Ещё

Богатые американцы жаждут крови: захватывающий детектив «Достать ножи» 

Богатые американцы жаждут крови: захватывающий детектив «Достать ножи»
Фото: ТАСС
Режиссер пришел в мир большого кино из независимого — он дебютировал в 2005 году с малобюджетным триллером с ; затем снял комедийный фильм-ограбление «Братья Блум» с , и будущим Халком Марком Руффало; в 2012 году открыл фестиваль в Торонто фантастическим боевиком «Петля времени», где загримированный Левитт играет молодого ; и, наконец, написал и снял , получивший положительные отзывы критиков и собравший более 1,3 миллиарда долларов по всему миру. Впрочем, снимать продолжение этой истории он отказался и договорился с Lucasfilm создать новую трилогию по «Звездным войнам». Вместе с тем Джонсон умудрился написать и снять детектив «Достать ножи», премьера которого прошла в Торонто.
Американец всегда отличался любовью к запутанным сюжетам, флешбекам, пространственным и временными коллизиям, подтекстам, открывающимся в самый последний момент, и мог бы потягаться в хитроумности своих замыслов даже с гением , чьей, кажется, главной целью карьеры является поставить зрителя в неудобное положение. Поэтому его идея снять фильм в пропахшем нафталином жанре герметичного детектива, где герои в замкнутом пространстве пытаются понять, кто же все-таки из них убийца, кажется неочевидным, но при этом вполне логичным продолжением его карьеры. Печальный опыт картины показал, что импозантных усов Эрика Бранны недостаточно для того, чтобы возродить этот старомодный жанр, но, к счастью, Джонсон привносит в него актуальную политическую повестку, переосмысливая его и делая как никогда злободневным.
Знаменитый и невероятно богатый автор детективов Харлан Тромби (Кристофер Пламер с его фирменным прищуром) сразу же после вечеринки в честь своего 85-летия кончает жизнь самоубийством. Или не кончает? Все-таки редко кто перерезает самому себе горло. Разобраться в этой неоднозначной ситуации нанимают знаменитого детектива Бенуа Блана (, старательно изображающий южный акцент). По его просьбе полицейские снова допрашивают всех членов семьи Тромби, за лощеными масками которых быстро обнаруживается целых ворох тайн и скрытых мотивов. Блан берет себе в помощники медсестру и, кажется, единственного настоящего друга писателя, иммигрантку Марту Кабреру (), чью страну происхождения не может вспомнить никто из клана Тромби. При этом все спешат заявить, что относятся к ней как к члену семьи.
Дочь Харлана Тромби, Линда (), горда тем, что смогла сама заработать себе на проживание без папиной помощи (правда, одолжив у него при этом миллион долларов); ее муж Ричард () ей изменяет и, хотя и не против присутствия Марты в их доме, все-таки считает, что идея со стеной между Мексикой и Америкой — отличная идея; старший сын Уолт заправляет издательством отца и очень хочет нажиться на продаже прав на экранизацию книг Харлана , а его сына Джейкоба вся семья, не сговариваясь, объявляет нацистом; Джони, вдова старшего брата, несмотря на то, что муж умер 15 лет назад, так и осталась в семье, открыла собственную косметическую фирму и стала инфлюенсером в Instagram, но без денег свекра тоже не обошлось.
На мгновение показав их парадные портреты, режиссер начинает сразу же счищать с их лиц парадные краски. Его забавляет точными и яркими мазками обозначать якобы различия между ними: еще в самом начале высокомерная интеллектуалка Линда отмечает, что читала про Блана в статье The New York Times, в то время как демократичная блогерша Джони читала про детектива в твитте о статье The New York Times. Однако в итоге выходит, что кем бы они ни хотели казаться и какими бы разными якобы ни были, они поступают совершенно одинаково, когда дело касается их личных интересов. Единственным достойным человеком в доме оказывается Марта. Она настолько чиста в своих помыслах, что ее тошнит (буквально) от малейшей лжи.
Как постепенно слетают маски с главных действующих лиц, так и за одним слоем детективной истории сразу же обнаруживается новый. Джонсон визуально не перегружает кадр и не пытается изобрести велосипед — сам сюжет и пространство злосчастного дома и так переполнено деталями. Но он очень четко артикулирует свои мысли и не позволяет нам забыть о них, вставляя практически в каждую сцену какой-нибудь политический комментарий. В самом конце он устами детектива Блана проговаривает значение всех своих метафор, поэтому их сложно не уловить даже тем, кто не хочет ничего улавливать (хотя некоторые все-таки пытаются). В третьем акте мы как будто ныряем в кроличью нору, точнее, в дырку от бублика (в оригинале — пончика, но прокатчики, видимо, по культурологическим причинам решили переименовать его в бублик). В каждой дырке от бублика обнаруживается новый бублик с дыркой, и так до бесконечности, и от концентрации разгадок в финале начинает кружиться голова.
В этом смысле «Достать ножи» еще более остросоциален, нежели Джордана Пила, и менее маргинален, чем «Джокер» . В отличие от последних Джонсон не демонизирует молчаливое большинство, которое властное меньшинство привыкло не замечать в комфорте своих красивых домов и папиного наследства, принадлежащего им, по их мнению, по праву рождения. Для него будущее за достойными и честными людьми, которые рано или поздно поймут свою силу и воспользуются ей.
Видео дня. Что стало с одной из красивейших актрис 70-х
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео