Танцы до карантина: итоги сезона 

Танцы до карантина: итоги сезона
Фото: Ревизор.ru
Начну с современного танца. Одно из главных событий сезона — гастроли Нидерландского театра танца, организованные фестивалем «Dance Inversion» (ему, кстати, исполнилось 20 лет). Труппа из Гааги, где собрались танцовщики высочайшего класса, показала 4 коротких балета разных хореографов. Это танец на музыку и даже на слова, закрыто-эзотерический и открыто-страстный, обращенный к подсознанию и сделанный на злобу дня. Но главное, что объединяет постановки — уровень исполнения, близкий к идеальному: артисты компании владеют телом, как боги. Фестиваль Dance Inversion показал также «Гедду Габлер» по пьесе Ибсена (Национальный балет Норвегии) и полный мистико-пассеистских откровений опус «Перехитрить дьявола» (Компания Акрам Хана). Национальный балет Норвегии. «Гедда Габлер». Сцена из спектакля. Фото: https://operaen.no/
А начался нынешний юбилейный фестиваль с гастролей китайской труппы «Павлин». Балет «Весна священная» похож на экзотический мост между культурами. Он составлен «из двух музык — Стравинского и современной китайской, двух манер танца — китайской и западной, двух пластических стилей — „эстрадного“ и „философического“ и двух типов движения — пантомимы и танца».
Американская компания «Дорранс дэнс», тоже гостья фестиваля, работает со степом. Азартно, изобретательно и весело. У них топот подошв — не просто соревнование в силе и ловкости, но «художественный мир, в котором ботинки для степа играют формообразующую роль, подобно пуантам в классике».
И наконец, в рамках фестиваля Балет Лионской оперы показал спектакль «Улица Ванденбранден, 31» — мрачный анализ человеческих контактов, придуманный Габриэлой Каррисо и Франком Шартье. Это притча о человечестве, где земной шар представлен в виде затерянного альпийского плато. Люди, живущие здесь, смешны и нелепы, трагичны и счастливы. Как все мы. Артисты из Лиона показали высокий уровень танца, создавая разные человеческие типажи и формулы взаимодействия. Труппа из Китая «Павлин». «Весна священная». Сцена из спектакля. Фото: cursorinfo.co.il Панорама последнего фестиваля «Dance Inversion», как и прежде, свидетельство живой новейшей деятельности танца, в удачах и поисках, в разнообразии стилей и направлений.
Фестиваль «Золотая маска» привез из Израиля постановку «Love Chapter 2». Спектакль для труппы L-E-V был создан в 2017 году для танцевального фестиваля в Монпелье. Если европейская пресса описывала это зрелище как «удивительную чувствительность маниакальных роботов» (то есть когда психический раздрай прямо отражается на состоянии тела), то у нас говорили «о людях, чья искореженная психика получила адекватные визуальные формы. Так выглядят современные исповеди».
Еще один проект «Золотой маски» — одноактные балеты бельгийской компании Rosas. Тройчатка «Барток / Бетховен / Шёнберг». Это сочинение Анны Терезы Де Кеерсмакер, одного из ветеранов современного европейского танца. Она сложила в трилогию постановки разных лет. Особый подход автора к музыке — «минималистское выявление танцевальной сущности не минималистской партитуры» — вызвал дискуссии экспертов, которые в целом гораздо прохладнее, чем в прежние приезды труппы, оценили качество этих гастролей Кеерсмакер. Трилогия возникла из слияния чисто женского бессюжетного танца с Четвертым струнным квартетом Бартока, чисто мужского, тоже абстрактного — с Большой фугой Бетховена, и общего — с «Просветленной ночью» Шенберга, музыке с программой, где два гендера соединились, наконец, в сюжетной истории любви.
Танец был и на фестивале . Спектакль из Швейцарии, сделанный хореографом Гильельмо Ботело и компанией «Alias», посвящен идее вечного движения. Исполнители безостановочно двигаются из кулисы в кулису, создавая метафору пути, по ходу дела преображая пластику бега в область нюансов и делая физику тела философской категорией.
"Закрой мне глаза" — тоже из афиши «Территории», спектакль, сделанный в Перми. Хореограф и драматург скрестили в проекте-перформансе танцовщиков и оперных певцов. Отобрав лирику о несчастной любви (от Перселла и Шуберта до Форе и Берга), авторы построили «микроистории из частной жизни людей разных эпох и стран».
Фестиваль «Дягилев P. S.» в Петербурге известен не один год, но на этот раз он прошел в момент 110-летия балетных «Русских сезонов» и через десять лет с момента основания. Принцип фестиваля — отслеживать не только буквальные, но и опосредованные влияния истории балета на современность — удачно воплотился в программе. В итоге получилось «увлекательное путешествие во времени и хореографии 19-го — 21-го веков». Это, например, гастроли Балета Монте-Карло с программой «Посвящение Нижинскому», переосмысливающей спектакли дягилевской антрепризы, а также вечер «Свадебки» и «Весны священной» на музыку Стравинского, где встретились постановки из Екатеринбурга и Ирландии. Балет Монте-Карло. «Посвящение Нижинскому». Фото: «Дягилев P. S.»
Знаменитая балерина привезла программу «Чистый танец», где сошлись номера разных авторов на разную музыку, от неоклассики до новейших сочинений любимых балериной хореографов. Идея вечера основана на многогранности искусства балета, «восхищении разностью танцевальных техник» и танцах то босиком, то на пуантах. Звезда Королевского балета Великобритании не сходила со сцены весь вечер, пленяя выразительной пластической переменчивостью.
Японский хореограф и танцовщик Сабуро Тешигавара успешно выходит на театральные подмостки в свои 67 лет. Он показал авторский балет «Идиот» по Достоевскому на музыку Чайковского, Шостаковича и камерных произведений романтиков. Выразительная пластика, основанная на национальном стиле «буто», позволила гостю получить приз фестиваля (он называется " Удиви меня", по фразе, сказанной Дягилевым ). Сабуро Тешигавара. «Идиот». Сцена из спектакля. Фото: «Дягилев P. S.»
В очередной раз состоялся фестиваль современной хореографии «Контекст», организованный . Сама балерина не принимала в нем участие, но «Контекст» всегда вдохновлен ее интересом к современным пластическим практикам. В рамках проекта традиционно проходит конкурс молодых постановщиков, главным образом — российских. В этом сезоне победил .
Спектакль испанской компании La Veronal под названием «Equal Elevations» в Москве был показан в Итальянском дворике Музея изобразительных искусств. Музейное пространство необходимо: постановку для четырех танцовщиков создавали для мадридского Музея королевы Софии как диалог между танцовщиками и скульптурой.
Израильская компания Хофеша Шехтера показала спектакль «Grand finale», посвященный идее кинетики, а шире — истории нашей жизни от ее начала до великого финала. Особый интерес вызвал показанный на фестивале фильм о Мерсе Каннингеме, классике американской «свободной» хореографии прошлого века. Сотрудничество Каннингема с Кейджем, Раушенбергом, Джонсом и прочими столпами искусства 20-го века –одна из тем фильма.
Остается добавить, что практически все показы проходили с аншлагами: у современного танца во всех разновидностях сформировалась своя, понимающая и заинтересованная, аудитория, которой нужны новые формы и не нужен программный консерватизм.
Интересные события были и в классическом танце.
Новая старая в Большом театре — так пресса писала о редакции романтического спектакля, сделанной хореографом в духе «исторической информированности». Ратманский постарался максимально приблизить французскую «Жизель» к оригиналу 19-го века (то есть к постановке Мариуса Петипа). Основываясь на двух письменных источниках — российском и европейском, постановщик восстановил старинную пантомиму и утраченные детали танца, как и мизансцены, убрал накопившуюся «отсебятину». Это позволило вычленить наивную непосредственность оригинала, усилить логику танцевальной драматургии. Удача хореографа и театра несомненна. Жизель — . Граф Альберт — . Cцена из спектакля «Жизель». Фото Дамира Юсупова/ Большой театр.
Премьера балета "" прошла на сцене Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Театр взял себе версию . Так решил , французский худрук балетной труппы МАМТа. Спектакль, когда-то поставленный Нуреевым для себя, не очень вписался в театральные реалии наших дней и в традиции московского балета. Критики предъявили претензии и к хореографии, и к исполнению, и к оформлению. Но интерес публики к названию был удовлетворен. Л. Минкус. «Дон Кихот». Сцена из спектакля. Базиль — , Китри — . Фото: Светлана Аввакум
Фестиваль «Золотая Маска» не успел показать всю свою балетную программу, но «Талисман» в Москву привезли. Это был номинант фестиваля из Бурятии. Старинный балет с таким названием — источник вдохновения нынешних авторов. Это не реконструкция, не попытка возрождения оригинала, что в принципе невозможно: хореография не сохранилась. Это вольные ассоциации по мотивам названия и «индийского» либретто. Мы воображаем, как мог бы выглядеть тот, прежний балет 19-го века, опознать его стиль — с поправками эстетики танца на современность. «Талисман» из Бурятии, как я писала, «симпатичная выставка исторических достижений российского и советского балетного хозяйства, где находки разных эпох собраны под одной крышей».
Теперь ждем нового сезона и надеемся, что он пройдет без помех.
Видео дня. Как сейчас живут самые яркие звезды КВН
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео