Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

«Дядя Ваня» по-французски: знаменитости оценили новый взгляд на русскую классику

Премьера «Дяди Вани» с , Елизаветой Боярской, и в Театре Наций завершила программу XIX-го предъюбилейного фестиваля искусств «Черешневый лес».
«Дядя Ваня» по-французски: знаменитости оценили новый взгляд на русскую классику
Фото: Eva.ruEva.ru
Новый сезон в Театре Наций начался с русской классики во французском прочтении — «Дяди Вани» в постановке художественного руководителя парижского театра «Одеон». Это первая работа Стефана Брауншвейга в России: во Франции он уже ставил «Чайку», «Трех сестер», «Вишневый сад», каждый раз стремясь отойти от традиций и условностей, связанных с представлением Чехова на сцене. В рамках XIX-го Открытого фестиваля искусств «Черешневый лес» Брауншвейг показал спектакль, к которому, по его словам, шел почти 30 лет.
Время, в которое перенесено действие, условно, место тоже, одеты герои по моде наших лет. Реальность, которая, с одной стороны, очень напоминает нашу, с другой, будто существует параллельно. Декорации предельно лаконичны: серый дощатый пол и стены, в центре сцены — круглая купель, около которой собираются, чтобы позагорать и поплавать, обитатели и гости имения. И только оригинальный текст Чехова — главное условие работы, выдвинутое приглашенным режиссером, которое для артистов оказалось самым сложным.
Им хотелось импровизировать и добавлять что-то от себя, но, по словам Евгения Миронова (дядя Ваня), все эти попытки пресекались. «Можно приходить с книгой и сверяться — совпадает все, вплоть до запятых и междометий», — уверяет Юлия Пересильд (Елена Андреевна). Не меняя ни слова из оригинального текста, Брауншвейг складывает сложный пазл из взаимоотношений чеховских персонажей. Режиссер искал баланс между экспрессией, с которой могут играть наши артисты, и строгостью и вдумчивостью, которых требует драматургия Чехова.
Елизавета Боярская и Юлия Пересильд разделили роль Елены Андреевны — скучающей молодой жены почтенного профессора Серебрякова в исполнении . Худрук Театра Наций Евгений Миронов играет разочаровавшегося в жизни деревенского помещика Ивана Войницкого, а Анатолий Белый — талантливого и циничного врача Астрова, который у Брауншвейга становится ключевым персонажем.
По мнению режиссера, ключ к сегодняшней постановке «Дяди Вани» — экологическая тема, которая волнует весь мир. «До недавнего времени главенствовала мысль, что нужно постоянно наращивать производство, что научный, экономический и общественный прогресс идут рука об руку. Однако сегодня чем больше мы производим, тем сильнее загрязняем планету, разрушаем мир, в котором живем. Чехов поднял этот вопрос еще в начале позапрошлого столетия», — говорит Брауншвейг.
Астров в «Дяде Ване» действительно оказался провидцем. Ведь больше века назад молодого врача и вегетарианца волновала проблема уничтожения и вырубки лесов, браконьерства. Не боясь прослыть чудаком, он предлагает заменить дрова альтернативным топливом, призывает беречь природу для будущих поколений — и оказывается, что те, кто бездумно ее губят, так же потребительски относятся и к своим близким. Получилась постановка об экологии человеческих отношений, которую тоже трудно сберечь и восстановить.