Ещё

Актер из «Белорусского вокзала» умер в шаге от славы 

Актер из «Белорусского вокзала» умер в шаге от славы
Фото: Экспресс газета
В этом году киноповести «Белорусский вокзал», рассказывающей о друзьях военных лет, собравшихся в мирный день проводить в последний путь одного из них, исполняется полвека. Картину с замечательным актерским составом и песней «Нам нужна одна победа» («Десятый наш десантный батальон») только в первый год проката посмотрели 28,3 млн зрителей. По сложившейся традиции репортеры «Экспресс газеты» навестили могилы артистов, снявшихся в легендарной ленте.
(1922 — 1987) Похоронен на Новодевичьем кладбище. Роль: Николай Иванович, бухгалтер, бывший радист.
— Лично я не стал бы называть войну школой, — вздыхал Анатолий Дмитриевич. — Но все же там я научился ценить Жизнь — не только свою, а ту, что с большой буквы.
В первый же день войны — 22 июня 1941 г. — 18-летний Папанов отправился на фронт. Отважно сражаясь, дослужился до старшего сержанта, командовал зенитной батареей. В бою под Харьковом рядом с Толей разорвался немецкий снаряд. Осколок изуродовал стопу, пришлось ампутировать два пальца и почти полгода проваляться в госпитале.
— После ранения я уже не смог вернуться на фронт. Комиссовали подчистую, и никакие мои протесты и просьбы не помогли, — вспоминал Папанов.
С третьей группой инвалидности он поступил на актерский факультет ГИТИСа. Позже, в родном Театре сатиры делил гримерку с , а из жизни ушел на неделю раньше коллеги. Сердечный приступ случился в ванной, когда 64-летний актер принимал холодный душ во время планового отключения горячей воды. В этот момент он один находился в московской квартире. Тело обнаружил зять. На похороны Анатолия Дмитриевича почти никто не пришел — все коллеги уехали на гастроли, прерывать которые руководство театра не решилось.
(1926 — 1994) Похоронен на Новодевичьем кладбище. Роль: , слесарь, бывший командир разведки.
К началу Великой Отечественной Женя окончил седьмой класс. Но по совету родителей продолжать учебу в школе не стал, а устроился помощником токаря на авиационный завод. Позже поступил в приборостроительный техникум, где активно участвовал в самодеятельности, что и определило его дальнейшую судьбу.
Трудно поверить, что к концу жизни успешный и любимый миллионами зрителей народный артист СССР почувствовал себя лишним на этой земле. В наступившие в 90-е новые времена ему приходилось несладко. Скончался дома, собираясь на спектакль «Поминальная молитва» театра «Ленком».
В одну из годовщин смерти Евгения Павловича его коллега припомнил в своем блоге, как на съемках у  подрался с добродушным Леоновым:
— В результате перестали разговаривать, — поведал Станислав. — Прошло три месяца съемок, закончился последний день озвучивания. Мы с Леоновым поджидаем машину возле тон-ателье, чтобы навсегда разъехаться. Выпал первый снег, машины все не было, повисла пауза. «Какой же отвратительный тип этот Леонов!» — думал я. А он вдруг подходит ко мне и непринужденно спрашивает: «А знаешь, как писают фашисты?» — «Нет, не знаю!» Тут он расстегивает ширинку и выводит на снегу свастику. «А ?» — спрашивает. И начинает «рисовать» пятиконечную звезду. Так мы и помирились. Как-то раз встретились, разговорились. «Эх, какими же дураками тогда мы были! — говорит Евгений Павлович. А я отвечаю: „Ну, вы за других-то зачем говорите?“ — „Опять начинаешь?“ — рассмеялся он.
(1922 — 1971) Похоронен на Введенском кладбище. Роль: Виктор Харламов, директор завода, бывший командир саперной роты.
После школы Алексей приехал из родной Удмуртии в Москву и с первой попытки поступил в ГИТИС на знаменитый курс, в 1942-м отправившийся на передовую с концертами для бойцов. Был награжден медалью „За оборону Москвы“. Институт окончил в 1944-м и после служил в театрах Таганрога, Ростова-на-Дону и Новосибирска. В 1961 году переехав в Москву, устроился в Театр им. Станиславского, где играл роль Ленина. Но зрителям полюбился по фильмам „Щит и меч“, „Живые и мертвые“ и „Белорусский вокзал“.
Говорят, из-за тяжелого характера и из-за опасений, что он напьется и сорвет съемки, киноначальники не хотели давать актеру роль в картине Андрея Смирнова. Но режиссер отстоял кандидатуру Глазырина, не согласившись, чтобы его героя сыграл или Эльдар Рязанов. Через две недели после премьеры „Белорусского вокзала“ артист пришел домой изрядно выпившим. По воспоминаниям сожительницы, настроение у него было отличное. Он что-то напевал себе под нос и говорил, что утром ему нельзя проспать важную репетицию в театре. Алексей Александрович потянулся к телефону, чтобы позвонить коллеге и… упал без сознания. Когда приехала скорая, заслуженный артист был мертв — инфаркт. „Он ушел в шаге от настоящей славы“, — вздыхали на похоронах коллеги.
(1926 — 1992) Похоронен на Хованском кладбище. Роль: , журналист, бывший минер-подрывник.
В юности Всеволод не собирался быть актером, рвался в бой, мечтая попасть на фронт. Окончив авиационный техникум (не по летной, а по технической специальности) в последний год войны, он с нетерпением ждал повестки в армию. Но медкомиссия не пропустила его по состоянию здоровья. Жизнь потеряла смысл, и тогда за компанию с другом он пошел на экзамены в Щукинское училище. Сам того не ожидая, поступил. Начиная с 50-х довольно много снимался. Но в определенный момент пристрастился к бутылке.
Алкоголь разрушил первый брак Сафонова с сотрудницей „Мосфильма“ Валерией Рублевой. После развода женщина запрещала пьющему бывшему общаться с дочкой — известной ныне актрисой, „зимней вишней“ .
Судьбу Всеволода круто изменила встреча с „Зиночкой Кибрит“ из сериала „Следствие ведут ЗнаТоКи“ — Эльзой Леждей. Она поставила условие: „Бросишь пить — будем вместе“. Сафонов так сильно влюбился, что завязал! В счастливом браке они прожили 20 лет. За два года до смерти Всеволод Дмитриевич узнал, что у него рак. После кончины мужа Леждей стала затворницей. Пережила супруга на девять лет и тоже сгорела от рака. Похоронены они рядом.
(1902 — 1978) Похоронен на Ваганьковском кладбище. Роль: Андрей Андреевич, генерал-лейтенант, тесть погибшего однополчанина.
Весной 1918 года 16-летний Никифор ушел в Красную гвардию и воевал против Чехословацкого корпуса под Красноярском. Потом работал молотобойцем и котельщиком в железнодорожных мастерских. Участвовал в вооруженном восстании рабочих против колчаковцев. С 1927 года Колофидин начал выходить как актер-любитель на театральную сцену.
— Думаю, что мне повезло: от полуграмотного котельщика из Красноярска, от сатирических куплетов в концертах „синеблузников“ вырасти до Отелло, — улыбался он.
Во время Великой Отечественной работал в труппе Приморского краевого драматического театра во Владивостоке. Позже переехал в Москву и стал артистом театра Советской армии. В кино впервые снялся в 52 года, уже имея звание народного артиста РСФСР. В результате воплотил на экране более трех десятков небольших, но ярких ролей. В основном играл людей в погонах. Выйдя на пенсию, переехал на дачу и до последнего ходил на охоту. Умер во сне.
(1940 — 2005) Похоронен на Покровском (Селятинском) кладбище Наро-Фоминского района. Роль: Саша, водитель „Москвича“.
Роль негодяя Сироткина в детективе стала для ученика знаменитого (классическое исполнение роли Чапаева) знаковой. Следующие 27 лет добрейший в жизни Январев изображал на экране только плохих парней. Но к началу перестройки это порядком ему надоело. К тому же актер категорически не принимал порядки тех лет. «Хулигана играть — это одно, а играть пошлое хулиганство — совершенно другое!» — сетовал Январев. В результате остался не у дел и в полном одиночестве — семьи у актера не было. Скромную пенсию и приработок от торговли газетами в подземных переходах стал спускать на спиртное. Умер от обширного инфаркта. Похоронен рядом со старшим братом.
(1934 — 1984) Похоронен на Кунцевском кладбище. Роль: Балашов, главный инженер.
Один из самых ярких бардов, а еще сценарист, журналист и актер последнюю неделю жизни провел в больнице. В печени 50-летнего Визбора обнаружили метастазы.
— Диагноз поставили в мае, а в сентябре он умер, — вспоминала дочь Татьяна. — В 1980 году, катаясь на лыжах в Кировске, отец упал, получив двойной перелом тазобедренного сустава. Есть предположение, что такой сильный удар и спровоцировал развитие раковых клеток. Через год после падения случился обширный инфаркт. В больнице отец терпел жуткие муки, но не разрешал колоть себе морфий. Говорил: не хочу привыкать, чтобы не стать морфинистом. У папы есть фраза: «Уйти на дно, не опуская флаг». Он так и умер: во время разговора с медсестрой, отпуская ей комплименты…
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео