«Бар „Эдди“»: музыка как универсальный язык 

На  вновь вышел громкий сериал — музыкальная драма «Бар Эдди»». Среди его создателей один из авторов проекта «Это Англия» (он написал сценарий «Бара „Эдди“»), оскаровский победитель , каннская лауреатка Уда Беньямина и другие. Музыку сочинил обладатель «Грэмми» Глен Баллард. Несмотря на большое количество голосов, произведение получилось гармоничным и выполненным в едином стиле — словно тот джаз, которым дышит сериал.
Каждый из часовых эпизодов назван именем одного из героев. Первым становится Эллиот Удо в исполнении Андре Холланда. Забавно, что этот актер, известный по сериалам и «Касл Рок», снимался также в фильме , отнявшем у «Ла-Ла Ленда» Дэмьена Шазелла в последний момент за лучшую картину года. Видимо, Шазелл, авторству которого принадлежат первые два эпизода «Бара „Эдди“», показанные еще в рамках Берлинале, совсем не в обиде.
«Голливуд»: один фильм, изменивший Америку
Итак, американец Эллиот ныне живет в Париже, куда переехал после смерти сына. Вместе со своим другом Фаридом (звезда каннского лауреата Тахар Рахим) он открыл концертный клуб The Eddy (можно перевести как «водоворот» — это, кстати, альтернативное русскоязычное название сериала).
В США Эллиот был звездным джазовым композитором и пианистом, но после случившейся трагедии он не может себя заставить выйти на сцену. Без музыки, тем не менее, он жить не способен, поэтому собирает бэнд, для которого начинает писать. Солирует в группе его бывшая девушка Майя — изобразившая ее полька Иоанна Кулиг прекрасно пела еще в недавнем фестивальном хите Павла Павликовского.
В финансовые вопросы Эллиот не погружен, так что для него становится полной неожиданностью новость о том, что Фарид, похоже, задолжал крупную сумму бандитам. Не меньшим испытанием для героя станет приезд шестнадцатилетней несносной дочери Жюли (), у которой подростковый бунт вступает во взрывоопасную смесь с травмой от потери брата и конфликтом с матерью.
«Бар «Эдди»» — с одной стороны, типичный проект Дэмьена Шазелла: в том смысле, что большего поклонника джаза, которому он посвящает проект за проектом, в современном кино не найти. Дебютный мюзикл «Гай и Мэдлин на скамейке в парке», о педагоге-садисте и его талантливом студенте-барабанщике, пропитанный джазовыми мелодиями … Исключением стала лишь недооцененная драма о легендарном полете .
При всем при том «Бар „Эдди“» напоминает не только американское независимое кино с его свободой, легкостью, эстетством и второстепенной ролью сюжета, но и кино французское. «Ла-Ла Ленд» и его деликатные тихие песни тоже ассоциировались скорее с французскими мюзиклами вроде «Шербурских зонтиков», но в «Баре „Эдди“ Шазелл уже в полной мере дал волю своей французской крови (благодаря отцу часть детства он прожил в нетуристическом Париже).
»Неизбранные дороги»: как путешествовать в своей голове
Именно такой Париж — мультикультурный, лишенный узнаваемых достопримечательностей (разок в кадре мелькнет Эйфелева башня, где-то вдали покажется призрачный Сакре-Кер), шумящий мотороллерами, криминальный — настоящий — и показан в «Баре „Эдди“». Это Париж современного французского кино, социально заостренного, максимально реалистичного.
За сумасшедший микс культур и кинотрадиций стоит сказать спасибо, конечно, не только Шазеллу, но и всей команде сериала, в том числе двум постановщицам марокканского происхождения — Лайле Марракчи и Уда Беньямина.
Беньямина, в частности, срежиссировала один из самых потрясающих и эмоционально заряженных эпизодов с героиней в центре, который посвящен похоронам. В нем за церемонией прощания в арабских традициях следуют европейские буржуазные поминки и, наконец, истинно близкая большинству гостей музыкальная вечеринка во внутреннем дворике. Напоминает это похороны в Новом Орлеане, где брасс-бэнды в какой-то момент начинают играть веселую музыку, чтобы душа покойника поняла: близким хорошо, а, значит, они в состоянии обойтись без усопшего.
Музыка в «Баре „Эдди“» — а звучит там не только джаз, но и африканские, арабские, карибские мелодии — универсальный язык, объединяющий людей, независимо от национальности, пола и возраста. Для героев это главный смысл существования, утешение в горе, спасение от одиночества, всегда доступная радость, свобода, то, ради чего стоит рискнуть всем. Вместо секса — сочинение мелодий, посвященных объекту любви; танец может быть молчаливым признанием в самом главном.
«Фея»: российское Средневековье, которому нет конца
Эпизоды репетиций, выступлений, танцев, спонтанного музицирования прямо в кафе, где сидишь в друзьями, — лучшее и главное в этом сериале, и, к счастью, таких моментов в нем с лихвой. За счет них в «Баре „Эдди“ очень много настоящей жизни, и эта жизнь, мало доступная нам сейчас, может ранить. Впрочем, сериал и в остальные моменты удивляет полным отсутствием фальши, а еще бешеной энергией.
Ручная камера сходит с ума и в экстазе мечется от одного музыканта к другому, подхватывая и имитируя неистовые джазовые ритмы. Сама речь персонажей подобна музыке: героиня ругается на польском, когда зла, остальные переходят с французского на английский и обратно иногда в течение одного предложения — смотреть „Бар „Эдди““ просто необходимо именно в оригинале.
Наверное, это сериал не для всех — он слишком медленный, слишком часто, по-джазовому, почти забывает об основной „теме“, слишком „арт“, — но тем, кого это не смущает, „Бар „Эдди““ может принести очень много радости.
Видео дня. Откуда взялся генерал в «Москва слезам не верит»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео