Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Милн, Заходер и все-все-все

Полвека назад медвежонок Винни-Пух, который, как известно, «всегда был не прочь подкрепиться», и его друг поросёнок Пятачок впервые «вышли» из киностудии «Союзмультфильм» на экран.

Милн, Заходер и все-все-все
Фото: Свободная прессаСвободная пресса

…Та первая рисованная цветная анимационная сказка о плюшевом медвежонке, или, как указано в титрах, глава, «в которой мы знакомимся с Винни-Пухом и несколькими подозрительными пчёлами», так и называлась – «Винни-Пух».

Видео дня

Фразы из этого мудрого и невероятно трогательного короткометражного мультфильма сразу разошлись на цитаты:

«Это – жжжжжжж – неспроста!»

«Куда идём

Мы с Пятачком –

Большой-большой секрет!»

«Кажется, дождь собирается…»

«Я Тучка, Тучка, Тучка,

Я вовсе не медведь…»

«Оказывается, это неправильные пчёлы!»

«– Но если я выстрелю в шарик, он же испортится!

– А если ты не выстрелишь, тогда испорчусь я!»

Режиссёр «Винни-Пуха» – классик отечественной анимации . Он же участвовал и в написании сценария.

Но главный автор, конечно же, гениальный . Если бы он в 1958 году не столкнулся, как говорится, лицом к лицу с Винни-Пухом в библиотеке, где просматривал английскую детскую энциклопедию, – эта была, по его словам, «любовь с первого взгляда», не бросился искать оригинал – книжку Алана Александера Милна…

То не появилась бы в 1958 году в восьмом номере журнала «Мурзилка» самая первая история о Винни-Пухе (правда, тогда он был известен «своим друзьям под именем Мишка Плюх, для краткости – просто Плюх») – «Как Мишка-Плюх пришёл в гости и попал в безвыходное положение» с рисунками Анатолия Елисеева и .

То не вышла бы в 1960-м в издательстве «Детский мир» (в прошлом это «Издательство местной промышленности», а в будущем ) самая первая книга «Винни-Пух и все остальные» – большая, с многочисленными чёрно-белыми иллюстрациями, несколькими цветными разворотами и цветными форзацами с картой Леса художника Алисы Порет.

То не была бы издана через пять лет в «Детской литературе» вторая – с рисунками Бориса Диодорова и Геннадия Калиновского. Но и её название (оно и стало в итоге окончательным) звучало уже иначе – .

«До сих пор наши литературоведы, – пишет Галина Заходер в книге воспоминаний “Заходер и все-все-все” (и она повторила свои слова при нашей недавней встрече), – почему-то медлят с признанием отечественного литературного феномена — рождения пересказа, переосмысления английской книги, которая стала настолько русской, что Бориса Заходера надо считать равноправным соавтором. Существует лишь один способ, позволяющий переводить непереводимое, – писать заново. Как сказал сам Борис Заходер: Писать так, как писал бы автор, если бы он писал на языке перевода, в данном случае – русском. И этот тот счастливый случай для Милна, когда его соавтор со-равен ему, а может быть, местами даже превзошёл самого автора. Существует мнение, и я не собираюсь о нём умалчивать, что русский Винни-Пух сильнее и интереснее английского. И не удачей ли судьбы объясняется мировая известность Винни-Пуха, говорящего по-русски?»

И вообще, Заходер – «всё-всё-всё» для нашей литературы. Особенно детской. Впрочем, сам он, когда его называли детским поэтом, относился к этому с иронией:

– О тебе говорят как о детском поэте!

– А я разве спорю, милые дети?

Кстати, Винни-Пух органично «вписался» и в единственное прижизненное самое полное собрание сочинений поэта – «Заходерзости» (1997). «Его» раздел, состоящий из четырнадцати стихотворений, – «Вопросы Винни-Пуха, иногда с его же ответами». Например, «О чём пел соловей»:

«Пусть я

Старую песню пою –

Кто посмеет

Сказать соловью:

– Ты бы спел, соловей,

Что-нибудь

Поновей…»

«Мы с дождём»:

Не согласен я с дождём, –

Я вам так отвечу,

Даже если он во всём

Мне пойдёт навстречу.

Но вернёмся в мультфильм о медвежонке «с опилками в голове». До «Винни-Пуха» его художники-постановщики и уже работали с Хитруком: Назаров – как художник в «Каникулах Бонифация» (1965), снятом по сказке «Бонифаций и его племянники» чешского писателя Милоша Мацуорека, и в притче «Человек в рамке» (1966), а также как ассистент художника-постановщика в блещущем остроумием (1968), где художником-постановщиком был Зуйков.

Музыку к «Винни-Пуху», как и к «Топтыжке» (1964) того же Хитрука и «Каникулам Бонифация», написал композитор .

Прощаясь со зрителем в «Винни-Пухе», рассказчик дал надежду на новую встречу, и не одну: «Ну что ж, сказке конец. То есть конец этой сказке. А есть и другие: про Пуха и Кролика, про Пятачка и старого серого Ослика и про всех остальных».

Действительно та же съёмочная группа выпустила и второй фильм – «Винни-Пух идёт в гости» (1971), повествующий о том, как «Винни-Пух пошёл в гости, а попал в безвыходное положение». И третий – «Винни-Пух и день забот» (1972), в котором «ослик Иа-Иа празднует свой день рождения и получает сразу три полезных подарка». Правда, в его титрах ещё один режиссёр – .

Уже невозможно представить, чтобы кто-то другой, а не читал текст от автора (увы, работ в анимационном кино у актёра очень мало), чтобы кто-то другой, а не озвучивал Винни-Пуха (впервые же на «Союзмультфильм» его пригласили в сказку «Кот-рыболов» (1964) – Кот), не – Пятачка (кстати, роль Пятачка – дебют актрисы в анимационном кино, в 1988-м во второй и последний раз она «сыграла» Гиену в сказке «Лев и девять гиен»).

Потом к этой компании присоединился Анатолий Щукин – Кролик (эта роль в анимации осталась у него самой известной), потом – старый серый ослик Иа-Иа (сотрудничество с «Союзмульфильмом» актёр начал с 1947 года, когда озвучил снятый по басне , в котором вокальную партию Соловья исполнил ), – Сова (голос актрисы хорошо знаком по многим-многим мультфильмам, например «Дед Мороз и лето» (1969) – Ворона в лесу или (1978), «Каникулы в Простоквашино» (1980), «Зима в Простоквашино» (1984) – галчонок Хватайка).

В фильмографии Фёдора Хитрука, поступившего на «Союзмультфильм» в 1937 году в двадцать лет – он был тогда на киностудии самым молодым художником-аниматором и очень-очень талантливым, «Винни-Пух», как и вся трилогия, занимает особое место. Вот как он когда-то ответил на мои вопросы:

– По слухам, вы стали прототипом Винни-Пуха…

– Вот как? Впервые об этом слышу. Образ Винни-Пуха был найден до озвучания — такой пузатый, кривобокий, смотрит исподлобья и очень задумчиво, ведь он по утрам сочиняет стихи. Это образ сосредоточенного и одновременно рассеянного человека, находящегося в плену каких-то своих философских догм. Юмористичность ситуации заключается в том, что его построения совершенно не совпадают с реальностью.

В книжке Милна достаточно серьёзно написано о мышлении детей — насколько оно мудро, просто и глубоко. Ведь Винни-Пух – это ребёнок. Возможно, кто-то и нашёл сходство со мной.

– Вы сразу «услышали» Евгения Леонова в роли Винни-Пуха?

– Нет, не сразу. До него пробовались другие актёры. Но, едва Евгений Павлович встал перед микрофоном и произнёс первые слова, сомнения исчезли: именно таким и должен был быть Винни-Пух! Озвучивал он совершенно замечательно! Кстати, он и сам признавался, что это одна из его наиболее удачных ролей.

В беседе с Борисом Заходером разговор тоже коснулся судьбы «Винни-Пуха и Всех-Всех-Всех» в кино.

– Сказочных историй из Чудесного Леса, приключившихся с Винни-Пухом и его компанией — мальчиком , поросёнком Пятачком, старым осликом Иа-Иа, Совой, Тигрой, Кроликом, мамой Кенгой и её весёлым сынишкой Ру, – хватило бы на десяток мультипликационных серий. Но на экран в 1969–1972 годах вышло лишь три: «Винни-Пух», «Винни-Пух идёт в гости», «Винни-Пух и день забот». Обидно. И в первую очередь, конечно, обидно детям.

– Мне тоже обидно. Но… После выхода этих фильмов господин Хитруку показалось невыгодным сотрудничать со мной. Он решил продолжить дальнейшую работу один. Но к ней так и не приступил.

– Это было связано с авторскими правами?

– Так вопрос не стоял.

Тень отчуждённости между Борисом Заходером и Фёдором Хитруком заметна. Выяснять же подробности, настаивать на деталях конфликта посчитала у каждого из них неуместным.

В посмертной статье Бориса Заходера «Приключения Винни-Пуха (Из истории моих публикаций)», опубликованной позже, в 2002 году, все перипетии их творческих взаимоотношений описаны подробно. Стоит ли повторяться?

Кроме того, по прошествии стольких лет, может быть, важно другое — память о замечательном писателе и замечательном кинорежиссёре? Память как таковая. Без привязки к какой-либо круглой дате. Идущая «по эстафете» к новым и новым читателям и зрителям.

И вход в тот Чудесный Лес для каждого открыт.

«Пух, ну, что бы ни случилось, ты ведь всегда поймёшь. Правда?»