров много, им нужны режиссёры, но им не нужен ты, если у тебя кроме амбиций ничего нет. Молодой режиссёр — тёмная лошадка, поручать ему новую постановку — это всегда риск больших финансовых потерь, так как производство спектакля — дело очень затратное. На самом деле в театре очень много режиссёрской работы, касающейся не только новых постановок, но и поддержания в форме старых. Режиссёр работает на своё имя годами.
— Протекция, полезные знакомства могут спасти ситуацию?
— Не стоит пользоваться блатными ходами, так как можно утратить веру в свою звезду и никогда профессионально не вырасти. Лучше идти вперёд самостоятельно, и твоя работа всё расскажет за тебя. Вместе с этим существуют судьбоносные встречи, но их нельзя назвать протекцией.
Главное — интерес
— Режиссёр должен иметь чутьё, станет ли спектакль кассовым?
— Театр — искусство сиюминутное, это сформулировал ещё Станиславский. Как бы мы ни восхищались постановками XIX века, не факт, что их будут смотреть в XXI. Спектакль должен выходить вовремя, тогда он будет успешным и принесёт хороший доход. Постановка может быть не оценена зрителем сегодня, а завтра смотреть её уже будет некому, спектакля не будет.
«Режиссёр — боец невидимого фронта, выходящий на сцену только на премьерах».
— Как угадать, что нужно зрителю?
— Ещё Аристотель в своей «Поэтике» сформулировал два основополагающих принципа театра — это пафос и катарсис. Когда режиссёр впервые знакомится с произведением, оно вызывает в душе какой-то отклик. Задача постановщика — сделать такой спектакль, чтобы он вызывал отклик у публики. Если это получается, постановка считается успешной. Зритель избалован видеохостингами и всевозможными шоу. Придя в театр, он хочет видеть то, что не может выполнить сам. Это потребительское отношение, но с ним нужно считаться.
— Какие постановки стали для вас самыми значимыми?
— Я бы не стал разделять спектакли по значимости, потому что каждая постановка меняет режиссёра, развивает его. Нарабатывается опыт, и однажды ты понимаешь, что стал совершать меньше глупостей, начал спокойнее реагировать на вещи, которые раньше вызывали бурные эмоции. Значимыми для меня стали оперы «Турандот» (Донецк) и  (Екатеринбург), мюзикл «Дубровский» (Омск), антиводевиль «Попрыгунья» (Ростов).
Мой любимый спектакль — «Пинежский Пушкин», поставленный 20 лет назад в петербургском театре «Ладонь». Жанр спектакля мы определили как этномюзикл. Текст взят из архангельских сказов Шергина. Три крестьянки-сказительницы на далёком севере из села Сура перепевают на свой лад биографию Александра Сергеевича. Получилось потрясающе трогательно и безумно смешно. Я шёл к этому спектаклю долго, сделал три версии, финальную играли несколько сезонов выпускники режиссёрского факультета консерватории Римского-Корсакова. С этой постановкой мы побывали почти на всех пушкинских фестивалях.
— Хотелось бы восстановить этот спектакль?
— Это невозможно. Он хорош был в то время и в исполнении именно тех актёров. Была попытка сделать его с вокалистами, но не получилось, так как в мюзикле нет привычной музыки — там набор народных песен, которые в профессиональном исполнении теряют всю свою прелесть.
— Однажды вы поставили радио­балет , который стал лауреатом фестиваля в Италии. Как удалось совместить радио и танцевальный вид искусства?
— Эта постановка вышла в 1995 году. На одном из творческих мероприятий я познакомился с , автором пьесы «Жизель». Это очень человечная пьеса о женщинах, мужчины которых воюют. Там красиво поданы ремарки, которые органично легли на музыку «Жизели» . Так получился радиобалет. Читал ремарки , озвучила главную героиню (кстати, она омичка, окончила Шебалинку), Сергей Безруков — американца, прошедшего через Вьетнамскую войну. Состав был звёздным.
— Что ставить интереснее: мюзикл, оперетту, оперу, драматический спектакль?
— Всё разное. К примеру, при создании оперы режиссёру необходимо учитывать нюанс — режиссуру композитора, которая заложена в партитуре. Задача постановщика — эту режиссуру автора прочитать и подчеркнуть, но не убить какими-то лишними фантазиями, иначе можно запутать, потерять внимание зрителя.
При работе над драматическим спектаклем у постановщика есть только текст. Режиссёр полностью свободен в проявлении творчества. Оперетту я бы назвал сказкой для взрослых, когда то, что происходит на сцене, априори неправда. Мюзикл — это тоже сказка для взрослых, но с претензией на правду. В каждом из этих жанров есть возможность сделать что-то особенное. Нельзя поставить оперу как драматический спектакль, закон жанра этого не даст.
— Что хотелось бы поставить на омской сцене?
— Главной премьерой нового сезона станет опера . Уже разработаны декорации, начались первые репетиции. Артисты воодушевлены, многие мечтали петь в этой опере.
— Александр Юрьевич, ваши дети и супруга — тоже люди искусства?
— Да, жена — режиссёр, старший сын — сценарист, средний сын занимается этническим вокалом. Дочь решила не связывать свою жизнь с искусством — планирует стать лингвистом.
— Вы в силу профессии успели пожить во многих городах России. Какой город истинно ваш?
— Санкт-Петербург. Для меня лучше него нет.
Видео дня. Актрисы, которых все ненавидят
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео