Ещё

«Эмма.»: блеск и нищета современных экранизаций Джейн Остин 

«Эмма.»: блеск и нищета современных экранизаций Джейн Остин
Фото: ИД "Собеседник"
Sobesednik.ru — о том, почему карикатурность и вычурность мешают раскрытию персонажей в новой киноверсии романа .
«Эмма.» Отем де Уайлд вот уже в девятый раз рассказывает старую добрую историю об Эмме Вудхаус — молодой беззаботной девушке, ведущей праздную жизнь и время от времени выступающей в роли свахи. Эмма по-прежнему будет жить в георгианской Англии в семье состоятельного помещика, вечно препираться с мистером Найтли, удачно сосватает свою гувернантку и едва не испортит жизнь новой подруге Гарриет Смит, а также разуверится в своем некогда твердом убеждении, что она никогда не захочет быть чьей-либо женой.
Отчасти картина оправдывает ожидания насчет свежего взгляда на роман Остин. Более того, «Эмма.» едва ли не делает уклон в сторону эффектной, смешной и злой «Фаворитки» Йоргоса Лантимоса. Но на деле экранизация де Уайлд не имеет и половины той же остроты, едкости и остроумия — ее современность выражается лишь в возведенной в степень карикатурности персонажей. Сама Эмма () предстает нарочито тщеславной, высокомерной, остроязычной и подчеркнуто конфликтует с мистером Найтли (). Приторная навязчивость, эгоизм, корысть и мстительность викария Филипа Элтона (Джош О’Коннор) преумножены в разы. Легкомысленный Фрэнк Черчилл () видится исключительно самолюбивым франтом, хотя на деле абсолютно безобиден. Пожалуй, не в новинку только выпуклая простодушность Гарриет Смит (), чей персонаж не в первый раз изображается в комичном виде. К слову, героиня Гот вышла еще более менее органичной, как и персонаж Джой.
Гротеск персонажам в картине Лантимоса был предан не ради самого его наличия, а потому что режиссера интересовало истинное лицо и внутренний мир особ из высшего общества, находящихся в положении, предполагающем ограничение свободы поведения, выражения эмоций и даже чувств. В ленте же де Уайлд карикатурность нужна не для того, чтобы изобличить внутренний мир героев, а дабы придать комизма определенным ситуациям, что по итогу не выходит. Например, совершенно нелепой и ненужной выглядит сцена с театральным героизмом Фрэнка Черчилла, спасшего от грабителей Гарриет Смит. А как мистер Элтон с пышущим нездоровым восторгом лицом демонстрирует публике рисунок Эммы и выпрыгивает из кареты подобно малому дитю!
Тут дело даже не в несопоставимости увиденного с этикетом того времени. Понятно, что эти и другие подобные ситуации созданы для того, чтобы подчеркнуть карикатурность тех или иных поступков и черт характеров героев. Проблема в том, что это ни к чему не приводит и впринципе не работает. Герои по-прежнему остаются персонажами из классического романа Джейн Остин и совершенно не соотносятся с тем, что из них пытается лепить «Эмма.»
У Лантимоса абсурдизм работал, потому что органично сочетался с истинным (!) лицом героев, их желаниями, поступкам и посылом фильма в целом. В «Эмме.» же персонажи совершенно не требуют того, чтобы быть представленными в едком и гротескном образе, так как это расходится с их внутренним миром и тем, к чему они в итоге приходят. В конечном виде такая форма выглядит искусственно и совершенно не освежает ситуации и юмор ушедшей эпохи.
Если уж брать тему снятия масок, то было бы куда уместнее углубиться во внутренний мир и покопаться в грязном белье героев, которые вынуждены держать в обществе лицо и общепринятую модель поведения, противясь состоянию и порыву души. Особенно это касается женщин, так как тему феминизма картина не обходит стороной. И раз уж речь зашла о женской эмансипации, то можно было бы решить проблему со «свежестью» подобно . Она усилила феминизм, но все-таки приняла в учет эпоху и уравновесила его дуалистской концовкой, заставляющей сомневаться в том, обретет ли противница замужества Джо счастье в браке. Для «Эммы.», где главная героиня по удачному совпадению настроена также свободолюбиво, уклон в сторону здорового феминизма и морали о его балансе с семейным счастьем был бы наилучшим (как минимум жизнеспособным) решением.
В нынешнем же виде эта тема топчется едва ли не на том же месте, что и в романе девятнадцатого века, либо раскручивается при помощи искусственно созданного словесного доминирования женщины над мужчиной. Причем интересно, что талантливая актриса Аня Тейлор-Джой, в свои двадцать три года успевшая сыграть в «Острых козырьках», у Шьямалана и Эггерса, справилась бы и с тем, что делала у Лантимоса , и была бы органична в амплуа Сирши Ронан у Гервиг. От этого даже вдвойне обидно, потому что посмотреть на неординарный образ женщины той эпохи в ее исполнении было бы занятно.
При всех недостатках у «Эммы.» есть и достоинства, о которых, учитывая профессиональное направление режиссера Отем де Уайлд (она была фотографом и видеомейкером), догадаться не сложно. Что действительно выглядит свежо в ее работе, так это поместье Вудхаусов, от стильного убранства и нежных тонов которого не оторвать глаз, и провинциальный городок Хайбери, где продумана каждая деталь — вплоть до того, какие аксессуары лежат на витринах в галантерее. Ну и конечно нельзя обойти стороной костюмы, над которыми работала Александра Бирн, получившая Оскар в соответствующей номинации за , а также едва не снискавшая ту же премию за «Гамлета», «Елизавету», «Волшебную страну» и «Двух королев».
Замахнувшаяся на абсурдистскую комедию «Эмма.» с жанром справляется едва, да и даже просто крепкой экранизацией ее назвать сложно. Картина совершенно не внимательна к именам, детализации межличностных отношений, родственным и дружественным связям — не читавшему роман зрителю только и остается домысливать. Единственное, что может сгладить эффект потерянности и недоумения, так это форма и звездный состав.
Видео дня. Российская актриса, ради любви бросившая Голливуд
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео