Ещё

Юлия Щеткова: «От детского театра к взрослому» 

Юлия Щеткова: «От детского театра к взрослому»
Фото: Ревизор.ru
— Я не первый год работаю в экспертном совете и жюри конкурса «Парадиз» по детским спектаклям и могу отметить, что в Год театра ситуация для Новосибирска сложилась действительно необычная. Традиционно театры города, ориентированные на взрослый репертуар, выпускают премьеры для детей один раз в пару сезонов. Этого достаточно, чтобы прокатывать спектакли на каникулах или в лучшем случае по выходным. Если суммировать все детские премьеры за сезон, получится не более пяти постановок, — и все они автоматом попадают в конкурс. А по итогам прошлого сезона мы получили более десяти спектаклей, ориентированных на детскую и юношескую аудиторию и выполненных в разных жанрах, направлениях, техниках и стилях. Для нынешнего Новосибирска — небывалая роскошь. Широкая палитра позволила экспертному совету не просто взять все, что имелось в наличие, а отобрать, на наш взгляд, лучшее. Новосибирские театры обратились лицом к детям?
К сожалению или к счастью, но наш театральный бум произошел за пределами государственных репертуарных театров. Над разнообразной детской афишей в основном поработали независимые творческие группы — театр «Пилигримы», Мастерская Крикливого и Панькова, бэби-театр «Мир сначала», хотя несколько спектаклей были созданы некоммерческими культурными организациями в тандеме с репертуарными театрами. Например, центр «Культурный город», подаривший зрителям за девять месяцев девять новых постановок в рамках проекта «Детки и предки», выпустил теневой спектакль «По дороге за луной» и «Бабушка на яблоне» в творческом диалоге с Новосибирским областным театром кукол и мировую премьеру «Тоня Глиммердал» в содружестве с «Первым театром». Сцена из спектакля «Омлет в сахаре». Фото: пресс-служба проекта «Театр для детей» Слабая активность госучреждений в обновлении детской афиши объясняется просто. Театры, чья репертуарная политика ориентирована на аудиторию 16+, не видят в этом острой необходимости и не получают серьезной финансовой выгоды. Вложить в масштабную постановку несколько миллионов и окупить вложения не получится, как происходит в столичных городах. В будние дни детский зал, особенно если речь идет о постановке на большой сцене, рассчитанной на 500 зрительских мест, собрать трудно, мировой славы такие постановки не приносят, «задирать» цены сообразно затратам — продажи просто встанут. Проще финансировать по остаточному принципу и экономить на постановочных расходах — на каникулах или праздниках в городе, где почти два миллиона жителей, востребованным окажется, увы, любой продукт. У независимых театров зачастую нет постоянных площадок и финансового ресурса, но есть огромное желание «изменить мир». Яркий пример тому — театр «Пилигримы». Это единственный независимый профессиональный театр кукол в Новосибирске. Супруги и  уже четыре года творят добро — создают детские спектакли и не имеют ни своего помещения, ни спонсорской поддержки. Они ставят спектакли, рассчитанные на самых юных зрителей, и всякий раз это уникальная авторская работа. Репертуар у «Пилигримов» не большой, но разнообразный — бэби-театр, кукольные спектакли, интерактивные проекты и два новых для Новосибирска формата — театр ощущений и стомп-театр. Сцена из спектакля «Калечина». Фото: пресс-служба проекта «Театр для детей»
Что представляют собой эти новые форматы?
Театр ощущений прекрасно сформулирован спектаклем «Невидимый слон». Эта постановка номинирована на премию «Парадиз». Литературная основа — рассказ современного детского писателя о маленькой незрячей девочке. Забавные и трогательные эпизоды, которые зрителям предлагают «увидеть» без помощи зрения — с маской на глазах. Сюжет воспринимается на принципиально ином уровне. Слух, осязание, вкус, обоняние, чувство равновесия и т.д. не просто подключают нас к некоему актерскому действу, но заставляют наши эмоции и воображение работать с удвоенной силой. Взрослая аудитория признается, что на 50 минут погрузилась в прекрасные мгновения своего детства. Дети, казалось бы, вынужденные принять довольно жесткие правила игры (шутка ли, почти час просидеть без глаз), счастливы и умиротворены. Этот спектакль могут смотреть и незрячие. Я видела их реакцию: они попадают в обстановку, чувствуют себя, как рыба в воде, и уже от этого сопричастия очень близко к сердцу воспринимают спектакль, совершенно первозданная радость. Что же касается стомп-театра, то это еще один номинант на соискание премии «Парадиз» — спектакль «Омлет в сахаре». Очень смешная история одной французской многодетной семьи, которая не только рассказывается словами и иллюстрируется действием, но и рисуется светом и звуком. И это не просто фоновая музыка и сценический свет, а использование самых обыкновенных предметов — кастрюль, дуршлагов, ремней, вантузов, зонтов, пакетов, фонариков — для того, что сотворить на сцене волшебство. Это полное погружение зрителя в происходящее на сцене, включение на полную катушку всех органов чувств, праздник для фантазии. Сцена из спектакля . Фото: пресс-служба проекта «Театр для детей»
В этом году и оперный театр участвует в детском конкурсе?
Да. НОВАТ в силу разных обстоятельств сейчас активно осваивает концертный зал и впервые за много лет выпустил, если не ошибаюсь, шесть премьер для дошкольной и младшешкольной аудитории. Это как оперы, так и балеты. Классические названия и не менее классический подход в интерпретации. Никакого открытия в области детского музыкального театра не происходит, но есть прекрасная возможность осуществить первое знакомство с оперным и балетным искусством и полюбоваться дорогими красочными костюмами и декорациями. В огромном зале «Сибирского Колизея» маленькие зрители чувствуют себя неуютно — слишком велик масштаб и объем, очень много людей, безумно далеко до сцены. А в пространстве концертного зала слушать первые в своей жизни оперы, как и смотреть первые балеты, вполне комфортно. Так что детские премьеры в НОВАТе — это хороший вклад в воспитание зрителя.
Детям во все времена были нужны сказки. Но ведь не только они?
Новосибирский зритель всегда рос на сказках. И до сих пор мы видим в репертуарах театров множество сказочных названий. Ту же «Золушку», «Красную шапочку» и «Три поросенка» вы сможете увидеть и в виде оперы, и в виде балета, и на сцене театра кукол, и на площадке драматического театра. Но не сказками едиными жив зритель. Если мы обратим внимание на афишу детского конкурса «Парадиз» и премьеры прошлого сезона в целом, то увидим, что впервые за много лет новосибирские режиссеры обратились к новой детской литературе. Не в сто первый раз переделали , а взяли в работу прозаические тексты, которые до этого вообще не имели сценической истории, зато пользуются огромной популярностью у современных читателей. Это книжные бестселлеры — отечественные и переводные, которые не так давно впервые открыли читающей аудитории российские книжные издательства — «Тоня Глиммердал» , «Омлет с сахаром» Жана-Филиппа Арру-Виньо, «Как курица лапой» , «Калечина-Малечина» . Замечательно, что появилась такая возможность — увидеть любимые книги на сцене. Невозможно бесконечно смотреть одно и то же. Все труднее и труднее современным детям воспринимать и ассоциировать себя с героями литературы, которой более пятидесяти лет. Мы можем сколько угодно любить «Денискины рассказы» Драгунского, но мы должны понимать, что между Дениской и современным мальчишкой огромная разница. На уровне эмоций совпадений остается достаточно, а на уровне реалий, быта, восприятия мира пропасть становится все больше и больше. Как нам, взрослым, хочется видеть на сцене спектакль, через который можно поговорить или узнать многое о себе, так и детям хочется видеть героев, которые живут в знакомом и понятном для них мире. Конечно, когда ребенок маленький, он ходит на все, что ему предложат. Но как только родители перестают водить его за ручку в театр, он выбирает то место, с которым чувствует близость. Если в театре не будет современного героя, который говорит с ним на одном языке и об актуальных для него проблемах и темах, подросток просто развернется и пойдет, скажем, в кино. Или предпочтет не выбираться из гаджетов. Если театр надует щеки и отгородится от выросшего из сказок зрителя, то в дальнейшем он лишится взрослой аудитории. Тонкий и умный зритель не возникает из ниоткуда и не пропадает в никуда. Его нужно в хорошем смысле воспитать, вырастить. Проложить непрерывную дорожку от детского театра к взрослому. Никто не призывает к свержению классики, просто на сцене должен быть разумный баланс. Сцена из спектакля «Шинель». Фото: пресс-служба проекта «Театр для детей»
Вы не первый год работаете в жюри детского конкурса, что вас порадовало в этом сезоне?
Прежде всего, искренность, с которой театры взялись за пополнение репертуара. Желание разговаривать со зрителем на одном языке. Внимание к современной литературе и современному ребенку, ведь именно его чаяния, боли, желания и потребности, и должны указывать театрам путь. Прекрасный пример, работа молодежного театра «Глобус» с подростковой аудиторией. Организаторы сформировали фокус-группу и представили на рассмотрение тинейджерам несколько пьес, написанных современными драматургами для аудитории данного возраста. Героями этих пьес также были их ровесники. Дети читали тексты, обсуждали, говорили, что их волнует в принципе и что привлекает или отталкивает в конкретных текстах. Пьесы, получившие горячий отклик, были приняты к постановке и воплощены в формате эскизов. Позднее некоторые из эскизов переросли в полноформатные спектакли. Самое замечательное в этой истории — то, что зрители сами выбрали заинтересовавший их материал, а театр открыл для себя самого зрителя, понял, как с ним нужно работать.
Еще одна большая радость для меня в минувшем сезоне — спектакль «Шинель» в постановке Анны Бессчастновой в Новосибирском областном театре кукол. Кстати, единственное произведение из программы средней школы, которое попало в театральный репертуар. При этом перед нами отнюдь не спекулятивная работа для классных культпоходов. Очень тонкая, глубокая, атмосферная режиссерская интерпретация знаменитой повести. Этот спектакль равно рассчитан и на детей, и на взрослых — прекрасный текст Гоголя, слаженный актерский ансамбль, призрачный Петербург, коварный и величественный, трагедия маленькой никем не замеченной души в большом мире. Такая реинкарнация «Шинели» на новосибирской сцене дает театру кукол повод реализовать еще одно очень нужное для нынешнего Новосибирска направление — постановка спектаклей по программе средней школы. Если сделать это честно, вдохновенно, талантливо и высоко профессионально, без заигрывания с публикой и выхолащивания смыслов, то, уверена, театр ждет успех. Классическая проза тоже нужна зрителям. Сцена из спектакля «Шинель». Фото: пресс-служба проекта «Театр для детей»
Как вы оцениваете перспективы детского театра в Новосибирске? Куда нужно двигаться?
Мне кажется, пришло время честного разговора и уникальных авторских проектов. Безликие развлекательные спектакли не вызывают уважения и интереса. Мне кажется, нашим государственным театрам нужно действительно вкладываться в формирование репертуара для детей — финансово, художественно, эмоционально. Работать со зрителем младше 16 лет подробно и планомерно. Не гадать на кофейной гуще, а найти способ понять свою аудиторию. Открыть для себя юного зрителя, как бы пафосно это не звучало. Дать ему право выбора и голоса. И не стоит наивно полагать, что выйдя из младшей школы, зритель исчезает до своего совершеннолетия, чтобы вновь «воскреснуть» на спектаклях для взрослых.
Видео дня. Как Семен Фердман превратился в Семена Фараду
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео